Примерное время чтения: 6 минут
185

ИСКУССТВО. Советский театр за рубежом: С миссией мира

Выдающийся деятель советского театрального искусства, народный артист СССР, Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской и Государственной премий СССР, главный режиссер Ленинградского академического Большого драматического театра имени М. Горького Георгий Александрович ТОВСТОНОГОВ делится своими впечатлениями о зарубежных театральных поездках.

НА ГАСТРОЛЯХ В ЯПОНИИ

НАШ ТЕАТР побывал более чем в двадцати странах мира. Начну с недавней Поездки в Японию.

Организаторы гастролей, например фирма "Тюо Хосо", заслуживают самых добрых слов. Но далеко не все зависело от них. Например, были подготовлены прекрасные рекламные плакаты, однако на улицах Токио, не говоря о Нагое и Осаке, куда театр поехал потом, эти плакаты практически так и не появились. Телевизионные передачи о наших гастролях, задуманные с большим размахом, были затем сведены к минимуму. Вообще надо сказать, что гастроли проходили в сложной обстановке. Были и проявления недружелюбия. Они, конечно, нервировали, мешали работать, но настроений широкой публики не выражали.

Зрители относились к нашим выступлениям с большим вниманием и заинтересованностью. Они окружали выходящих артистов, благодарили, демонстрировали, как могли, признательность и симпатии.

На встрече в Обществе японо-советской дружбы был проявлен самый горячий, живой интерес к жизни, проблемам, достижениям нашей страны. Так было и на городских улицах, когда жители Токио, Осаки, поняв по речи, что мы из Советского Союза, останавливали нас, приветствовали, задавали многочисленные вопросы. Собеседники, конечно, не во всем соглашались с нами, да и беседы были порой мимолетными, но искренность интереса к нам, к нашей стране была вне сомнения.

А пресса? Поначалу молчавшая, она по мере нарастания нашего успеха стала подавать свой голос все явственней. Под конец отзывов было много, и почти все - положительные. К примеру, газета "Асахи симбун" писала: "Среди всех зарубежных коллективов, гастролировавших в Японии в этом году, БДТ имени Горького представляется нам самым лучшим".

У нас, в свою очередь, большой интерес вызвал традиционный японский театр в стиле "кабуки" и "ноо". Явление это уникальное. В театре "кабуки" роли женщин играют мужчины. После спектакля меня провели за кулисы, и у гримировального столика я увидел усталого, потного, лысого, пожилого мужчину. Это он несколько минут назад представал на сцене в облике очаровательной девушки, Да не представал - был ею! Вот мастерство, заслуживающее уважения, восхищения...

Вообще же национальные традиции в Японии, ПО МОИМ наблюдениям, менее ощутимы сегодня, чем, скажем, лет пятнадцать тому назад. С ростом технического прогресса, комфорта все более ощутимой становится стандартизация. И американизация. В Токио выходят две американские газеты, которые усиленно пропагандируют американский образ жизни. Из двенадцати телевизионных программ две - американские. Я уже не говорю о том, что японские кинотеатры наводнены американской продукцией и японское массовое кино во многом находится под воздействием американского.

СИСТЕМА СТАНИСЛАВСКОГО И ЗАПАДНЫЙ ТЕАТР

Были в Японии встречи с театральной молодежью. Я читал лекции о Станиславском и показывал, как работать по его методу. Начиналось все с вялого равнодушия: "Станиславский?.. Ах да, это что-то связанное с устаревшей эстетикой начала века..." По мере объяснения внимание слушателей становилось все более живым. А когда дело доходило до конкретной работы "по Станиславскому", увлеченность молодых актеров была очевидной.

В 1983 году в Швеции проходил симпозиум Скандинавских стран "Как учиться режиссуре". Меня, единственного, кажется, нескандинава, попросили сделать основной доклад. Я рассказывал про эстетику, законы, метод Станиславского. И снова повторилось уже знакомое, не раз виденное: уважаемые и опытные профессионалы, словно студенты, открывали для себя такие изначальные истины, без которых у нас серьезный театр просто не мыслится.

С системой Станиславского на Западе, увы, почти не знакомы. Уверен, что и некоторые "зигзаги" современного западного театра в известной мере связаны с этой неосведомленностью. Я знаю в Европе замечательных режиссеров, видел прекрасные спектакли, ими поставленные, но вот во время последней поездки в ФРГ в 1982 году столкнулся с двумя очевидно обозначившимися тенденциями в режиссуре, одинаково для меня неприемлемыми.

Одна сводится к грубой натуралистичности, стремлению эпатировать, шокировать публику. Мне довелось присутствовать на спектакле "Отелло", где в финале Отелло не душил Дездемону, а почему-то... вешал ее. Голая женщина довольно долго на глазах у публики болталась на веревке. Мягко выражаясь, довольно спорная эстетика.

Смысл другой тенденции - в актуализации классических текстов во что бы то ни стало. В ФРГ я видел "Дядю Ваню", действие которого было перенесено в наши дни. И получилась... полная абракадабра. При таком подходе профанируется сама сущность театра. Современность спектакля, на мой взгляд, не в том, что Астров, к примеру, носит модный костюм, а в том, что высказывания его содержат тревогу, которая оказывается созвучной тревоге тех, кто сидит в зале. Отыскать внутри текста классика те мотивы, которые сегодня особенно важны и существенны и которые прежде, быть может, недостаточно замечались, звучали не в полную силу, - вот в чем состоит современное прочтение классики. И подтверждение тому - полные залы на лучших спектаклях советского театра, поставленных по пьесам Горького, Чехова, Грибоедова, Островского, Шекспира и других классиков.

В ПРОЦЕССЕ ЖИВОГО ОБЩЕНИЯ

Наш театр побывал и во многих социалистических странах. Здесь чувствуешь себя среди людей, понимание которыми искусства и жизни очень близко твоему пониманию. Сколь это существенно для творческого, человеческого общения, духовного взаимообогащения, думаю, объяснять не надо.

Процесс живого общения... Думается, что это одна из основных целей нашей работы за рубежом. Ибо именно в ходе такого процесса, доброжелательного, высокопрофессионального, наши самые передовые в мире, самые творчески перспективные художественные идеи с наибольшей естественностью становятся достоянием зарубежных коллег.

И если реакционные политические круги пытаются поставить барьер на пути духовного общения, взаимопонимания сцены и зала, им это в конечном итоге не удается. Люди идут в советский театр и уносят с собой то, что мы им предлагаем со сцены, - идеи гуманизма, братства, человеческого взаимопонимания.

На гастролях ли, на международных ли конференциях, встречах, в работе ли с театральными труппами разных стран - я всегда чувствовал могучую опору - духовную силу русского, советского реалистического искусства.

Советская культура по сути своей интернациональна. Она вбирает все лучшее, что несут в себе другие культуры. И щедро делится своими богатствами со всеми, кто умеет непредвзято видеть и слышать, со всеми, кто понимает, что люди на земле должны, обязаны найти общий язык, что у нас просто нет иного выхода. Миссия советского искусства за рубежом - это миссия мира.

"Дружба народов", 1984 г. N 4

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно