Примерное время чтения: 4 минуты
172

АВТОРИТЕТНОЕ МНЕНИЕ. Джеймс Олдридж: "МНЕ ХОЧЕТСЯ СПАСТИ ГУМАНИЗМ"

Корреспондент журнала "Огонек" взял интервью у известного английского писателя Джеймса ОЛДРИДЖА. Мы приводим это интервью с некоторыми сокращениями.

КОРР. Джеймс, мы слышали, что на Западе в последние годы круг читающих людей значительно сузился и издается меньше книг.

ОЛДРИДЖ. Да, это действительно так. В странах Запада происходит монополизация издательского дела. Прежде существовало много независимых издательств, заинтересованных в том, чтобы публиковать больше книг разных авторов. Но сравнительно мелкие издательства были поглощены более крупными компаниями, которые интересовались лишь извлечением прибыли.

Создался определенный стереотип книг, которые с финансовой точки зрения можно назвать доходными. В них обязательно должно быть изрядное количество сексуальных моментов, сцен насилия и копание в мелких проблемах героев. Конечно, если писатель уже завоевал популярность, то может позволить себе отойти от привычного стереотипа, но это, поверьте, редкое исключение из правила.

Совсем недавно в газете "Санди таймс" была опубликована статья известной английской писательницы Доррис Лессинг. Она написала очередную книгу, но подписалась не своим именем, а псевдонимом Джейн Сомерс. И первый же издатель, к которому она обратилась (а это было издательство, где ее постоянно публиковали), забраковал книгу. Ее отвергли и другие издательские фирмы.

Хочу подчеркнуть еще одно обстоятельство: книги на Западе очень дороги. Многие просто не могут позволить себе такую роскошь, как покупать книги.

КОРР. Ваши произведения, написанные во время войны и вскоре после нее, такие, как "Дело чести", "Морской орел", "Охотник", были посвящены героям активным, людям действия. В последнее время героями Ваших книг все чаще выступают дети, женщины, нравственная сторона отношений между людьми занимает, пожалуй, доминирующее место... Чем вызвана эта перемена?

ОЛДРИДЖ. Если говорить о некотором изменении в тематике моих книг, о том, что героями их стали женщины и дети, могу ответить: это книги о моральной борьбе, которую ведут сейчас люди на Западе. Это книги о желании выжить, я бы сказал, морально, остаться человеком в сложной обстановке, которая сложилась в западных странах. Мне хочется спасти гуманизм от тех нападок, которым он в последнее время подвергается. Моя главная идея - борьба за человеческое достоинство.

КОРР. Мы знаем, что Вы не просто писатель, но и активный общественный деятель. Длительное время мы являемся свидетелями героической борьбы английских горняков за свои права. Как Вы оцениваете эту схватку труда и капитала?

ОЛДРИДЖ. В Англии традиции стачечной борьбы имеют давнюю историю, А то, что происходит сейчас, - это качественно новое явление. Я могу сказать, что вопрос стоит о судьбе самих профсоюзов, об их праве бороться за лучшие условия жизни, за какое-то ограничение власти монополий. Сейчас английские горняки получают поддержку подавляющего большинства наших профсоюзов именно потому, что все профсоюзное движение оказалось под угрозой фактического запрета. Нынешнее консервативное правительство прилагает огромные усилия в этом направлении. Достаточно сказать, что по новым законам шахтеры не могут назвать свою забастовку политической, иначе она будет объявлена властями незаконной со всеми вытекающими отсюда последствиями. Но ведь, по сути, это забастовка политическая. Причем она затрагивает целую отрасль промышленности, которая была в свое время национализирована. Консерваторы хотят сузить рамки национализированного сектора. С этой целью происходит закрытие шахт под тем предлогом, что они не приносят прибыли и требуют дотаций. Если эти планы консерваторов будут осуществлены, то около 100 тысяч шахтеров потеряют работу. Действительно, многие шахты у нас плохо оснащены и нуждаются в реконструкции, в частности в Уэльсе. Следует, кстати, отметить, что там всегда были сильны профсоюзы и традиции стачечной борьбы. Вместе с тем в некоторых других угледобывающих районах были построены шахты с современным оборудованием, рассчитанные на длительное существование. Однако в этих районах профсоюзное движение развито слабо. Именно эти шахты консерваторы хотят сохранить. Правительство хочет расколоть профсоюзное движение изнутри.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно