Примерное время чтения: 6 минут
155

Воспитание толерантности: кнут и пряник

Чем ближе думские и президентские выборы, тем чаще на слуху у обывателя будут запрещенные марши, организации и партии, запятнавшие себя радикальными высказываниями, и разоблаченные экстремисты.

ОРАНЖЕВЫЙ СИНДРОМ

Руководитель центра по связям с общественностью Движения против нелегальной иммиграции, (одной из организаций участвующей в запрещенном "Русском марше", наделавшем на днях много шуму), Александр Белов считает, что запреты акций оппозиционных и неподконтрольных властям организаций напрямую связаны с предстоящими выборами:

- В верхах до дрожи в коленях боятся повторения украинского оранжевого сценария, вот и пытаются под видом борьбы с экстремизмом зачистить политическое поле от неподконтрольных партий, организаций. Хотя по закону назвать кого-либо экстремистом может только суд.

По словам Александра Белова, вместо суда и следствия используется другой подход:

- Правоохранительные органы ведут специальную базу данных неблагонадежных граждан. В День народного единства около двух с половиной тысяч человек задержали при выходе из дому, чтобы те не подались на "Русский марш" и около пяти часов читали лекции о толерантности в отделениях милиции.

Если верить представителю ДПНИ, угодить в список неблагонадежных несложно - достаточно попасть в поле зрения милиции во время проведения оппозиционных акций.

- Милиционеры особо не разбирают, кто за Троцкого, а кто за Гитлера. Да и понятие экстремизм для них нечто абстрактное. Задержали на митинге - добро пожаловать в неблагонадежные, - сокрушается Александр Белов.

К слову, подмосковное молодежное движение "Местные", на днях обратилась в Генеральную прокуратуру РФ признанать ДПНИ экстремистской организацией. Для этого генпрокуратуре придется провести экспертизу. Ею займется специально созданный для подобных случаев в середине сентября отдел по противодействию экстремистской деятельности. Как проводятся подобные экспертизы, остается тайной. Но если внимательно вчитаться в закон, то становится понятно, что ни один человек не застрахован от подобных проверок, так как любой "сознательный" гражданин может обратится "куда следует" хоть бы сосед ему показался подозрительно радикальным.

ДЫШЛО ЗАКОНА

Принятие закона о противодействии экстремистской деятельности и поправок к ним, которое должно вроде навести порядок в понятиях и расставить все по своим местам, напротив, вызвало бурю негодования в рядах организаций самого разного толка, мол, теперь статью "экстремизм" можно влепить любому противнику действующей власти. Усугубили эти страхи недавние предложения сделать "экстремистский" закон еще строже. Так, спикер Совета Федерации Сергей Миронов Сергей Миронов, заместитель министра внутренних дел Александр Чекалин, заместитель генерального прокурора Виктор Гринь и начальник управления по борьбе с экстремизмом ФСБ Михаил Белоусов недавно высказались, за то, чтобы подобные правонарушения перевести в разряд тяжких, то есть караться лишением свободы на срок от пяти лет. Само понятие "экстремизм" предложили расширить и приравнять к нему не только националистические движения, но и акции любых радикальных оппозиционных организаций.

Не стоит забывать о том, что на рассмотрении в Думе находятся поправки в избирательное законодательство, предусматривающее снятие с выборов лиц и политических партий, допускающих в публичных заявлениях экстремистскую риторику.

Власти признают, что перед выборами закон вместо воцарения толерантности и терпимости в стране может стать оружием против неугодных политических объединений. Как заметил председатель Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству Юрий Шарандин:

- Лет 7-8 назад проблема экстремизма не была такой актуальной, теперь перед выборами ее обсуждение обострилось. Это нормально. Для того, чтобы не было перегибов нужно просто упорядочить закон. Для этого мы подготовили новые поправки, которые, к примеру, позволят политической партии не нести ответственность за экстремистские высказывания отдельного ее члена, если только он не уполномочен выступать от имени партии.

Юрий Шандырин уверен в том, что пройдет время, примут поправки, наладится практика борьбы с реальным экстремизмом и шум вокруг закручивающего гайки закона утихнет. Только не ясно, утихнет ли сама проблема, которая в пылу законодательной борьбы отошла на второй план.

ПРЯНИКИ ТОЛЕРАНТНОСТИ

Единственное пока известное человечеству средство от экстремизма - это его обратное проявление, толерантность. Так считает член Комиссии Общественной палаты по вопросам толерантности и свободы совести, епископ Ставропольский и Владикавказский Феофан. Как лицо духовное и гражданское он призывает к "пряничным" методам решения проблемы:

- Толерантность не может возникнуть по мановению волшебной палочки, или в силу драконовских законов. Ее нужно воспитывать с молоком матери. Читать в школах предметы о культуре, религии и обычаях разных национальностей.

Владыка настаивает - уделяя внимание именно толерантности, общество будет меньше слышать слово "экстремизм".

- Чем больше запретительных законов, тем выше риск этот самый экстремизм и спровоцировать. Те политики, которые сейчас, в канун выборов используют это понятие, чтобы привлечь к себе внимание должны задуматься о последствиях,- предостерег владыка Феофан.

Любопытно, что на фоне политических дебатов об экстремизме в Москве проходят совершенно противоположные дебаты. О толерантности. Студентов ведущих вузов столицы приглашают поразмышлять на щекотливые темы, например: " Приток мигрантов - это угроза российскому обществу/экономике?". Ребята приходят серьезно подготовленные, в руках папки со статистикой. Анджум Мурани, пресс-секретарь посольства Великобритании (который и задумал этот проект) делит участников на две команды. Одна - "за" иммигрантов, вторая - "против". Во вторую идти никто не хочет и Анджуму Мурани приходится назначать "противников" самому.

- Не важно, кто из этих ребят победит, важно то, что они над этим задумываются. Если человек действительно размышлял на эти темы, он, скорее всего, будет терпимым и толерантным, - считает британский дипломат.

По его словам, в Великобритании подобные дебаты стали очень актуальны после раскрытия готовящегося террористического акта в Лондонском аэропорту Хитроу.

- Главный вопрос, который стоял перед политиками и широкой общественностью: Как сохранить демократические права и свободы и при этом не допустить национальной нетерпимости, уберечься от экстремистских проявлений. Я сам, с одной стороны, сын эмигрантов из Южной Азии и в то же время - государственный служащий, иногда чувствую как во мне борются два человека. Один за строгость, другой - за толерантность.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно