Примерное время чтения: 6 минут
163

Письма из казенного дома

История банкира Алексея Френкеля напоминает нам продолжение дела Ходорковского. Человек пытается соперничать с системой, выдвигает обвинительные заключения целым государственным структурам, представляется нам жертвой порочной системы. Или? Или цепляется за последнюю возможность оправдаться, придать своему делу политический оттенок и понадеяться на помощь правозащитников, общественного мнения, справедливости, наконец.

Двойственность сопутствует этой истории от самого её начала и до конца. 13 сентября совершено покушение на первого заместителя председателя Центробанка РФ Андрея Козлова. Козлов скончался на следующее утро в больнице, водитель умер от полученных травм на месте. Убийство произошло на выходе из спорткомплекса "Спартак". Покушение было исполнено в заказном стиле, но имело ряд моментов, указывающих на недостаточный профессионализм. Вскоре были задержаны трое предполагаемых исполнителей заказа - Максим Прогляда, Алексей Половинкин и Александр Белокопытов. Через них следствие вышло на вероятных посредников (Бориса Шафрая, Богдана Погоржевского и Лиану Аскерову). Последняя была задержана 12 января и стала ключевым свидетелем - согласно ее показаниям, Алексей Френкель лично передал ей деньги для киллеров. 15 января был задержан уже сам Алексей Френкель. 16 января Алесей передаёт своему отцу Ефиму Френкелю разрешение на публикацию сенсационных материалов о российской банковской системе. 18 января он передает материалы Алексею Мамонтову (президенту Московской международной валютной ассоциации). 19 января письмо Френкеля опубликовано газетой "Коммерсант". 23 января после обыска в квартире Френкеля его адвокат Игорь Трунов сообщил, что у защиты и родственников предполагаемого заказчика убийства есть серьезные претензии к проводившим обыск. "Жена Френкеля утверждает, что из квартиры пропали 206 тысяч долларов, - сообщил Трунов. - Но в протоколе изъятия эти деньги не проходят. Теперь сотрудникам следствия придется все-таки внести эту сумму в протокол и признать, что была допущена ошибка". 26 января было обнародовано второе письмо Френкеля, содержащего уже имена и названия банков.

По словам Алексея Мамонтова, он ознакомился с документами еще 6 ноября, когда получил тексты по электронной почте от Френкеля. Оба документа представляют собой немалый интерес. В первом послании Френкель в достаточно популярной форме показывает механику отмывания денег в России. На наглядных примерах денег наркобаронов, покупок яхт, заводов или пароходов Френкель утверждает, что российская схема отмывания денег зеркальна по отношению ко всему миру! Цитируем: "Вектор финансового потока в России и на Западе направлен в противоположные стороны: на Западе люди пытаются "чёрные" деньги превратить в "белые", а в России, наоборот, - из "белых" в "чёрные"". По мнению Френкеля, эти деньги идут на материальные блага (прежде всего в недвижимость), взятки, финансирование выборов и зарплату в конвертах.

Называет Алексей Френкель и имена и названия банков: Роскомветеранбанк, банк "Региональная перспектива", Панэмстройбанк, банк "Би Си Ди" и ряд других. Все они подверглись "поджиганию" со стороны коррумпированных чиновников из Центробанка. Френкель в своем письме доказывает, что отозвать лицензию Центробанк может у любого банка за малейшее нарушение. "И совершенно неважно, чем занимается опальный банк. Он опальный потому, что на него указали пальцем, - пишет банкир. - Он может быть идеально чист, но если он не захочет пойти на панель, то есть "поджечься" (согласиться на обналичивание денег), его закроют в считаные дни. А захочет "поджечься" - его все равно закроют, но позже, когда Центробанк наработает фактуру по объему "выявленного" отмывания", - утверждает Френкель.

Глава Банка России Сергей Игнатьев прокомментировал письмо, утверждая, что оно построено на голословных обвинениях. "Лично для меня очевидно: эта информация исходит от тех, кому работа Банка России мешает заниматься фиктивными банковскими операциями. Не сомневаюсь, есть немало людей, недовольных Банком России. Нельзя исключать появления подобных "разоблачительных" материалов и в дальнейшем", - заявил тогда Игнатьев.

Однако письмо вызвало проверку Генпрокуратурой РФ Центробанка. Сергей Игнатьев признал, что по её итогам получил четыре "представления", связанных с отдельными аспектами работы банка, передает Reuters. "Они все исправимы", - сказал он об ошибках, которые, по мнению Генпрокуратуры, должен устранить Банк России. "Очень серьезных претензий не было. Мы уже провели определенную работу по устранению тех недостатков, которые были указаны в представлениях, дали соответствующие ответы в Генпрокуратуру, сейчас готовим приказ о подготовке плана и реализации мероприятий по итогам прокурорской проверки", - заявил глава Центробанка.

В своем втором письме Френкель практически выдвигает обвинения уже конкретным лицам из ЦБ. Так, по имени назван зампред ЦБ, отвечающий за взаимодействие с Росфинмониторингом, Виктор Мельников. Хотя никаких конкретных обвинений ему Френкель не предъявляет, описанные им ситуации невозможны без участия чиновника. Френкель отмечает негативную роль, сыгранную "Добровольческим корпусом по оказанию финансовых услуг" (некоммерческой организацией из США, специализирующейся на оказании технической помощи развитию финансовых рынков в странах с переходной экономикой) в развитии банковского надзора - напомним, в 2001-2002 годах его управляющим директором в России был именно Андрей Козлов. Кроме того, как отмечает Френкель, "механизм приема пожертвований был быстро налажен через департамент лицензирования" - его бывший руководитель Михаил Сухов в минувшую пятницу стал членом совета директоров ЦБ.

Во всей этой истории непонятно главное - мотив. Изложим свои две версии событий. Версия первая - "Алексей Френкель: невиновная жертва". Лицензия ВИП-банка, который контролировал Френкель, была аннулирована незадолго до убийства Андрея Козлова. Френкель отказался "поджечь" свой банк, что привело к убийству Козлова, управлявшему отмыванием денег в ЦБ, по версии того же Френкеля. Убийство было совершено третьими лицами, заинтересованными в отмывании денег через ВИП-банк, но лишенными действиями Френкеля такой возможности.

Версия вторая - "Френкель: попытка запутать следствие". Мнения экспертов в области банковского дела разделились на две диаметрально противоположные точки зрения. По первой, документ не является интеллектуальной собственностью Френкеля. Он создан в недрах одного из силовых ведомств и известен ограниченному кругу лиц. Попав за решетку, Френкель публикует этот материал, пытаясь оправдаться. Документ достаточно одиозен по своей сути - ведь само утверждение, что отмывание денег в России ведется с обратным по отношению ко всему миру вектору - уже сенсационно. В пользу версии говорит молчание Френкеля, имевшего на руках такую бомбу еще летом. И, тем не менее, она стала предметом гласности лишь после ареста банкира. Вместе с тем Френкель является владельцем банка, имеющего незаконные схемы движения средств. И именно в классическом понимании отмывания денег - из "черных" в "белые". Поставленный в угол ведомством Козлова Френкель решается на крайние меры - убийство. Но, попав под подозрение, предпочитает запутать следствие, поставив все с ног на голову.

Обе версии имеют свои слабые стороны, свои недостатки и лишь добавляют дуализм в дело Алексея Френкеля. Мы продолжаем следить за событиями.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно