Примерное время чтения: 7 минут
66

"Терпеть не могу панегирики"

Как депутат Государственной Думы С. И. Колесников персонально отвечает за подготовку следующих законов: Закон об охране здоровья, Закон о медицинских изделиях, Закон о целительстве, Закон о пенсиях за выслугу лет медицинским работникам, поправка к Закону о СПИДе.

ЧАСТО ли мы, измотанные бытовыми неурядицами, ошалевшие от временных трудностей, бестолковых реформ и хронически не сбывающихся надежд на лучшее, иными словами, целиком и полностью поглощенные борьбой за выживание, задумываемся, что в один далеко не прекрасный день жизнь на земле может исчезнуть вообще? Кто сегодня, кроме историков, помнит, что в дни Карибского кризиса мир стоял на грани атомной войны? А недавняя трагедия, когда мы все с ужасом и содроганием беспомощно наблюдали, как гибнет атомоход "Курск"? Одна газета на полном серьезе опубликовала версию, что нашу субмарину торпедировали американцы и Клинтону еле-еле, после продолжительного телефонного разговора, удалось отговорить Путина, уже готового нажать на ядерную кнопку, от этого шага. Абсурд, конечно. Но как в каждой шутке есть доля правды, так и абсурдная на первый взгляд ситуация может обернуться непоправимой трагедией. Вот почему беседу с Сергеем Ивановичем КОЛЕСНИКОВЫМ я начал с просьбы рассказать о деятельности движения "Врачи мира за предотвращение ядерной войны". В частности, за что движение, единственная, кстати, общественная организация, было удостоено Нобелевской премии мира.

Национальная безопасность не в приоритетах

- В 1985 г., когда к власти в СССР пришел Горбачев, наше движение, которое к тому времени выросло в мощную международную организацию, объединяющую 80 стран, обратилось к молодому генсеку с предложением запретить ядерные испытания. Казалось бы, сумасшедшая идея, на успех особо никто и не надеялся. И вдруг в августе, в день 40-летия бомбардировки Хиросимы, Горбачев заявил: Россия в одностороннем порядке прекращает ядерные испытания. А поскольку предложение исходило от нас, нам и была вручена Нобелевская премия мира. Постепенно претворяются в жизнь другие наши не менее важные предложения: сокращение запасов ядерного оружия, а также снятие с боевого дежурства ядерных боеголовок. Мы опубликовали монументальный двухтомный труд "Атом без грифа "секретно", где впервые рассказали обо всех 127 подземных ядерных взрывах в нашей стране. Естественно, не могут нас не тревожить вопросы, связанные с загрязнением окружающей среды вследствие производства и испытания ядерного оружия. Особое внимание мы уделяем таким очагам загрязнения, как алтайский, красноярско-хакасский след, недавние выбросы в районе Якутии.

Хочу особо подчеркнуть: у нашей организации не пацифистская, а антивоенная направленность. Мы люди достаточно миролюбивые, но в случае угрозы для нашей страны каждый встанет на ее защиту.

Одним из важнейших аспектов деятельности движения являются встречи с лидерами различных стран. Существует даже специальная программа, называющаяся "Диалоги с людьми, принимающими решения". Такие диалоги прошли во всех ядерных державах. Практически каждый год мы бываем в штаб-квартире НАТО, убеждаем руководство единственного на сегодня агрессивного блока, что пора менять стиль общения с миром. Как говорил Иосиф Бродский: "Ты жесток, я жесток, но кто же напишет в конце концов эпитафию на памятнике другого?" Эта мысль могла бы быть лейтмотивом нашего движения. В отличие от многих других у нас движение не крикунов. Именно поэтому к нам прислушиваются на самом высоком уровне. Даже когда шла война в Югославии, мы были единственной организацией, чью делегацию приняли в НАТО и выслушали нашу протестную точку зрения.

- В нынешнем году движению "Врачи мира за предотвращение ядерной войны" исполняется 20 лет. Планируются ли какие-то юбилейные торжества?

- Если честно, я не сторонник каких-то шумных торжеств. Я даже свое 50-летие несколько месяцев назад отметил без процедуры чествования. Не было никаких торжественных речей, панегириков, как на похоронах; терпеть все это не могу. Поэтому, что касается 20-летия движения, абсолютно не важно, как мы будем гулять и будем ли вообще, главное, чтобы наши идеи еще раз прозвучали в средствах массовой информации. В этом смысле я очень благодарен вашей газете. Антиядерная деятельность сегодня, к сожалению, не относится к числу приоритетов. В сознании человека опасность ядерной войны ушла на второй план, особенно в России, где в приоритетах занятость, зарплата, пенсии, социальное обеспечение, наркомания, преступность. Национальная безопасность, увы, не в приоритетах.

Врачебная династия

- Сергей Иванович, насколько я знаю, докторскую диссертацию вы защитили в 30 лет. Это первый и единственный случай в медицине?

- Да, действительно, я был самым молодым доктором наук в медицине. По профессии я эмбриолог, то есть занимаюсь ранним развитием человека и животных. В 1972 г. с отличием окончил Новосибирский медицинский институт по специальности врач общего профиля. И в том же году защитил кандидатскую диссертацию, которая у меня была готова к третьему курсу.

- Кроме того, что вы академик РАМН, депутат Думы, возглавляете российский комитет международного движения "Врачи мира за предотвращение ядерной войны", вы еще являетесь председателем Президиума Восточно-Сибирского научного центра Сибирского отделения РАМН. А есть ли что-то, что вы могли бы назвать главным делом жизни?

- В 1987 году я был переведен из Новосибирска в Иркутск создавать новое подразделение академии меднаук - Восточно-Сибирский филиал. Приехав, я обнаружил в Иркутске три заштатных, третьеразрядных института, в которых оказалось ровным счетом два доктора наук, причем одним из них был я. Люди получали нищенскую зарплату, неизвестно во имя чего работали и за что их так мучили. За довольно короткое время мне удалось резко переменить ситуацию в лучшую сторону. Сейчас Восточно-Сибирский центр - один из самых крупных в Сибири, в пяти институтах, при каждом создана клиника, работает почти две тысячи сотрудников. Все получают достойное вознаграждение за свой труд. В отличие от многих научных и медицинских учреждений в период разрушительного руководства товарища Ельцина мы не разрушились. Наоборот, приспособились к действительности, развились и стали достаточно авторитетным медицинским учреждением. Это я и считаю главным делом своей жизни. Хотя и научную работу я никогда не оставлял и сейчас не оставляю. У меня вышло 7 монографий, 2 учебника для вузов, более 280 научных статей. Я воспитал более 30 учеников, из них 20 докторов наук. К сожалению, большая часть моих талантливых учеников работает не в России.

- Свободного времени у вас, наверное, нет?

- Практически нет. Рабочий день у меня, как правило, начинается в семь утра и заканчивается, если не случается что-то особое, в десять вечера. Очень напряженный ритм, поэтому иногда хочется принять какой-нибудь транквилизатор - стакан вина или рюмку водки - других напитков я не пью. До выборов в Думу регулярно играл в футбол, иногда посещал баньку. Всегда старался поддерживать спортивную форму. Имею разряды по многим видам спорта: по настольному теннису, футболу, баскетболу, ручному мячу, шахматам.

- Никогда не курили?

- Сделал попытку в семь лет от роду. Стащил у отца сигареты и... После воспитательной работы, проведенной родителями, охота курить пропала навсегда. Вдобавок в студенческие годы я занимался йогой, а она воспитывает отвращение к табачному дыму.

- Вы счастливый человек?

- Очень. У меня живы родители, всю жизнь проработавшие врачами, любимая жена - талантливый ученый, членкор академии медицинских наук, мы знакомы с ней с 16 лет, учились вместе, замечательная дочка, тоже, кстати, врач, внук, которого я обожаю.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно