Примерное время чтения: 14 минут
1735

Инсулин: вопрос жизни и смерти. И денег

Признаки сахарного диабета

О сахарном диабете могут свидетельствовать следующие признаки, а особенно их сочетание:
- повышенная жажда;
- склонность к инфекциям, гнойничковым заболеваниям и т. п.;
- кожный зуд;
- быстрое похудание.

Хотя эти симптомы встречаются не только при сахарном диабете, при их появлении следует обратиться к врачу.

Об инсулине написаны тома. Журналисты оттачивают перья на этой теме. Все это не случайно. Инсулин - вопрос жизни и смерти для сотен тысяч больных диабетом только в нашей стране.

Справка

Диабет - заболевание, связанное с повышением уровня сахара в крови. Обычно под термином "сахарный диабет" объединяют несколько заболеваний. Две наиболее часто встречающиеся формы сахарного диабета это: 1) инсулинозависимый диабет, или диабет 1-го типа. Возникает чаще в молодом или детском возрасте, протекает достаточно тяжело и всегда требует лечения инсулином. 2) инсулинонезависимый диабет (или диабет 2-го типа) возникает обычно после 40 лет, чаще на фоне избыточной массы тела. Иногда требует лечения инсулином.

В развитых странах примерно 85% больных имеют диабет 2-го типа и 15% - 1-го типа.

Инсулин - это гормон, вырабатываемый поджелудочной железой. Для лечения применяют препараты на основе инсулина животных (в частности, свиней, как наиболее близких по генотипу к человеку) и так называемый инсулин-человек, который получают генно-инженерным способом (методом рекомбинантной ДНК-технологии).

К истории вопроса

В СОВЕТСКИЕ времена проблемы инсулина на слуху не было. Больные получали, как положено, отечественный инсулин. Конечно, кое-кто имел доступ и к импортным. Но таких было немного.

Препараты, как известно, делятся на простейшие (йод, валериана, анальгин) и жизненно важные. К таким жизненно важным относится инсулин. Известно, что люди, страдающие сахарным диабетом, могут жить с высоким качеством жизни, т. е. жить долго, полноценно работать и нормально себя чувствовать при условии ежедневного приема инсулина. И далеко не безразлично, какой инсулин больные получают. На Западе приблизительно с 1978 года перешли на генно-инженерный. У нас долгое время больные получали животный инсулин. Причем часто его худший вариант - инсулин крупного рогатого скота. До сих пор более приемлемый - свиной инсулин - недоступен нашим больным. Как результат приема коровьего инсулина - рост осложнений: почечная недостаточность, слепота, ампутация конечностей.

В настоящее время и больные, и, естественно, ученые, и врачи достаточно информированы о том, что есть нового в мире инсулинов. Наконец, и у нас появились генно-инженерные инсулины. Но не отечественные, а зарубежные. В основном американский и датский.

Больные диабетом 1-го типа учитываются статистикой практически полностью - не заметить его невозможно. Диабет 2-го типа развивается годами, и многие его признаки - вроде быстрой утомляемости, ухудшения зрения, нарушения кровоснабжения ног, проблемы с потенцией - обычно проходят мимо сознания жителя России. Многие склонны все списывать на возраст, воду, радиацию. Но даже поняв, что что-то неладно, человек может годами не обращаться к врачу. Поэтому российские диабетологи считают, что вне сферы их внимания остаются 6-9 миллионов человек. Причем число больных с каждым годом увеличивается, согласно мировой статистике, на 5-6%. Четко прослеживается связь и между числом людей, страдающих излишним весом, и риском заработать диабет. По данным Института питания РАМН, избытком веса страдает около 55% россиян. Но в отличие от американцев, например, тучность отечественная связана с бедностью. Бедные семьи едят в основном картошку, макароны, хлеб - самые опасные с точки зрения уровня сахара в крови продукты. В то время как американцы просто о-о-очень хорошо кушают. И много.

Помнится, когда одного из бывших министров здравоохранения упрекали в том, что он закупает импортный инсулин вместо того, чтобы поддержать отечественного производителя, он сказал приблизительно следующее: "Если человек водит "Мерседес", его трудно убедить пересесть на "Запорожец".

Рынок инсулинов

О НЕОБХОДИМОСТИ создания собственного человеческого инсулина написаны тома. Еще в 1978 году академики Ю. Овчинников и С. Навашин начали разработку человеческого инсулина, и работа увенчалась успехом. Но на сегодня все, что есть, - это федеральная программа "Сахарный диабет", в которой записано: "Нужен отечественный генно-инженерный инсулин". В рамках этой программы постоянно проводятся совещания, обсуждения, идут согласования...

Вообще, разговор о диабете, как правило, начинается и заканчивается разговором об инсулинах. Разговоры о создании собственного инсулина множатся. На сегодня известны по крайней мере три проекта: "оболенский" - на базе Государственного научного центра прикладной микробиологии, расположенного в Оболенске Московской области, "московский" - на базе Института биоорганической химии и "брынцаловский". И если первые два остаются только проектами, то у Брынцалова ситуация другая.

Справка

На закупку инсулинов ежегодно Россия тратит более 100 млн. долларов.

Брынцалов

В 1997 ГОДУ Брынцалов построил завод по выпуску инсулина. Начал строительство вместе с датской фармацевтической фирмой "Ново-Нордиск". До сих пор это предприятие - один из двух "законных" мировых монополистов в этой сфере. Лицензионным соглашением датская фирма предоставила право "Ферейну" закупать у себя сырье, готовить и упаковывать препарат на своих площадях. Любовь длилась два года, т. е. до кризиса с дефолтом. С тех пор идут суды и разбирательства. Датчане утверждают, что "Ферейн" не должным образом использовал их сырье, к тому же продолжал использовать инсулин, ставя вместо логотипа "Ферейн" на своих упаковках: "Изготовлено компанией "Брынцалов". Далее все "круче и пушистее".

Цель Брынцалова - этого он не скрывает - стать ведущим производителем лекарственных средств в России. Брынцалов претендует и на роль монополиста по производству инсулина для российских больных. Насколько это возможно сегодня? За словами - "ведущим производителем" можно прочитать "монополистом". Что такое монополист - мы, наверное, знаем как никто другой. Это значит - ешь, что дают. И никакого выбора.

Правда, Брынцалов со своей стороны "рвет рубашку на груди" и утверждает, что свой монополист - все-таки лучше, чем иноземный. Действительно, страна, "подсевшая" на импорт, - это не есть хорошо. Мы слишком уязвимы в вопросе лекарственного обеспечения. Встает вечный вопрос: что лучше - отечественное, но невысокого качества, или импортное, но "за дорого"?

И здесь, наверное, нужно обратиться к потребителю. А что же ему-то нужно? Конечно, ему нужно недорого и качественно. Брынцалов утверждает, что инсулин ничуть не хуже импортного, и к тому же дешевле (причем значительно). И что обвинения в подмешивании коровьего инсулина - выдумка конкурентов. Иностранцы утверждают, что его инсулин - плохого качества и т. д. Иноземная сторона приводит массу доказательств осложнений после применения брынцаловского инсулина. В ответ Брынцалов потрясает примерами положительными и ссылается на то, что его инсулин закупают многие регионы России. И это тоже правда. Правда также и то, что Брынцалов изо всех сил мобилизует все возможные (и невозможные) силы для доказательства, что "свое лучше" или просто ни в чем не уступает импортному. За примером далеко и ходить не нужно - чего стоит одна только реклама на телевидении! В ход идет и его влияние как депутата Государственной думы, знакомства с некоторыми губернаторами. Опять-таки родня не дремлет: родной племянник - депутат Московской областной думы собирает журналистов и проводит встречу-беседу с тщательно отобранными журналистами - что-то вроде "О национальной безопасности России", все это имеет непосредственное отношение, естественно, к лекарственной безопасности. Слов нет - тема животрепещущая... Быть зависимым - плохо. Но и иметь своего, доморощенного монополиста, наверное, тоже не очень-то хорошо. К тому же в таком деле, как лекарства, лозунг "Поддержим отечественного производителя!" вряд ли уместен...

Справка

Сегодня в нашей стране насчитывается, по официальной статистике Минздрава РФ, 2,1 млн. диабетиков, т. е. примерно 1,5% населения. Вчетверо меньше, чем в США. Настораживает, правда, большая доля больных диабетом 1-го типа - около 350 тыс. чел., т. е. 17% всех диабетиков.

А где же правда?

ВИДИМО, как обычно, "сермяжная правда" где-то посередине. И иностранцы не хотят упустить такой роскошный лекарственный рынок, в частности инсулиновый, как Россия, и Брынцалов не сдается, хотя и непрерывно судится с бывшим партнером то по одному, то по другому пункту. Потребитель "почувствовал разницу" и требует инсулин качественный и недорогой. Ведь импортного на всех не хватает (диабетики получают инсулин бесплатно), и приходится пользоваться по-прежнему тем, что дают.

Лучше всех чувствуют себя в этой запутанной ситуации - правильно! - чиновники. Кто-то лоббирует интересы иностранцев, кто-то - Брынцалова, пресса тоже не остается без пищи - скандалов на инсулиновой почве достаточно. Так что вроде бы все довольны. Вот только с больными не все так однозначно.

Кое-что о фармбизнесе

В ПОСЛЕДНЕЕ время особенно остро встал вопрос о том, что же такое фармбизнес вообще и фармбизнес в России в частности? Дискуссии ведутся как в общественно-политической, так и в сугубо профессиональной прессе. Мнения разделились. При объеме продаж 2,5 млрд. долл. в год российский фармацевтический рынок представляется небольшим по сравнению со 100-миллиардным рынком в США. Однако его темпы роста, выражающиеся двухзначной цифрой, привлекают иностранцев. И хотя риск велик (рынок достаточно дикий), уходить бизнесмены не намерены. Бизнес есть бизнес. И фармбизнес - такой же бизнес, как и другой, т. е. достаточно жесткий и сугубо прагматичный.

Есть и другие мнения. Многие бизнесмены, работающие здесь, считают, что все же фармбизнес нельзя освободить (или отделить) от социальной ответственности, особенно в свете недоброкачественных лекарств, или, например, нехватки, или зависимости от поставок жизненно важных лекарств.

...Пока врачи и пациенты едины в одном: лекарства можно купить сегодня практически любые. Но где взять денег?

Марина СЛЕТА

Диабетчикам без господдержки не выжить (комментарий специалиста)

Сказать, что отечественные ученые плетутся в хвосте у мировых исследователей, нельзя. Некоторое время назад группа, возглавляемая академиком Николаем Плате, объявила о создании таблетированной формы инсулина. Эта идея, позволяющая полностью отказаться от использования шприцев, не имеет зарубежных аналогов. Работы в этой области продолжаются.

РАЗВАЛ СССР повлек за собой проблемы во всех областях российской экономики: разорвались налаженные десятилетиями связи и когда-то понятное и наработанное решение проблем оказалось совсем неподходящим в новых условиях. Потихоньку ситуация выровнялась - поставщики договорились с производителями, депутаты переписали "неправильные" законы. На задворках, забытыми и невостребованными оказались только социально незащищенные люди. Например, о больных сахарным диабетом государство, решая проблемы макросоциальной экономики, как-то подзабыло. А между тем этот недуг находится на третьем месте в ряду смертельно опасных болезней после сердечных заболеваний и рака.

Диагноз этот снимается крайне редко, то есть вылечиться все же можно, но количество забывших о постоянной диете и каждодневных лекарствах ничтожно мало. О причинах нерешения проблем более чем 2 млн. россиян (столько у нас в стране больных диабетом), а также о том, какие реальные шаги нам стоит предпринять, чтобы ситуация выровнялась, рассуждает признанный авторитет отечественной медицины - зав. кафедрой эндокринологии и диабета Российской медицинской академии постдипломного образования профессор Александр АМЕТОВ:

- Главная проблема на сегодня в том, что у нас нет единой, устоявшейся системы распределения препаратов, которые входят в группу сохраняющих жизнь пациенту. В советские времена инсулин закупался централизованно, затем распределялся в регионы. Сейчас же существует несколько каналов, через которые реализуются закупки, - этим занимаются и федеральные власти, и администрации областей, есть и отдельные фирмы-дилеры, которые делают бизнес в этой области фармакологии. А фактически при достаточном общем объеме закупленного инсулина все упирается в пробуксовывающую систему распределения и контроля за ней. Ведь получилось так, что одни организации отвечают за то, чтобы выделить деньги (и я, кстати, не сомневаюсь в том, что они их выделяют), другие закупают инсулин, есть третье звено, где лекарства складируются, а дальше совершенно иные фирмы доставляют и распределяют медикаменты в регионах. Понятно, что столь сложная система вызывает постоянные сбои и далеко не всегда больной получает лекарство именно в тот момент, когда это ему необходимо. Такой порядок во многом обусловлен президентским указом, подписанным еще в 1996 году Борисом Ельциным. Этот документ касался обеспечения конституционных прав лиц, болеющих диабетом, и определял, что обязанности по обеспечению инсулином несут в равной степени и Центр, и субъекты Федерации.

Есть и другая сложность, это - постоянная замена медикаментов, когда вчера закупался инсулин одной фирмы, а завтра - другой. И больной практически не может повлиять на выбор лекарства, он полностью зависит от чужой воли - от того, какая фирма выиграла в данный конкретный отрезок времени тендер.

Да, по большому счету, все современные производители выпускают качественную продукцию, но ведь у нас даже не пытаются определять, насколько тот или иной препарат подходит каждому конкретному пациенту. А между тем во всем мире давно отлажена и действует система, при которой во главу угла ставится не столько обеспечение препаратами, сколько необходимость иметь постоянные положительные результаты. На Западе существуют определенные стандарты лечения: чего в течение определенного отрезка времени добился врач по каждому конкретному пациенту. Это проверяется независимой унифицированной системой оценки результатов, где как критерий компенсации диабета используется такой показатель, как гликированный гемоглобин. Регулярная - раз в три месяца или полгода - сдача этого анализа позволяет максимально объективно выявить, насколько данное лекарство адекватно для условий жизни человека, для его организма. Такая практика, пока в нашей стране абсолютно не развитая, лучше всего позволяет предупреждать возникновение осложнений, которые, к сожалению, являются практически обязательными спутниками сахарного диабета.

На сегодня в нашей стране ситуация странная, нервирующая и врачей-эндокринологов, и больных. А ведь достаточно было бы один раз представителям правительства, чиновникам "от медицины" и другим заинтересованным лицам собраться и принять решение: в конце концов кто конкретно отвечает за бесперебойные поставки инсулина - территориальные органы власти, Минздрав или федеральное правительство.

Выбранное ведомство, например тот же Минздрав, собирает отовсюду заявки, делает централизованные закупки, а затем несет полную ответственность за получение каждым больным необходимого именно ему инсулина. Таким образом станет наконец понятно, с кого конкретно спрашивать, если возник дефицит, если случилось ухудшение самочувствия у ряда инсулинозависимых. Есть и другой путь, когда ответственным становится каждый регион в отдельности, а Минздрав рекомендует, какие лучше закупать препараты, осуществляет контролирующую функцию и спрашивает с областных властей за каждую промашку в деле обеспечения больных инсулином.

И еще один существенный вопрос - это выбор поставщиков. Сегодня на мировом рынке есть три признанных лидера, за которыми стоят многолетние традиции. Это компании "Хекст Авентис", "Эли Лилли" и "Ново-Нордиск". Все они "дали старт" еще в 1922 году - когда был открыт сделавший революцию в области эндокринологии инсулин. И, естественно, столь долгая история позволила им заработать приличную репутацию. Тем сложнее новичкам. Шагом вперед можно назвать выход на рынок первого отечественного производителя - "Брынцалова", который пока изготавливает инсулин из купленных за рубежом субстанций. Кстати, "брынцаловский" инсулин получил при испытаниях самые положительные оценки. А вот фирма "Биопрепараты" в сотрудничестве с крупнейшими российскими учеными создала российский генно-инженерный инсулин, но у самого предприятия нет мощностей, чтобы производить его в количествах, достаточных для обеспечения всей страны. Вот эти две компании на сегодня и смогут попытаться конкурировать с западными гигантами. Очевидно, должен быть сформирован государственный заказ. Что позволило бы нашим производителям объединить свои возможности, и "Брынцалов" смог бы, наверное, договориться с "Биопрепаратами" или "добить" процесс изготовления своей субстанции.

За многие годы общественное мнение - пациенты, их родственники, врачи - привыкли к определенным именам производителей, и переломить эту ситуацию можно лишь при изменении государственной политики в области эндокринологии. Только с помощью высоких инстанций отечественные производители смогут заработать репутацию, достаточную для вытеснения с рынка грандов фармакологии.

Я уверен, что ликвидация зависимости отечественного здравоохранения от импорта возможна только после того, как государство наконец окажет российским предприятиям свою поддержку.

Юлия ТУТИНА

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно