Примерное время чтения: 7 минут
132

НАРКОМАН ВЕЩЕСТВ ЛЕТУЧИХ

В продолжение нашего разговора о различных видах наркомании (см. "АиФ. Здоровье" N 12, 2000) Ирина Борисовна ЛЕОНОВА, член Российской профессиональной психотерапевтической лиги (РППЛ), директор медико-психологических программ Фонда социального оздоровления семьи "Логриус", рассказывает об особенностях подростковой ингалянтной токсикомании и ее последствиях.

Бензиновый делирий

ЭФФЕКТЫ употребления различных ингалянтов неодинаковы, но есть одно общее свойство - способность вызывать токсическое опьянение.

Опьянение парами бензина развивается довольно медленно и проходит несколько стадий. Сперва возникает раздражение верхних дыхательных путей, затем - покраснение лица (гиперемия) и особенно белков глаз (инъекция склер). Зрачки расширяются, может наблюдаться спонтанный нистагм (быстрые горизонтальные и вертикальные движения глазных яблок, как бы "дрожание" глаз); пульс учащается. Речь становится смазанной, походка - шаткой, нарушается координация движений. Затем появляется эйфория (лицо при этом расплывается в блаженной улыбке), но повышение настроения не сопровождается заметным усилением двигательной активности. Если в этот момент ингаляция прекращается, то эйфория и другие признаки опьянения исчезают за 15-30 мин. и сменяются вялостью, адинамией, головной болью, раздражительностью.

Если же ингаляция продолжается, то постепенно, на фоне легкого оглушения, развивается делирий. Подросток перестает замечать происходящее вокруг, как бы отключается от внешнего мира, или же окружающие события включаются в делириозные переживания. Делирий характеризуется прежде всего зрительными галлюцинациями, часто устрашающего содержания. Видятся дикие звери или чудовища, бандиты, террористы в масках. К зрительным галлюцинациям могут присоединяться слуховые. Их особенность в том, что они всегда тематически связаны со зрительными (угрозы бандитов, рычание зверей, рев чудовищ и т. п.). В основном содержание галлюцинаций вытекает из прежних впечатлений - рассказов, фильмов, книг.

В начале делирия сохраняется частичная критика к переживаниям, в дальнейшем критическое отношение может полностью утрачиваться. Тогда галлюцинации принимаются за реальность, подросток может броситься бежать, спасаться или отбиваться от мнимых преследователей и кошмаров. Ингаляция при этом прекращается, помрачение сознания ослабевает, и критика к галлюцинациям возвращается. Этим, видимо, объясняется редкость общественно опасных действий в отношении окружающих. При бензиновом делирии, в отличие от алкогольного, на других обычно не нападают и, спасаясь от мнимых врагов, в окна не выбрасываются. Возникающий делирий можно назвать транзиторным (преходящим) - после прекращения ингаляции (а она, как правило, прерывается в момент его развития) через 15-30 мин. Галлюцинации исчезают полностью, и сознание проясняется.

Постделириозное состояние характеризуется сперва легкой оглушенностью, а затем продолжительной астенией, вялостью, апатией. Возникают сильная головная боль, иногда с ригидностью (болезненным напряжением) затылочных мышц, тошнота, гипертермия (подъем температуры). Несколько часов сохраняется запах бензина изо рта. Это связано с выдыханием паров бензина. Если подросток в это время закурит, то возможны тяжелые, иногда смертельные ожоги лица и дыхательных путей. При опьянении парами пятновыводителей, кроме начальных вегетативных проявлений, можно выделить 3 степени (стадии, границы между которыми весьма условны).

Эйфория обычно выражена очень ярко - подросток начинает громко хохотать. При групповых ингаляциях смех одного быстро заражает других ("дурацкий смех"). Визуализация представлений ("о чем подумаю, то и увижу") наступает вслед за эйфорией. Подростки эти видения ошибочно называют галлюцинациями ("словить глюки"). На самом деле истинных галлюцинаций нет - все видения произвольно вызваны. Сохраняющийся эйфорический фон определяется содержанием представлений. Они, как правило, отражают то, о чем подросток раньше с увлечением слушал, фантазировал, читал, что видел в жизни или кино. Преобладают картины приключенческого и авантюрного жанра, боевики, батальные сцены, геройские поединки или сексуальные фантазии ("смотреть стриптиз"). Все виденное хорошо сохраняется в памяти. Сексуальные переживания обычно избегают раскрывать, другими же охотно делятся.

Визуализированные представления сохраняются в течение 5-20 мин. после прекращения ингаляции. Затем весь цикл может быть многократно повторен.

"Момент" - и в коме

ОНЕЙРОИД развивается при более продолжительных ингаляциях, как правило, уже при сформировавшейся токсикомании, когда подросток ингалируется часами, достигая тяжелого опьянения. Видения уже не возникают тотчас по заказу. Обычно подросток начинает фантазировать на какую-либо тему, а далее перед ним развертываются яркие сноподобные картины, напоминающие увлекательный фильм. Ощущение произвольности утрачивается, появляется легкое оглушение, но, несмотря на отрешенность от окружающего, сознание "вызванности" переживаний сохраняется. Попытки окружающих прервать сеанс вызывают озлобление и агрессию. Протрезвление на стадии эйфории и визуализации представлений происходит быстро и практически без последствий. Пятновыводители быстро выводятся легкими. Вслед за онейроидом наступают астения, вялость, апатия, иногда легкая депрессия с дисфорическим оттенком.

Описаны смертельные отравления от ингаляций смеси пятновыводителей с нашатырным спиртом.

Картина опьянения парами ацетона бывает сходной с тяжелым опьянением от паров пятновыводителей. При вдыхании паров ацетона на фоне легкой эйфории быстро возникают онейроидные переживания с красочными грезоподобными фантазиями чаще всего сексуального содержания. Онейроид сопровождается выраженной оглушенностью, оцепенением. При тяжелом отравлении вслед за онейроидным оглушением быстро развиваются сонор, а затем кома. Иногда сонору и коме предшествует быстрая смена эйфории на эффект страха ("страх смерти"). Онейроидные состояния длятся по нескольку часов и сменяются тяжелой астенией с раздражительностью и апатией. Об онейроидных переживаниях сохраняются достаточно яркие воспоминания, иногда даже создается впечатление, что в последующие дни подросток живет этими воспоминаниями ("резидуальный онейроид").

Легкие степени опьянения ацетоном вызывают только эйфорию и визуализацию представлений. Психические нарушения от толуола начинаются с эйфории и двигательной расторможенности, которые сменяются делирием. Этому сопутствует головокружение и шаткость походки. Затем около часа продолжаются истинные зрительные и слуховые галлюцинации, но может быть и визуализация представлений.

При ингаляции паров растворителей нитрокрасок отмечены существенные отличия первых и последующих опьянений. При первых опьянениях отмечаются сужение сознания, быстрая смена аффектов от восторженного экстаза до неукротимой злобы, бледность, тахикардия, сухость во рту. При повторных опьянениях развивается приятное благодушное состояние ("кайф") с ощущением легкости тела, душевного подъема. Изменяется восприятие: краски вокруг становятся особенно яркими, обостряется слух. Затем возникает визуализация представлений. Опьянение в зависимости от дозы ингалянта длится от нескольких минут до 2 часов. При вытрезвлении отмечается астения с дисфорией ("все противно") и головной болью.

Опьянение парами клея "Момент" начинается с эйфории без двигательного возбуждения, за которой следует онейроидное состояние с нарастающей оглушенностью. Для онейроидных переживаний особенно характерны видения, напоминающие мультфильмы ("мультики"), часто развлекающего, смешного содержания. Оглушенность достигает такой степени, что подросток полностью отключается от окружающего, но сознание того, что ему "показывают" происходящее, у него сохраняется. Интересно, что подобного рода видения маленьких яркоокрашенных человечков и зверушек, быстро двигающихся, с живой мимикой и выразительными жестами, разговаривающих писклявыми голосами, были описаны задолго до появления мультипликации. Они получили название "лилипутских галлюцинаций" и считались характерными для инфекционных и интоксикационных психозов с поражением височных долей и обонятельного мозга.

Кроме описанных типичных опьянений существуют еще атипичные формы опьянения ингалянтами. Встречаются они редко, но всегда являются поводом для установления профилактического психиатрического или неврологического наблюдения за подростком, так как развитие такого опьянения свидетельствует о наличии у подростка либо предрасположенности к шизофрении, либо определенного вида резидуального органического поражения головного мозга.

Риск развития ингалянтной токсикомании относительно низок - 5-10%, поэтому чаще речь идет о злоупотреблении без зависимости. Причем злоупотребление ингалянтами, как правило, групповое; именно в компаниях, злоупотребляющих ингалянтами, был впервые описан феномен групповой психической зависимости. Самой опасной особенностью злоупотребления ингалянтами является то, что ему подвержены младшие и средние подростки и даже дети (8-14 лет). Мальчики составляют подавляющее большинство - 97% всех употребляющих ингаляторы.

Истинная зависимость развивается редко, большинство с возрастом перестает употреблять ингалянты. Но злоупотребление ингалянтами идет рука об руку с социальной дезадаптацией, почти 95% злоупотребляющих выявляются милицией среди подростков. Впечатляет и статистика развития алкоголизма у таких подростков: через 10 лет хронический алкоголизм диагностируется у 36% злоупотребляющих ингалянтами в отрочестве, тогда как у людей, в подростковом возрасте склонных к выпивке, через 10 лет алкоголизм выявляется лишь у 11%. В компании злоупотребляющих ингалянтами обычно попадают подростки без особых интересов, отстающие в учебе из-за лени и безразличия, не умеющие занять себя чем-либо полезным. Но есть один объективный и очень тревожный общий признак - у 70% этих детей и подростков неблагополучные семьи.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно