Примерное время чтения: 9 минут
216

Интерес к жизни - основное Оружие против старости

С ВЯЧЕСЛАВОМ ЗАЙЦЕВЫМ мы знакомы более 40 лет, и вся его жизнь прошла на моих глазах. От вихрастого неугомонного паренька, в начале шестидесятых буквально ворвавшегося в советскую моду (вернее, в то, что под ней тогда понималось), до всемирно знаменитого "советского Диора", каким его знают сегодня все.

Все эти годы я наблюдала, как через множество препятствий и преград этот неутомимый труженик, влюбленный в свое дело и беззаветно преданный ему, шел к своей цели - сделать все, чтобы образ русской женщины не ассоциировался с толстой, плохо и неряшливо одетой бабой (каким он частенько складывался, особенно за пределами нашей страны), а вернуть ей облик прекрасной женщины, какой она является на самом деле.

Сегодня только те, кому за 60, могут в какой-то мере представить или вспомнить все препоны, которые неизменно возникали на пути яркой неординарной личности во все годы коммунистического правления. Недаром на одном из выездных показов Общесоюзного Дома моделей в Ленинграде тогдашний его директор Ягловский сказал мне: "Елена, что это дружок твой Зайцев какой-то совсем чумной? Сидим в ресторане, а он, вместо того чтобы выпить рюмку водки, все что-то рисует на салфетках. Это ж надо..."

Детство

СЛАВА ЗАЙЦЕВ родился в предвоенные годы в Иванове, одном из тех провинциальных городов русской глубинки, которые полностью испытали на себе все тяготы, выпавшие на долю нашей страны в XX веке. Да и сегодня этот "город невест" с преобладающим женским населением, занятым в текстильном производстве, производит тягостное впечатление своей грязью и бездорожьем, скученностью и какой-то особой серостью.

Семья была бедной. Мать - простая работница, которая подрабатывала уборкой лестниц. Отец - слесарь, ушедший на войну и пропавший без вести. А жилье - полуподвал да бараки вокруг. Житье - полуголодное, поскольку даже слово "дефицит" пришло позже. Знаю это не по рассказам очевидцев или из книг, а прекрасно помню это сама. Когда в 1940 г. я ребенком была в ссылке с мамой в Рязани, всего за 200 км от Москвы, магазины были безнадежно и неизменно пусты, и даже сахар или крупы люди везли из Москвы.

Да и чему удивляться: сельское хозяйство было разрушено коллективизацией, голод тридцатых годов на Украине все еще давал себя знать, и это самый лучший ответ тем, кто пытается уверить нас, что жизнь раньше была лучше.

"Но и тогда, в самые трудные полуголодные годы, - говорит Слава Зайцев, - неистребимым было в нашем народе не только долготерпение, но и любовь к празднику, веселью, красоте. Помню, как на 1 Мая или на Пасху мама с подругами (мужчин почти не было - не вернулись с войны) садились за убогий праздничный стол и пели задушевные русские песни. А как красивы они были, когда шли гулять на улицу или в парк в сшитых своими руками простеньких платьях из дешевого ситца или штапельного полотна, с белыми воротничками, украшенными собственноручной вышивкой ришелье, и косами, уложенными венчиком на голове. Недаром эти воспоминания дали мне творческий импульс, который я отразил в своих последних коллекциях".

Особенно памятны Славе в детстве были походы в один из немногих уцелевших от разрушения соборов в городе - в годы войны и после нее Сталин снял некоторые ограничения в религии в награду за патриотический порыв церкви, прежде гонимой и практически разрушенной. В церкви заметили бедного, но всегда чистого и опрятного мальчугана и пригласили петь в церковный хор. Как радовалась мама, что ее единственный сынок поет в храме, а не слоняется без присмотра со шпаной, почти сплошь из семей без отцов, по дворам.

Отрочество... Юность... Зрелость

ВСКОРЕ в Иваново приехал на гастроли Художественный театр из Москвы, и актеры, посетившие службу в соборе, тотчас обратили внимание на артистичного паренька и пригласили его сыграть роль Сережи Каренина в пьесе "Анна Каренина" по роману Льва Толстого. Слава настолько хорошо сыграл эту роль, что публика рыдала в сцене свидания Анны со своим сыном, и Славе предложили ехать в Москву для продолжения артистической карьеры. Как, должно быть, любила его мама, если без колебаний согласилась отдать сына в неизвестность, которая в любом случае была лучше жизни, ожидавшей его в Иванове.

Театр опекал ребенка и устроил жить в большой коммунальной квартире к одному из сотрудников. Там же жила интеллигентная семья, нередко подкармливавшая мальчика. Их дочь Марина прекрасно рисовала, и, глядя на нее, Слава и сам попробовал рисовать. У талантливого мальчика все получалось, он и рисовать стал мастерски. Марина не только стала его женой и матерью его сына Егора, но и помогла ему поступить в текстильный институт, где училась сама на отделении художников-модельеров. Учиться было трудно, но вскоре его самостоятельные студенческие показы вызвали такую сенсацию, что о нем заговорил весь институт.

После окончания учебы Зайцева распределили в г. Бабушкин (тогда это была еще практически не Москва), в комбинат производственной одежды. Казалось бы, тупик: производственная одежда ассоциировалась с грязноватой робой и замасленным фартуком. Но на то он и талант, чтобы пробиться даже посредством той же самой робы.

Зайцев добился показа своих производственных "роб и фартуков" в Общесоюзном Доме моделей на Кузнецком мосту - мекке мира моды.

Я никогда не забуду того показа, где впервые познакомилась со Славой. По подиуму ходили прелестные девчонки в светлых комбинезонах, ярких фартучках с аппликацией и даже в цветных коротких традиционных русских валенках, которые смотрелись лучше самых модных сапожек.

Неудивительно, что Славу Зайцева немедленно зачислили в штат Дома моделей.

И начался его трудный и победный путь к вершинам олимпа моды. Вскоре его узнали и на Западе, и я горжусь, что внесла в это и свою толику. В Агентстве печати "Новости", где я тогда работала, я была первой, кто написал о нем в западной прессе, отчего у меня и у него были большие неприятности. Делать это без разрешения свыше не полагалось.

С тех пор прошло много лет, и вот я снова у него в гостях в его Доме моды на проспекте Мира. Передо мной все тот же моложавый, подтянутый человек с блеском в глазах, полный неукротимой энергии. А ведь ему уже за 60.

Хорошо - вовсе не значит дорого

- ОТКРОЙ секрет, как тебе удается при такой загруженности выглядеть лет на 15 моложе своего возраста?

- Ты знаешь меня много лет и знаешь, что я никогда не изменяю своему ощущению радости от всего, что происходит вокруг. Общение, будь то с природой или самыми разными людьми, все радует меня. Я уже не говорю о радости творчества, о находках, которые приходят в голову, от нового образа до цвета. И поэтому я стараюсь не замечать не только своего возраста, но даже каких-то неприятностей, которые неизбежны. Но я знаю: начнешь переживать и не остановишься, пепла не хватит голову посыпать. Не дать угаснуть постоянному интересу к жизни в любых ее проявлениях - вот лучшее лекарство от неизбежно надвигающихся лет.

- У наших женщин нелегкая жизнь, и они далеко не всегда напоминают манекенщиц в гламурных журналах. Особенно женщины в возрасте. И фигура не та, и времени не всегда хватает следить за модой, да и средств лишних нет, и отсюда развивается комплекс, особенно после 50: да пропади оно все пропадом, зачем мне все это надо...

- Все последние годы я разрабатываю моду для женщин полных и, что называется, в возрасте.

Полная женщина прекрасна, особенно если подобрать то, что скрасит недостатки и подчеркнет достоинства ее фигуры, например комплект платья и удлиненного жакета, или вертикальные линии платья, или нечто наподобие корсета - и этот же образ заиграет новыми красками. Ведь не секрет, что наши женщины очень красивы, просто не надо плевать на себя, а, наоборот, нужно следить за собой, подбирая то, что тебе идет. И возраст здесь ни при чем.

Мне приходилось одевать и знаменитую киноактрису Любовь Орлову, когда ей было за 70, и певицу Изабеллу Юрьеву, которой за 90.

Хочу привести в пример народную артистку России Веру Васильеву. Ей уже за 70, она далеко не тоненькая, но образ русской женственности несет с поднятой головой. И я горд, что способствую этому, одевая ее.

Я так радуюсь, когда в голову приходят простые находки, как, например, вытачка сзади на брюках, которая позволяет даже полной женщине выглядеть в них элегантно.

- Многие наши читательницы боятся непомерной дороговизны в вашем Доме моды, который им не по средствам.

- Для тех, кто хочет выглядеть красиво, это не помеха. Во-первых, покупать нарядную одежду необязательно регулярно. Можно делать это раз в год, а то и в два. Да наконец можно просто зайти к нам, выбрать себе образ, выкройки - все то, что обогащает воображение, а это уже, безусловно, всем по средствам.

Тканей сейчас много, и, хотя для основных коллекций я закупаю ткани в Лионе, Франции, а теперь и в Италии, в Милане, я не порываю связи с нашими отечественными производителями. Постепенно, но уверенно выбирается из омута кризиса фабрика "Красный Октябрь" с ее прекрасными костюмными тканями, пользующимися большим успехом за рубежом. Вполне конкурентны ткани типа кашемира из Купавны. А о наших вышивках и говорить не приходится. Здесь мы дадим фору любой загранице. Так что, милые женщины любого веса и возраста, приходите к нам, не забывайте себя, и вы доставите радость не только людям, окружающим вас, но прежде всего и самим себе.

Подумайте сами, что приятнее не только для вас, но и для окружающих - неряшливая халда с седыми лохмами и в засаленном халате или аккуратная женщина, причесанная и хорошо одетая. Причем, подчеркиваю, хорошо - вовсе не значит дорого. Главное - помните, что все женщины прекрасны!

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно