Примерное время чтения: 8 минут
123

В гордом одиночестве

Недавно свое 65-летие отметил Вячеслав Николаевич ИВАНОВ - личность в отечественном и мировом спорте уникальная. Трехкратный олимпийский чемпион по академической гребле: ему аплодировали столицы Игр - Мельбурн, Рим и Токио. Чемпион мира, многократный чемпион Европы и СССР. Первым в мире преодолел рубеж семи минут в гонке одиночек на два километра. Его рекорд на этой дистанции - 6 мин. 58,8 сек. - держался более 15 лет.

Доверчивый простак

ОТЕЦ Иванова погиб в 42-м, старший брат Михаил - в 45-м. Славе было 15 лет, когда он вынужден был пойти на завод: тяжело заболела мама и нужно было поддержать ее и прокормить себя. Это было типичным для миллионов семей недавних фронтовиков. Не совсем типичным выглядело другое. Парнишка вставал в полшестого утра, совершал 5-километровый кросс перед началом заводской смены, а вечером отправлялся на тренировку: по боксу или по гребле.

Иванов уже дрался на ринге, когда один из закадычных дружков позвал его заниматься греблей. Иванов поначалу отказался. Но все решил довод приятеля: "Без сильных рук как боксер ты - ноль! А лучше гребли их нигде не накачаешь". 14-летним он впервые сел в лодку на легендарной для москвичей "Стрелке" - сейчас ее загораживает боком громоздкое творение Зураба Церетели. Лодка оказалась очень неустойчивой - ее специально подсунул новичку тренер Игорь Демьянов, чтобы посмотреть, на сколько у того хватит духа. "Бросай весла! Держись за борт!" - кричали Славке завсегдатаи "Стрелки". Недаром он чувствовал, что здесь какой-то подвох, но инстинктивно сделал так, как подсказывали советчики. И тотчас перевернулся вместе с лодкой.

Демьянов был опытным спортсменом. Нередко во время тренировок сам садился в лодку и выступал в качестве спарринг-партнера молодого гребца. Со временем они стали гоняться азартно, "без дураков". И очень скоро Славка стал вполне уверенно обходить наставника. Весной 1956 года 17-летнего Иванова включили в состав сборной Союза. Страна тогда с нетерпением ждала открытия 1-й Спартакиады народов СССР. Среди спортсменов и вовсе царил ажиотаж: отличившихся на этих соревнованиях ожидала поездка на летнюю Олимпиаду в Мельбурн.

Объективно в турнире одиночек дерзкому Иванову уже не было равных соперников. Это понимал даже великий Юрий Тюкалов. Тот самый, что прошел Ленинградскую блокаду, перенес тяжелейшую дистрофию, но выиграл олимпийское золото Хельсинки - первое у наших гребцов. Когда на прикидке в составе союзной сборной Иванов обогнал Тюкалова на два корпуса лодки, тот убедился, что этого парня ему не одолеть. Значит, надо уходить туда, где его не будет. И, взяв в напарники земляка Александра Беркутова, матерый мэтр ушел гоняться на двойках - с тем чтобы в Мельбурне выиграть свое второе олимпийское золото.

Но на Спартакиаде народов Тюкалов по просьбе руководства команды Ленинграда стартовал и на одиночке. Перед финалом он отозвал Иванова в сторону и сказал: "Понимаешь, какое дело... Ясно, что ты в любом случае выиграешь. А нам с Сашей еще на двойке ехать. Не заставляй нас перенапрягаться, Слава: давай разыграем все как по нотам. Сначала я уйду в отрыв, а на середине дистанции пропущу тебя вперед. Ну а Саня третьим будет".

Такая просьба от "самого" Тюкалова для Иванова была почти лестью. И ничто его, доверчивого простака, тогда не кольнуло, не встревожило. Тюкалов со старта так взбурунил воду, что только его и видели. Иванов не упирался, зная, что на середине соперник сбавит темп. Только, и пройдя половину дистанции, Тюкалов, достигший огромного преимущества, продолжал выкладываться на все сто. Если бы не тот "дружеский" уговор, Вячеслав бы, конечно, его не упустил и шли бы они сейчас "нос в нос", но... Тут не выдержал даже Беркутов, заорал истошно из соседней лодки: "Славка, дурак, догоняй его!"

Иванов предпринял затяжной и необычайно мощный спурт, ставший впоследствии его фирменным коньком: развил такой сумасшедший ритм и темп, что за каких-то 40 метров до финиша коварный соперник опустил весла, сдался. На плоту Тюкалов подошел к победителю и, широко улыбаясь, сказал: "Поздравляю, Слава, ты выиграл в честной борьбе!" Молодой москвич так и не смог выдавить из себя ни слова упрека. Он простил своего прежнего кумира сразу и навсегда. Впоследствии они не раз оказывались в одной лодке и даже выиграли на двойке чемпионат СССР.

"Ченч" по-цековски

ПРЕВРАТНОСТЬ судьбы: на протяжении практически всей гребной карьеры Иванова у него был лишь один главный соперник - двухметровый австралиец Стюарт Маккензи. Впервые они встретились на озере Вендурри под Мельбурном, где проходила олимпийская регата. Маккензи вырос на этом озере, он был очень силен физически и очень хотел выиграть. Сразу со старта австралиец здорово оторвался. Иванов шел с хорошим темпом, но соперник тем не менее все прибавлял. И тогда Вячеслав сделал то, за что его потом нередко называли "авантюристом": совершил спурт протяженностью в полкилометра. Развил прямо-таки ураганный темп, держать который, казалось, было невозможно. За сотню метров до финиша нагнал Маккензи и вырвал победу. Из лодки Иванова вытащили в бессознательном состоянии.

Стюарт мечтал о реванше. На некоторых международных регатах ему удавалось выигрывать у Вячеслава. Но когда подходила пора самых ответственных стартов, верх неизменно брал Иванов. Так было на чемпионате Европы во французском Маконе, точно так же все произошло на первом у гребцов чемпионате мира в швейцарском Люцерне, а затем на Олимпиаде в Риме. На чемпионат Европы во Францию Маккензи приехал в составе британской сборной - он перебрался жить в Лондон и выступал уже под английским флагом. У эллинга Стюарт появился в собственном роскошном гоночном автомобиле. Взревев мотором, машина резко затормозила, обдав гребцов, в том числе и Вячеслава, облаком пыли. Русский мат во все времена в переводе не нуждался...

Выяснение отношений они продолжили на воде, взяв изначально сумасшедший темп. Метров за 200 до финиша Маккензи бросил весла. Вячеслав показал результат, который судьи в замешательстве долго не решались объявить: 6 мин. 58,8 сек.! Впервые в истории одиночник прошел 2 км быстрее 7 минут. В олимпийском Риме "закадычные" соперники несколько дней тренировались бок о бок. И даже устроили совместную прикидочную гонку, в которой Иванов оказался первым с большим преимуществом. Утром в день соревновательного старта Маккензи уехал из Рима. Вячеслав победил в заезде легко - достойных соперников у него просто не оказалось.

Стюарт сломался морально и окончательно сошел с дистанции, но из жизни нашего гребца не исчез. Когда Маккензи женился, он позвал Иванова на свою свадьбу в Лондон. Прислал приглашение, пообещал, что оплатит дорогу в оба конца. В Спорткомитете СССР Вячеславу ехать в Англию запретили. Правда, выделили денег на хороший фотоаппарат, выгравировали памятную надпись и послали британцу подарок к свадьбе. Маккензи, однако, оказался тем еще фруктом. В ответ он отправил русскому чемпиону свой гоночный автомобиль! В ЦК КПСС принять такой презент Иванову, конечно, не разрешили.

Ирония судьбы

ЗАТО лорды из Международного олимпийского комитета - еще одна ирония судьбы! - разрешили легендарному 3-кратному олимпийскому чемпиону то, чего не позволялось больше никому и никогда. А именно - выступить в финале Игр-68 в Мехико вне конкурса. Причем заранее оговаривалось: в случае победы Иванова ему и занявшему второе место гребцу вручались равноценные золотые медали! Такое беспрецедентное решение МОК принял, узнав о том, что руководители советской делегации не заявили Вячеслава на олимпийскую гонку. Право, буржуины из МОК любили спорт и великих спортсменов больше, чем советские чиновники.

А дело было так. Иванов "в одну калитку" выиграл в Мехико предолимпийскую регату. На всесоюзных соревнованиях его конкурент, наш второй одиночник, безнадежно уступил лидеру сборной. Однако на олимпийскую гонку заявили именно его, а не Иванова. Тренер конкурента на совещании у председателя Спорткомитета СССР Сергея Павлова сказал, что у Вячеслава травма ноги и он, мол, не выдержит. А победу своего подопечного он, тренер, гарантирует. Интриган-наставник "дублера" развил немереную активность, убеждая Павлова в том, что Иванов не должен стартовать даже вне конкурса. Дескать, это будет нервировать его ученика, а тогда какие могут быть гарантии золотой медали...

И великому гребцу, гениальному "авантюристу" весла не дали выйти на старт, чтобы совершить, может быть, самый блистательный и отчаянный в своей карьере чемпионский спурт. Его тогдашний "дублер" не попал в финал. Вячеслав Иванов после этого навсегда бросил спорт.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно