Примерное время чтения: 9 минут
554

Потягаемся с Отчизной за "сгоревший" вклад

Среди памятных событий уходящего года одно, безусловно, запомнится надолго миллионам россиян: 7 мая средства массовой информации сообщили, что Европейский суд по правам человека обязал наше государство вернуть жительнице села Ниновка Новооскольского района Белгородской области пенсионерке Анне Ивановне РЯБЫХ деньги, "сгоревшие" в Сбербанке, причем с процентами! В истории новой России случай беспрецедентный...

Сюжет для многотомного романа

НАПОМНИМ обстоятельства того дела. В течение 20 лет Анна Ивановна (по профессии библиотечный работник) откладывала на сберкнижку деньги для покупки жилья. Когда подходящий домик был выбран, она направилась в отделение Сбербанка, чтобы снять сбережения - 11,5 тысячи рублей. Но неожиданно получила отказ.

Шел 1991 год, согласно указу первого и последнего Президента СССР М. С. Горбачева отделения Сбербанка получили право выдачу больших сберегательных вкладов приостановить, и Анне Ивановне ответили, что денег в кассе - хоть шаром покати... А спустя полгода, когда завертелись гайдаровские реформы, за накопленные Рябых сбережения не то что дом - ступеньку от крыльца купить стало невозможно... "Прошу защитить меня от насилия и неправомерных действий со стороны государства и Сбербанка в связи с тем, что у меня насильно отняли мои деньги", - такое требование впервые озвучила Анна Ивановна без малого десять лет назад. И вступила в неравную борьбу...

Многолетняя эпопея судебной тяжбы простого библиотекаря с бездушной государственной машиной достойна пера романиста. Трижды райсуд отказывал Анне Ивановне даже в приеме искового заявления, а когда в 1994 году все-таки снизошел его рассмотреть, то отклонил требования истицы, не слишком утруждаясь поиском обоснований. Но спустя некоторое время, будучи в отчаянном финансовом положении, Рябых вновь обратилась в суд. И на этот раз одержала победу: 30 декабря 1997 года судья Лебединская присудила возместить нанесенный ей материальный ущерб. Впрочем, Коллегия по гражданским делам областного суда Белгородчины это решение поторопилась отменить.

Тем не менее упорная женщина от своих притязаний не отказалась, а, напротив, увеличила размер требуемой компенсации. Районный суд вновь решил дело в пользу истицы (которая, кстати, настолько овладела юридической грамотой, что прекрасно обходилась без услуг адвоката!), но Коллегия по гражданским делам облсуда по-прежнему стояла каменной стеной на страже неприкосновенности государственных финансов от посягательств соотечественников, вознамерившихся вернуть свои кровные, и продублировала отказ. И вот тут в тяжбу вмешался президиум все того же облсуда во главе с председателем Иваном Заздравных. Усмотрев в происшедшем со сбережениями истицы Рябых нарушение конституционного права человека на владение, пользование и распоряжение своей собственностью, он внес протест на решение коллег, после чего дело опять вернулось в Новооскольский райсуд... 4 июня 2001 года было вынесено новое решение в пользу заявителя. Компенсация за обесценивание в Сбербанке 11,5 тысячи советских рублей, принадлежавших Анне Ивановне, была определена в 188 тысяч 724 рубля плюс 60 тысяч рублей за моральный ущерб. Разумеется, нынешних, российских...

Однако надзорная инстанция Верховного суда 14 августа 2001 года снова отменила вынесенное в пользу Рябых судебное решение. Казалось, выбраться из правового тупика нет никакой надежды...

И тут вмешался Страсбург

СЮДА жалоба Анны Ивановны поступила еще в 1998 году. Она написала международным правозащитникам, что нарушается ее право на справедливое судебное разбирательство (предусмотренное параграфом 1 статьи 6 Европейской конвенции по правам человека), и привела конкретные факты. Достаточно сказать, что Белгородский облсуд поставил ее в известность, что присужденной компенсации ей не видать,.. лишь спустя 5 месяцев после вынесения своего вердикта (похоже, выждав, чтобы обжаловать его оказалось поздно). Фокусы российского правосудия, изощрявшегося в попытках лишить настырную и слишком хорошо "подкованную" заявительницу судебной защиты, утверждают знатоки юриспруденции, и заинтересовали Страсбург, ибо он решил, что из всего множества схожих исков о сгоревших вкладах советского периода именно дело Анны Рябых "приемлемо к рассмотрению".

После заступничества европейского правосудия в России тоже вдруг вспомнили о правах человека. Верховный суд сделал стремительный разворот и теперь уже сам настоял на новом слушании иска Рябых новооскольской Фемидой...

А когда в июле 2002 года окончательное решение суда о возмещении Анне Ивановне потерянных ею денег, приравненных к 241 тысяче нынешних рублей, наконец вступило в законную силу и исполнительный лист о выплате истице этой суммы из федеральной казны был получен (а затем втихую проигнорирован) Министерством финансов РФ, страсбургские правозащитники, очевидно, напомнили нашим чиновникам об обязательствах, вытекающих из присоединения России к Европейской конвенции по правам человека... Возможно, сыграла свою роль и забота правительства о создании имиджа платежеспособного, заслуживающего доверия иностранных инвесторов государства.

А посему, по словам начальника Управления по связям с общественностью Минфина Юрия Зубарева, до обстоятельного рассмотрения дело Рябых в Европейском суде в действительности так и не дошло. Едва вопрос был поставлен в повестку дня, власть срочно предложила жительнице села Ниновка мировое соглашение. В соответствии с ним администрация Белгородской области из своих средств доплатила к изысканной Минфином компенсации некоторую сумму и приобрела для Анны Ивановны за 330 тысяч рублей двухкомнатную квартиру в не самом плохом доме в райцентре, которую женщина сейчас и обживает...

Не тут-то было

ОКРЫЛЕННЫЕ ее примером, жители Ниновки (говорят, и других селений Белгородчины) дружно ринулись в библиотеки. Конституцию РФ и Гражданский кодекс теперь спрашивают куда чаще, чем романы Бориса Акунина. В Белгороде все заборы и столбы обклеены объявлениями адвокатов, готовых за "умеренное вознаграждение" помочь любому желающему накатать слезную петицию в Страсбург насчет возврата "съеденных" инфляцией сбережений советского периода. Общественное движение "Долг", созданное вкладчиками Сбербанка, инициировало уже тысячи судебных исков к государству и Правительству России. И каков их результат?

Сообразили? Верно, практически нулевой. Повторить успешный опыт Анны Ивановны никому пока не удалось. А заместитель министра экономического развития и торговли России Аркадий Дворкович в одной из телепередач на Первом канале весьма убежденно высказался в том смысле, что вряд ли вообще кому-нибудь так еще повезет... Почему же?

Попробуем разобраться. Прежде всего начнем с подсчетов. Общую сумму долгов гражданам по вкладам в Сбербанке СССР российский Минфин определил в 10,9 триллиона рублей (346 миллиардов долларов). Чтобы понять грандиозность этой цифры, достаточно вспомнить, что самый оптимистический прогноз производства валового внутреннего продукта страны на 2003 год не превышает 13 триллионов рублей, а все доходы федерального бюджета составят в общей сложности около 2,4 триллиона рублей. Нетрудно прикинуть, что для возмещения потерь вкладчикам советского Сбербанка государству пришлось бы направлять на эти цели абсолютно все (!) бюджетные средства в течение почти пяти лет. Вряд ли столь масштабная благотворительность входит в планы российского "истеблишмента". Если же на выплату внутреннего долга пустить золотовалютные резервы, пойти по пути увеличения денежной массы, утверждают в правительственных структурах, очень скоро вновь раскрутится маховик гиперинфляции и рубли вновь превратятся в не обеспеченные никаким достоянием фантики...

В настоящее время действует принятый Госдумой в 1995 году закон о порядке компенсационных выплат, приравнявший советский рубль к одному доллару. Но в недрах Минфина рожден новый вариант этого закона, по которому сумма внутреннего долга моментально сократится в 20 раз: просто один советский рубль приравняют... к одному российскому, нынешнему! Если учесть, что за десятилетие с 1992 по 2002 год, по оценкам авторитетных экономистов, инфляция составила порядка 4 тысяч процентов, можно представить весь цинизм чиновничьей инициативы.

Почему другим не светит

СЛУЧАЙ с Анной Рябых, подчеркнем еще раз, - исключительный. Ее аргументация понравилась европейским правозащитникам, считают правоведы, еще и потому, что она документально сумела доказать, что обращалась в сберкассу, но ей не давали ее деньги. То есть вела речь о конкретном факте нарушения Сбербанком обязательств, предусмотренных договором с клиентом, а именно - что срочный вклад будет возвращен вкладчику по первому его требованию в пределах накопленной суммы. Кстати, словно почувствовав, какую долгую, изобилующую подвохами борьбу предстоит вести за свои сбережения, Анна Ивановна вовремя проявила столь необходимую в денежных делах предусмотрительность: добилась, чтобы в паспорт ей поставили отметку о невозврате ее вклада.

Совершенно другая ситуация у тех людей, кто даже не пытался накануне краха Советского Союза или хотя бы в начале 1992 года забрать свои средства из Сбербанка, а если и пробовал, то не может теперь документально подтвердить факт подобного обращения. Их иски в судах "отфутболивают" простым росчерком пера.

"Чтобы определить механизм и источники финансирования на погашение внутреннего долга, - говорит депутат Государственной думы Петр Шелищ, в свое время работавший в комиссии по восстановлению сбережений, - наряду с законом 1995 года о порядке компенсационных выплат предполагалось принять еще восемь законов. Приняли четыре, но когда дело дошло до главного - как пересчитать те, дореформенные, рубли в нынешние, - споткнулись. Помешал дефолт 1998 года. Сейчас в Думе находятся два законопроекта, но до окончания всех избирательных кампаний они явно рассматриваться не будут..."

А пока нет действующих законов, бесполезно требовать и компенсацию. Именно к этому сводится суть подавляющего большинства ответов заявителям, пытающимся "отбить" у государства свои кровные. Иные вкладчики доходят все же до Верховного суда, но встречают отказ и там, ибо в действующем законодательстве ясно оговорено, что в настоящее время выплачиваются лишь предварительные компенсации (всего 1000 рублей по вкладам, открытым в Сбербанке до 20 июня 1991 года).

Так что, дорогие сограждане, будем по-доброму завидовать Анне Ивановне Рябых, не забывая при сем, что тяжба с любимым Отечеством - занятие весьма мучительное и почти совсем бесперспективное. А тот доброхот, кто, ссылаясь на ее пример, пытается убедить вас в обратном (будь то кандидат в депутаты или юрист), преследует свой интерес, продиктованный то ли предвыборным пиаром, то ли заботой о собственном кармане, который будет тем полнее, чем больше найдется клиентов...

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно