Примерное время чтения: 5 минут
281

Пишет не руками - душой

У Игоря БОРИСОВА на руках нет пальцев. Мастихин - маленькую лопаточку, которой наносятся краски, он зажимает двумя культями.

Вверх по лестнице, ведущей вниз

ПАЛЬЦЫ Игорь потерял в 21 год. Жил в Воркуте, работал художником-оформителем на заводе. Рисованию нигде не учился, просто с детства хорошо получалось. Своеобразную школу живописи окончил на работе. В 70-е годы много людей ехало в Воркуту на заработки. И часть из них, не выдержав испытания холодом и большими деньгами, спивалась, попадала в ЛТП. Алкоголиков не только лечили, их привозили поработать на завод. Среди этих людей попадались талантливые художники, скульпторы, резчики. У них-то Игорь и учился мастерству. Однажды в город приехала звезда эстрады и, увидев рекламный щит со своим изображением, хотела забрать его с собой. Лицо на дешевом картоне показалось ей гораздо интереснее, чем на профессиональных пафосных портретах. Транспортировке в Москву помешали лишь большие габариты воркутинского творения.

А еще Игорь сочинял стихи, хорошо пел, играл на гитаре, благодаря чему был душой любой компании. Как-то одна из рабочих бригад решила отпраздновать свои достижения, а поскольку пьянки на заводе запрещались, пришли ребята с бутылками в мастерскую оформителя. В тот день Игорь впервые в жизни напился. Собутыльники оставили его на ночь в мастерской: пусть парень проспится. Той ночью Игорь отморозил пальцы.

А дальше - 3 года беспробудного пьянства.

- Боже, что со мной творилось тогда! Я спал в каких-то подвалах на цементном полу. Корчился от холода и голода.

Родители искали меня по всей Воркуте, привозили домой, мыли, кормили, а я опять и опять убегал. Три раза пытался повеситься, меня вытаскивали из петли. А я проклинал спасителей! Как-то проснулся в подвале и решил: все, этот день должен стать последним. Выйду, гляну на белый свет и отдам Богу душу. Немытый, небритый, еле выбрался на улицу. И понял, что сейчас просто упаду от голода. Никогда ничего не просил, а здесь почему-то подошел к мужикам возле столовой и взмолился: дайте на еду 2 рубля... Думал, оттолкнут, начнут издеваться, а они протянули мне трешку. Впервые за несколько дней поел. Столовские биточки, которые поливал собственными слезами, казались мне самыми вкусными на свете. Ну, думаю, сытым на тот свет и уходить веселее. Вышел на улицу, а мужики суют мне еще деньги. Можешь, говорят, пропить, а лучше еще раз поешь и... сходи в церковь.

Спасибо Богу и друзьям

ТАК он понял, что даже такой, беспомощный, потерявший человеческий облик, нужен Богу. Игорь начал потихоньку мастерить, чинить что-то для храма. Научился держать культями плотницкий инструмент. А вот справиться с авторучкой не мог несколько лет. Тысячу раз в день ронял ее и тысячу раз поднимал. Приказывал: снова, еще раз, терпи!

А потом Игорь пришел в спортзал. Захотелось стать стройным, сильным, нравиться девушкам. Своими обрубками он сумел завоевать синий пояс по карате. Вскоре воркутяне стали встречать на улицах необычного беспалого художника. К нему подходили, им восхищались. Но Игорь понимал: для прохожих это просто аттракцион, а ему хотелось, чтобы его работы принимали без скидок на инвалидность. Почему-то остро потянуло на родину в Киров, откуда он уехал в 14 лет вместе с отцом-военным.

- Ничего не скажу, воркутяне - очень хорошие люди, но вятичи все же особенные. Родные мне. Спокойные, бесхитростные и в то же время какие-то солнечные. Я приехал, здесь у меня была комната в коммуналке. Дом ветхий, весь разваливается. Но Бог дал друзей. Вот Виталик, он водитель, а хотел учиться рисовать. Я его понемногу учил. А он мне и старый холодильник отдал, и посуду принес. Другой друг мебель свою ко мне на 4-й этаж затащил. Здесь так принято: у самих ничего толком нет, но если видят, что нужна помощь, без всяких высоких слов придут и помогут. А я стал запоем писать. По 15 часов в сутки! Натюрморты, пейзажи, портреты. Кое-что в классической манере, а потом все больше авангард. Недавно несколько картин купили американцы. Шведы хотели организовать выставку. Но на таможне картины за границу не пустили: какие-то документы не сумел правильно оформить.

Жизнь продолжается

НЕСКОЛЬКО лет назад Игорь женился.

- В 44 года стал молодым отцом. Горжусь этим ужасно. Дочке Полине скоро четыре. Обожаю покупать ей нарядные платья, она страшная модница. Вообще своих девочек, Полину и жену Ирину, балую. Как только получаю деньги за картину - сразу в магазин за продуктами. А потом готовлю их любимые блюда.

- Вот этими руками?

- Да, конечно, других-то нет... И блины пеку, и пельмени леплю. Могу и постирать, если надо. Но сейчас самое главное - на квартиру заработать. Не хочется, чтобы дочка росла в коммуналке.

И мне тоже очень хочется, чтобы у кировского художника и прекрасного человека Игоря Борисова появилась, наконец, своя мастерская. Сейчас он работает в узком темном коридоре. Я смотрю, как он зажимает двумя культями мастихин, и думаю: верно говорят, что художник пишет не руками - душой.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно