Примерное время чтения: 7 минут
173

Стойкий солдатик

О Тамаре ШАКУЛОВОЙ рассказывали все, с кем я общалась в Курском обществе инвалидов. И танцует так, что заглядишься, и душа любой компании, и в автопробеге участие принимала - на своей инвалидной "Оке" летает как на вертолете. И любому хулигану отпор даст... Тамара и вправду человек удивительный, Афган прошла - почти два с половиной года - с 85-го по 87-й - под огнем, в спецназе, двенадцать правительственных наград, ранения. А насчет вертолета - не шутка. Приходилось и БТР водить, и "вертушку".

Торт и карате

КТО бы сказал крошечной - 38-й размер одежды, 33-й обуви - девчонке из Коренево, что под Курском, выпускнице хореографического отделения Орловского института культуры, лауреату всесоюзных конкурсов народных и бальных танцев, что так сложится ее судьба, не поверила бы! Нет, увлечения у Тамары всегда были несколько экстремальные: в ранней юности стала мастером спорта по стрельбе, кандидатом в мастера по прыжкам с парашютом, выступала на чемпионате России по большому теннису, занималась карате... Но чтоб из всего этого профессию делать?! А вот ведь - как говорится, человек предполагает, а Бог располагает. В один прекрасный день в телефонной трубке прозвучал голос, предложивший ей службу в армии. Это было не редкостью в восьмидесятые - тогдашний военный министр стоял за активное привлечение женщин на военную службу. Правда, на первый звоночек она не среагировала, но уж когда в третий раз настойчиво предложили - решилась. С 19 лет в армии, а в 24 - здравствуй, земля афганская! Она была единственной женщиной в 22-й Гвардейской отдельной бригаде спецназа.

- Я была для своих сослуживцев младшим братом, что ли... Конечно, старалась им что-то хорошее сделать - вот, например, торт к 23 февраля. Кто ж, как не я? Подговорила начальника продовольственного склада, он немножко масла сэкономил, сгущенки и так было хоть залейся, испекла не торт, а тортище - метр восемьдесят в длину, метр в ширину, а поверху розочки разноцветные: красный цвет - из свеклы, зеленый - из зеленки, синий - капля йода, капля зеленки, такая красота! Да и радости для всех сколько...

И обо мне тоже все заботились, домик саманный построили рядом с вертолетной площадкой, двух курочек и петушка подарили, а чтоб какая грязь или пошлость - никому в голову не приходило. Единственный случай был, так я за него поплатилась тем, что орден Красного Знамени, к которому представили, не получила. Вертолетчик один "залетный" был - не из нашей части. Ну, глаз положил и ночью стал в мой домик ломиться. Я спала, ни о чем не подозревала, а он не понял, куда дверь открывается, и выбил окно. Вот это он очень зря сделал! Стекло-то было на вес золота, и как оно дзинькнуло, я спросонья выскочила и этому горе-любовнику приемом карате с двух рук по ушам. Барабанные перепонки-то и лопнули. А он - офицер! Мне строгий выговор по комсомольской части с занесением в личное дело. Вот и плакал орден!

Заветная пуля

ОБЯЗАННОСТЬЮ Тамары было секретное делопроизводство, но и пострелять пришлось.

- Служба есть служба. О страхе как-то не думаешь. Все знали, как зверствуют душманы над пленными, поэтому одну пулю непременно для себя приберегала, - вспоминает Тамара. - Однажды ехала в машине, и что-то мне неудобно показалось. На остановке пересела в следующую. А та, в которой я до того ехала, взорвалась. Водитель погиб.

Первый раз Тамара попала в окружение, когда летела по служебным делам из Лашкаргаха в Кандагар, но оно окончилось относительно благополучно. Чего не скажешь о втором. Вертолет подбили в горах, первый осколок - в голову - она получила еще в воздухе, пока спускалась на парашюте, два других - в руку и ногу - догнали уже на земле. Двое суток отстреливались, а что делать - шестеро ребят сразу погибли, остальных тоже пули не миновали. Если бы не подоспела помощь, пришлось бы заветный последний выстрел применить по назначению.

А мама ничего не знала - для нее Тамара разработала легенду, что служит в Германии. Проконсультироваться относительно немецких подробностей было у кого - среди сослуживцев-"афганцев" нашлись ребята, там бывавшие. Вот и изобиловали письма домой правдоподобными деталями. Только когда дочка была на волосок от гибели, материнское сердце что-то почуяло - был вещий сон, что она в Афгане, что ей плохо. И в тот же вечер - репортаж по телевидению о выходе наших из окружения и крупным планом носилки, в которых Тамару спускают с вертолета. Правда, из-под повязок виднелись только ее нос да глаз, но родственникам и этого хватило...

"Балластом не буду!"

ИЗ ГОСПИТАЛЯ в Кандагаре перевезли в Россию, черепно-мозговая травма быстро дала себя знать - стала стремительно развиваться опухоль в мозгу. В институте им. Бурденко провели сложнейшую операцию - трепанацию черепа, восемь часов под наркозом, опухоль затронула гипофиз, нарушила деятельность эндокринной системы. Жизнь в прямом смысле висела на волоске. Однако, вся опутанная датчиками и трубками, она умудрилась потрясти до глубины души делегацию иностранных врачей, приехавших в институт для обмена опытом: ей не хотелось показаться иностранцам "неприбранной", и, когда те вошли в палату, они застали Тамару за ответственным занятием - она красила ресницы! Вот уж истинно "стойкий солдатик".

О возвращении на службу речь больше не шла - было сомнение: а сможет ли вообще товарищ Шакулова когда-либо ходить и говорить? А дома, в родном Коренево, куда привезли теперь уже инвалида первой группы Тамару Шакулову, - печное отопление и удобства на улице. Но стать балластом на маминой шее она не собиралась. Сама для себя разработала систему упражнений и долгих семь лет изо дня в день, стиснув зубы, тренировалась, тренировалась, тренировалась... Очень сильно хотела подняться, и называйте это как хотите - чудом или сверхупорством, удачей или победой закаленного смолоду организма, только все у нее получилось. Поначалу сильно хромала. Передвигаться с палочкой молодой женщине казалось как-то стыдно, так приспособилась - ходила, опираясь на... велосипед. Каждые три месяца ездила в Москву на обследования, а там только диву давались ее упорству и выдержке.

Недавно получила квартиру в Курске (только никак денег на мебель не накопит, уж больно пенсия скудная, кровать, например, стараниями общества инвалидов списанную из гостиницы подарили), ведет общественную работу в союзе ветеранов. Ни на что она не жалуется - единственное, с лекарствами проблема. Настоишься в поликлинике за бесплатным рецептом, придешь с ним в аптеку, а там, как говорится, "Вас не ждали..." - ничего бесплатного нет. А ей, к сожалению, без лекарств никак нельзя. Но она не сдается. Держится...

ТАК и живет инвалид первой группы Тамара Шакулова - во всех делах первая, всем нужная, всем интересная. И танцует - на высоких каблуках! Потому что НАСТОЯЩАЯ ЖЕНЩИНА!

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно