Примерное время чтения: 4 минуты
112

В небесах мы сражались одних

Боевое братство

ПОСЛЕ окончания Борисоглебского авиаучилища им. В. Чкалова юного Николая Лаптева направили инструктором в Ивановский учебный центр подготовки летного состава.

Именно сюда, в Иваново, на Северный аэродром, в ноябре сорок второго прибыла первая группа французских летчиков, положившая начало легендарной эскадрилье "Нормандия". Это уже на заключительном этапе Великой Отечественной войны в наименовании появится второе слово "Неман" и эскадрилья превратится в полк.

На бетонку аэродрома ступили двенадцать парней в невиданной военной форме - высокие цилиндрические фуражки, серебряное шитье на черных мундирах, необычные для слуха россиян имена - Юран, Альбер, Риссов, Лефевр, де ла Пуан, де Панж... В учебном центре французам предстояло освоить самолеты наших ВВС.

Начались учебные полеты. Иногда по 40-50 в день. Николай Алексеевич помнит, какими веселыми, улыбчивыми были его подопечные на земле и как суровели их лица в воздухе. В небе не было переводчиков. Их заменяли интуиция, опыт, мастерство. Этих качеств у французов было не отнять. В напряженной боевой работе, в общении с нашими людьми менялась сама психология уроженцев далекой Франции, их отношение к России и ее людям. Не секрет, многие французы считали, что найдут здесь дремучих мужиков, которые живут чуть ли не в берлогах с медведями. Николай Алексеевич невольно улыбнулся, вспомнив изумленные лица французов, когда они впервые наблюдали, как в лютый мороз наши ребята работали в одних гимнастерках, без перчаток, хотя кожа на руках липла к металлу.

Однажды летчик Франсуа де Жоффр, приземлившись, сообщил старшему инженеру, что истребитель сильно вибрирует, а ему предстоит завтра очередной вылет.

- Ничего страшного, - ответил инженер. - К утру сменим мотор.

Жоффр отправился отдыхать в полной уверенности, что над ним подшутили. Каково же было изумление француза, когда утром около своей машины он застал трех механиков, которые заканчивали крепление нового движка в 1200 лошадиных сил.

"Нормандцы", улетая на фронт, забирали с собой советских механиков и доверяли им без оглядки.

Боевое братство! Это были не просто высокие слова для наших авиаторов и летчиков полка "Нормандия-Неман", которые сражались в одном небе, громя общего ненавистного врага. Так, Филипп де Сейн отказался покинуть с парашютом поврежденный самолет, потому что в хвостовом отсеке его машины находился механик Володя Белозуб без парашюта. Они погибли вместе - француз и уроженец Полтавщины.

"Я знаю их силу"

ИНСТРУКТОР Лаптев с одной стороны гордился своими учениками, а с другой - завидовал тем, кого учил, а потом провожал на фронт. К слову, среди его учеников был и старший сержант Иван Кожедуб, будущий маршал авиации, трижды Герой Советского Союза. И все же в 1944 году Лаптев попал на фронт - 3-й Белорусский.

Вот лишь несколько записей из летной книжки Н. Лаптева:

"...8.4.45 г. (Ла-7). Сопровождал Пе-2 в район Кенигсберга с бомбардировкой и штурмовкой. Вылет боевой".

"...Потопил транспорт в канале между Кенигсбергом и Пиллау".

"...Уничтожил склады с боеприпасами под Кенигсбергом".

После войны Николай Алексеевич узнал из книги земляка Маршала Советского Союза А. М. Василевского, что в штурме Кенигсберга участвовали 2500 самолетов. А еще он узнал, что там же, в небе Прибалтики, воевали его ученики - "нормандцы". Из 108 летчиков полка "Нормандия-Неман" 48 не дожили до Победы. Четверо пилотов стали Героями Советского Союза. Двое из них живы по сей день и наверняка рассказывают внукам о далекой российской земле, ставшей для них военной родиной. Последний из командиров полка генерал Луи Дельфино писал: "Я был в этой стране в самое тяжелое время. Я прошел боевой путь борьбы с фашизмом вместе с советскими людьми. Я полюбил их. Я знаю их силу и силу их оружия...".

В ГОРОДЕ Иванове есть улица имени легендарного полка "Нормандия-Неман", существует музей, где собраны бесценные реликвии истории полка.

А во Франции, в городе Кальмаре до сих пор базируется авиаподразделение французских ВВС "Нормандия-Неман". Его командир подполковник Сирилл Клавер вместе с молодыми пилотами и ветеранами прилетали в Иваново в канун 60-летия легендарного полка, почтить память погибших товарищей и еще раз подтвердить, что боевая дружба российских и французских пилотов, зародившаяся в далеком сорок втором, жива по сей день.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно