Примерное время чтения: 7 минут
87

Француз и его бабушки

В Алатыре есть то настоящее, чего не найдешь в Москве. Так считает местный священник игумен ВАСИЛИЙ (Паскье), и, наверное, он больше, чем кто-либо другой, имеет право на такое смелое заявление. Он француз по национальности, но уже десять лет живет в Чувашии и провинцию со всеми ее проблемами изучил хорошо.

Виктория тети Зины

ЗИНАИДА (тетя Зина) уже двенадцать лет как на пенсии. Ушла рано, в пятьдесят лет, так как работала на вредном производстве: заливала реле смолой на релейном заводе. А дома оказалось скучно: родственники заходили редко, подружки тоже. Одна была отдушина - дача. На огороде тетя Зина выращивала огурцы, лук, викторию (так здесь называют садовую клубнику) и т. д. Ходила в лес, потом закручивала банки с грибами, варила земляничное варенье. Получалось так много, что подруга посоветовала: "У нас новую церковь восстанавливают, там мужики работают, их кормить надо. Ты б поделилась своими запасами-то". Тетя Зина поделилась раз, другой и - осталась работать на приходской кухне. "Когда я сюда пришла первый раз, - говорит она, - здесь было как после бомбежки: стены все оббитые, пола нет, ямы. Строительные леса стоят". А потом ей поручили ответственное задание - ходить по городу с кружкой и собирать деньги на храм. В один базарный день удавалось собирать по тысяче рублей. "Люди разные бывают. Иной раз подходят: "Че стоишь? Батюшке на новый "мерседес" собираешь?"

О. Василий рассказывает: "Лет десять назад, когда приехал в Алатырь, я приметил одно здание. Посмотрел и подумал: наверное, бывший храм. Навел справки - так оно и оказалось.

А как-то венчались люди из правительства Чебоксар. У меня тогда не было храма, я совершил таинство в чужом храме. После этого пригласили на обед. Там министры, руководители администрации. Я взял слово, говорю: "На территории больницы есть Иверский храм, нужно его вернуть Церкви". Министр тут же спросил у главы администрации, возможно ли это. "Конечно, можно!" За пять минут вопрос решили...

Два года назад, когда мы начали восстанавливать храм, у нас не было никаких денег. Но мы начали, молились, и Господь послал нам именно то, что надо".

Руфь

РУФЬ руководит хором и ведет занятия в воскресной школе для взрослых. Не удивляйтесь такому непривычному имени - она англичанка. Скоро уже десять лет, как Руфь живет в Чувашии. Сначала поселилась в Чебоксарах, а через год, познакомившись с о. Василием и став его духовным чадом, переехала в Алатырь. Руфь преподает английский в местной школе и учится заочно в Свято-Сергиевском богословском университете в Париже. "Многие люди, которые к нам ходят, только еще начинают воцерковляться, только узнают, что такое пост и молитва, - рассказывает Руфь. - Мы стремимся к тому, чтобы человек чувствовал себя на приходе как дома. Главный дар отца Василия - умение общаться с людьми. Причем с представителями самых разных сфер жизни. Новеньких мы приглашаем в воскресную школу, за общие трапезы. Бедные женщины на кухне никогда не знают, на сколько человек готовить. Отец Василий считает, что прихожане - это одна семья".

Игумен Василий продолжает: "Мы специально никого не искали. С радостью принимали тех, кого Господь посылал. Бабушки - те сами завелись, как грибки. Если дождик поливает, погода становится теплее, они растут. Бабушки - это фундамент прихода, они всегда были и будут. И не надо думать, что бабушки немощные. У нас весь храм оштукатурили бабушки - одной шестьдесят три, а другой семьдесят три года.

Икон в иконостасе у нас пока мало, может, появятся, если найдем благодетеля. Но если хороший приход, то каждый прихожанин тогда - это икона. И поэтому если будет живой приход, то и иконостас будет сам собой".

Настоящая русская жизнь

БОГОСЛУЖЕНИЯ в храме начались с января нынешнего года. Сейчас здесь примерно тридцать пять постоянных прихожан, по выходным причащаются по сто человек. Самые верные прихожане - конечно, бабушки. Некоторые в церкви каждый день. Скрюченные, с палочками, они приходят из близлежащих домов. Храм, где служит о. Василий, удобно расположен - в центре Алатыря. И службы в храме начинаются в восемь утра - на час позже, чем в других церквях города.

О. Василий хочет организовать при храме благотворительную столовую, видеотеку, где можно было бы смотреть фильмы духовного содержания, и, если получится, богадельню. Впрочем, малоимущих прихожан кормят в трапезной уже теперь. В Алатыре достаточно много бездомных. О том, что на Иверском приходе можно поесть, быстро стало известно. Конечно, встречаются и такие люди, которые, по выражению о. Василия, "обнаглевают": профессиональные бомжи, ленивые. А иные приходят, и первое, о чем спрашивают, - чем здесь можно помочь? Для таких и существует трапезная.

В советские времена Алатырь был крупным промышленным городом, здесь было много заводов, на одной фабрике производили пианино. Сейчас фабрика закрыта, заводы работают даже не вполсилы, а хорошо если в четверть. Вся работоспособная молодежь занята торговлей - ездят в Москву за товаром, потом продают в окрестных городах. На вырученные деньги покупают необходимые вещи у других перекупщиков. Старички живут за счет своих огородов.

"В Алатыре - настоящая русская жизнь. В Москве - уже не русская, - говорит о. Василий. - Возьмем бабушек в деревне - это же ужас, что они смотрят! Бабушке в фуфайке, у которой туалет на улице и моется она в бане, показывают теток, у которых жизнь прекрасна, которые только и думают, как бы сменить мужа. В моде вульгаризация. Много книг, где объясняются сложные вещи простым языком, за счет этого священные вещи теряют сакральный смысл. Икону вульгаризируй - получится просто картина. Пасху вульгаризируй - останутся одни куличи и крашеные яйца. Но в них-то нет жизни. А жизнь в другом: "Христос Воскресе!" - "Воистину Воскресе!"

Тетя Маша - снежная лавина

МАРИЯ Никитична (тетя Маша) - личность легендарная. Это та самая шестидесятитрехлетняя бабушка, которая оштукатурила почти весь храм. Вот как рассказывает про нее тетя Зина: "Приехали ребята из Ульяновска, стали штукатурить алтарную часть. Оштукатурили немного. Потом к ним присоединилась тетя Маша - и пошла, как снежная лавина! День - и колонна, день - и колонна. Ровно так работает - уголки прямо точеные!" Сама тетя Маша о себе отзывается куда более скромно: "На добрые дела надо бегом бежать. А если просят - это уже не помощь. Это хорошо, что они меня вытерпели. У меня характер тяжелый. Но если уж меня вытерпели - значит, спасутся. Но мне все помогали, один не справишься, какой бы ни был специалист. Господь поможет - сил хватит. А батюшка как работает?! Всегда рядом с нами, бывает, мужчин совсем нет, а он нам помогает"...

***

МЕНЯ все мучил вопрос о том, как же все-таки относятся местные жители к игумену из Франции. Я слышала, что периодически с церковных ворот приходится оттирать свастики. Вот что мне ответил о. Василий: "Нет ни русских, ни французов, а есть один православный народ. Люди, которые делят людей по национальности, просто ничего не смыслят в духовной жизни".

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно