Примерное время чтения: 6 минут
73

Пациент скорее мёртв...

Я постоянный читатель и подписчик "Долгожителя". Почти наверняка наши правители в него не заглядывают - а то, кто знает, может быть, дрогнули бы их зачерствевшие сердца, прочитай они хотя бы заголовки. Но, увы, сытый голодного не разумеет! По моему мнению, всё упирается в культуру нашего общества и в особенности в культуру руководителей. Жестокосердными, беспощадными, безразличными к чужой беде и горю бывают, как правило, некультурные люди, как говорится, "из грязи - в князи". Что и видно на судьбе горемычного и нищего народа нашей самой богатой в мире страны.

А написать вам меня сподвигло письмо Т. И. Коженковой в "Долгожителе" N 23 (декабрь 2005 г.). "Одни - создают, другие - уничтожают". Я, как и она, стараюсь понять - как же так вышло, что наша Родина занимает нынешнее позорное положение на задворках цивилизации? Я много раз задумывался над тем, почему одним в радость строить и созидать, а другим в сладость всё это разрушать. Почему одни украшают свои и чужие жилища, а другие гадят и живут в этом дерьме с превеликим удовольствием? Почему одни тянутся к прекрасному, а другим "в кайф" это прекрасное изуродовать?

Ещё малым ребёнком я увидел, как один мальчик построил из песка красивый домик с башенками и побежал за воспитательницей, чтобы показать ей своё творение. Но не успел - домик был растоптан, а неподалёку радостно приплясывал другой малыш. Будущий строитель горько заплакал, нянечка отхлопала будущего разрушителя, который, ничуть не раскаиваясь, сердито надулся...

Гармония мира - в балансе добра и зла. Но, когда силы зла овладевают большинством населения страны, происходит кровавая вакханалия - уничтожение благородных особей и приход к власти подлых, лишённых всяких моральных устоев человекоподобных существ, убивших в себе Бога. Что и произошло в 17-м году, когда большевики сказали, что Бога нет и теперь всё можно. Религия была тем инструментом, при помощи которого худо-бедно удерживали от противоправных действий потенциальных крушителей устоев общества. Культурная часть верующего населения той России любила Бога и соблюдала христианскую мораль и этику поведения просто потому, что впитала её с материнским молоком. Другая же часть боялась Бога и оттого не совершала греховных поступков, опасаясь наказания.

А большевики, выпустив из тюрем уголовников, назвали их социально близкими себе и без зазрения совести формировали из них отряды мародёрствующих красногвардейцев, убивающих прямо на улицах хорошо одетых людей. Вспомним Блока: "в зубах цигарка, примят картуз, - на спину б надо бубновый туз". Облачившись в кожаные куртки, эти деклассированные элементы отправились в деревни, где довольно быстро обратили в свою веру бедноту, которая, отбросив христианскую мораль, стала с беспощадной злобой громить усадьбы. Они крушили зеркала и люстры, топорами рубили красивую мебель и рояли, а утомившись, дружно испражнялись на паркетный пол. Покидая вконец изуродованные и испоганенные усадьбы, они с животным восторгом (и с чувством полного удовлетворения) их поджигали, как бы подводя итог своей примитивной и бесполезной жизни, выполняя своё истинное предназначение на этом свете, с лёгкостью забыв о Боге и его заповедях.

Для полноты восприятия эстетики революционного самоутверждения приведу слова русского писателя Юрия Анненкова о деяниях Красной гвардии во время большевистского путча в Финляндии: "...Я пробрался в Куоккалу, чтобы взглянуть на мой дом. Была зима. В горностаевой снеговой пышности торчал на его месте жалкий урод - бревенчатый сруб с развороченной крышей, с выбитыми окнами, с чёрными дырами вместо дверей. Обледеневшие горы человеческих испражнений покрывали пол. По стенам почти до потолка замёрзшими струями желтела моча. ...Вырванная с мясом из потолка висячая лампа была втоптана в кучу испражнений. Возле лампы - записка: "Спасибо тебе за лампу, буржуй, хорошо нам светила". Половицы расщеплены топором, обои сорваны, пробиты пулями, железные кровати сведены смертельной судорогой, голубые сервизы обращены в осколки, металлическая посуда - кастрюли, сковородки, чайники - доверху заполнены испражнениями. Непостижимо обильно испражнялись повсюду: во всех этажах, на полу, на лестницах - сглаживая ступени, на столах, в ящиках столов, на стульях, на матрасах, швыряли кусками испражнений в потолок. ...На столе ночной горшок с недоеденной гречневой кашей и воткнутой в неё ложкой..."

Вот такие существа и стали устанавливать свой примитивный злобный порядок, повсюду искать врагов, сеять смерть и разрушение, забивать колодцы трупами невинно убиенных, материться, бросать окурки куда попало... И по сию пору уже в четвёртом - пятом поколениях ведут себя точно так же. Таким нелюдям для их функционирования необходимо наличие врага. Желательно близкого - которого можно было бы собственноручно с превеликим удовольствием уничтожить. Если отнять у них врага, то они, как рыба, выброшенная на берег, в буквальном смысле гибнут. Есть много примеров, когда бывшие революционные командиры после окончания гражданской войны не смогли вписаться в мирную жизнь и, чтобы опять вкусить запах крови и вопли жертв, стали бандитами, наводя ужас на мирных обывателей.

В ГУЛАГе основной опорой лагерных властей были, как известно, уголовники, социально близкие режиму люди. Была популярна идея переделывания уголовников в достойных строителей коммунизма, которая органически переросла в естественное слияние правящей верхушки (прошедшей царские тюрьмы) с уголовным элементом. Благо, у них было много общего - привычки, манера поведения, знание уголовного жаргона. А вот интеллигенция с её трёхсотлетним интеллектуальным багажом не подходила для строительства коммунистического общества и подлежала банальному уничтожению или же в лучшем случае превращению в чернорабочих.

Проблема дефицита культуры после 17-го года всё усугубляется. Источники настоящей культуры были выкорчеваны после тотальной ликвидации "культуроносных" слоёв населения России. Михаил Булгаков в "Собачьем сердце" предостерегал российское общество от наступающей угрозы всеобщего оскотинивания. Культура народа в целом определяет и культуру общественного строя. В варварском обществе и строй варварский, без разницы - социализм там или капитализм.

В стенах Государственного Кремлёвского дворца исполняют сегодня блатные и уголовные песни. В театрах прописался мат. За последние 10-15 лет не было создано ни одной душевной песни, которую можно было бы спеть в компании.

А когда в народе пересыхает источник художественного вдохновения - это, по-моему, уже безнадёжно. Такой "пациент", как говорится, скорее мёртв, чем жив...

От А. Ф. Лофиченко, ветерана труда, Москва

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно