Примерное время чтения: 5 минут
149

Я люблю тебя, бабушка!

СОВЕРШЕННО непостижимым для меня остаётся тот факт, что с уходом на пенсию человек становится обузой для государства, причём обузой настолько непосильной и неподъёмной, что оно всеми силами стремится поскорее загнать пенсионера в могилу. Как государство это делает? По-разному. Задерживая и без того мизерные пенсии, легально обманывая, проводя в жизнь варварские законы, забывая об элементарном чувстве долга перед теми, кто в своё время на своих некогда сильных, а теперь по-стариковски согбенных плечах нёс тяжкий груз этого непростого мира.

Спросите у тех, кому сейчас за пятьдесят, - боятся ли они старости? Ответом, скорее всего, будет "да". Дальнейшие расспросы на тему "а почему?" уже бессмысленны - всем и так ясно, что после торжественных проводов на "заслуженный отдых" человек становится абсолютно незащищённым.

Однако пожилому человеку в России двадцать первого века не хватает не только материальной обеспеченности, но и простого человеческого тепла и внимания. Многие из нас регулярно навещают своих родных, множество бабушек и дедушек чувствуют, что жизнь их ещё не закончена, что они кому-то нужны в этом мире. Но, увы, таких счастливых пожилых людей в нашей стране меньшинство, причём пугающее. Ведь родные и близкие нынче скупы на внимание к своим пожилым родственникам. Я уверен, что каждому станет стыдно, если вспомнить, сколько раз он ленился зайти к ним на чай, забывал позвонить, написать письмо в далёкую деревеньку, поздравить с праздником...

Я хочу рассказать о моей бабушке, Нине Алексеевне Сергеевой (Вавиловой). С тех пор как в сентябре 1996 года ушёл из жизни её муж и мой дед, Владимир Семёнович Сергеев, она живёт одна в небольшом доме в селе Рамено Самарской губернии. Село это - чудесное место, именно здесь находятся знаменитые подземные источники с чистейшей водой, обогащённой серебром, в каждом дворе "серебряный" колодец. Однако кто-то мудро рассудил, что пользоваться благами природы можно и за пределами села, причём - с изрядной выгодой. Так появилась известная на всю страну вода-медалистка "Рамено". Её черпали без удержу и не зная меры и, похоже, всю вычерпали! Во всяком случае, сейчас её на прилавках не найти...

Моя бабушка родилась в Сызрани, в семье машиниста. Жили очень просто, порой даже бедно, но никогда не жаловались. Её дед был агрономом, своим трудом заработал на достойную старость, приобрёл участок земли в Рамено. Держал скотину, разводил рыбу в пруду, работал в поле. С приходом советской власти его поставили перед выбором: отдать большую часть земельного надела и весь скот в обмен на... жизнь. Правда, отобранный участок превратился в никому не нужный пустырь, а на месте пруда раскинулось болото... Зато "социальная справедливость" восторжествовала!

Бабушка окончила восьмилетнюю школу, а затем курсы медицинских сестёр. Так медсестрой и проработала всю войну - с первого до последнего дня - в сызранском военном госпитале. Каждый день кровь, боль, смерть, но ведь у всего этого есть и другая сторона - сколько жизней спасено её руками! Сколько её "крестничков" до сих пор ходит по белу свету! В Сызрани она встретила своего будущего мужа. Когда они познакомились, он работал на военном заводе - делал ящики для снарядов. Мой дед, Владимир Семёнович, был из тех, про кого говорят "золотые руки". С деревом он буквально творил чудеса - все столярные и плотницкие работы были ему по плечу, он даже сам делал мебель. А ещё он был очень скромным, вежливым и остро переживал любую несправедливость. Он был учителем труда, любимым преподавателем у многих поколений школьников, а бабушка до самой пенсии проработала медсестрой в детском садике.

У бабушки и дедушки родилось двое детей: старший - Вячеслав и младший - Александр, мой отец. Сыновья выучились, оба - врачи высшей категории, обзавелись семьями, уехали в другие города, а бабушка с дедом так и жили в своём небольшом доме в Сызрани, на улице Орджоникидзе.

Когда Егор Гайдар и его команда провели курс "шоковой терапии", десятки миллионов людей лишились своих сбережений. Это произошло и с вкладами бабушки и деда - сгорела без остатка довольно приличная сумма. Они были вынуждены продать свой дом и переехать в Рамено.

Вот уже четыре года, как я не навещал свою бабушку. Пишу письма, поздравляю с праздниками в коротких телефонных разговорах... И со стыдом понимаю, как это мало! Прошедшей зимой ей исполнилось восемьдесят два года. Летом она ждёт меня в гости... Как хочется, чтобы Господь отмерил мне столько же смирения и терпения, сколько выпало на её долю.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно