Примерное время чтения: 4 минуты
98

Он был самым молодым командармом

Предлагаем вниманию читателей отрывок из воспоминаний о легендарном полководце его школьного товарища Антона Степановича Дуба.

МОИ детские и юношеские годы прошли вместе с Иваном Даниловичем Черняховским. Я помню его с того времени, как их семья переехала в с. Вербово. Вместе с Иваном Даниловичем бегали мальчишками, вместе организовывали комсомольскую организацию, вместе работали в струнном оркестре, драмкружке.

Я был старше Ясика, как звали мы все его в детстве, но хорошо помню, что организатором всех самых смелых проказ были не мы, старшие, а он, его слушались и взрослые ребята. Обычно он разрабатывал план похода за яблоками в панский сад. Делил ребят на две группы, одни отвлекали сторожей, другие в это время рвали яблоки. Очень умный, располагающий к себе людей, Ясик отправлялся к какой-нибудь бабе-сторожихе, которая день и ночь спала под яблонями, охраняя их, и заводил с такой сторожихой длинный разговор: "Бабо, та продайте же мене кислого молока", - начинал он. "Та у мене и коровы нема, - отвечала та, - а чей же ты сам, хлопчик, будешь?" "Я сын конюха, Данилы Черняховского, знаете его, бабо?" Потом разговор снова переходил на корову, которой нет у бабы, потом снова на кислое молоко, и только чёрные хитрые глаза Ясика весело смеялись. А в это время карманы и рубахи ребят были наполнены, и они уже ждали конца "нежной беседы с бабой".

Когда умерли отец и мать у Вани Черняховского, он стал пастушком, зарабатывал на хлеб и на оплату учителю, у которого мы тогда брали уроки. Учился он отлично, он ревновал, если кто в классе лучше его учится, и дрался с такими после уроков.

В 1921 г. я вернулся из Киева, где занимался на лесоводческих курсах. Молодёжь в с. Вербово решила создать комсомольскую организацию. Мы не знали тогда, как её организовать. Пошли за советом к члену партии Колеснику Андрею Павловичу. Ваня Черняховский был одним из активнейших организаторов нашей комсомольской ячейки. Когда кто-то из старших ребят высказал предположение, что если придут петлюровцы, узнают, что мы комсомольцы, так нас всех поперебьют, Ясик ему ответил: "Не перебьют, возьмём обрезы, уйдём в лес и сами ещё петлюровцев перебьём". Он говорил так убедительно, что поколебавшиеся тогда ребята потом стали очень хорошими комсомольцами.

Комсомольская организация с. Вербово состояла из 12 человек. Тогда, в 1921 - 1922 гг., мы организовали в селе хор и струнный оркестр. Ясик был очень музыкальным парнем. Он играл на всех струнных инструментах, а позже и на пианино. Выступали мы в школе, а иногда выезжали и в другие сёла. Средства, собранные за наши выступления, мы использовали для закупки книг в создаваемую библиотеку, а также антирелигиозной литературы. В эти годы мы вели большую антирелигиозную работу. Ваня был прекрасным оратором. Он говорил так образно и живо, что зажигал всех. Умел убедить любого, если хотел выиграть спор. Он не любил даже малейшую ложь и беспощадно высмеивал того, кто пытался соврать.

По старому ещё обычаю деревни враждовали между собой, молодёжь дралась по-настоящему, дело доходило иногда даже до убийства. В соседних с нашей деревнях комсомольских организаций не было, и мы первыми решили прекратить эту беспричинную вражду между молодёжью. Как-то раз, когда в с. Вербово пришли ребята, мы пригласили их на свадьбу, а не на драку. Но им трудно ещё было поверить в наше добродушие, они принесли с собой какие-то железяки и были готовы к "бою". Помню, как к одному из парней подошёл Ясик Черняховский и сказал: "Ты спрячь эту пику куда-нибудь, а то мне за тебя от людей стыдно". В этот раз драка не состоялась, вместо этого мы шли, обнявшись с чужими ребятами, провожали их до конца села.

Разговаривал я с личным шофёром Ивана Даниловича Черняховского - Николаем, он рассказывал, при каких обстоятельствах погиб полководец.

Он говорил: "Мы уже объехали участок фронта. Он, Иван Данилович, был таким, что залезет в каждый окоп, в каждый блиндаж. Мы возвращались к машине. Иван Данилович сам сел за руль, а меня посадил в сторону. Когда мы ехали, противник сделал огневой налёт. Снаряд упал около машины. Осколком пробил Ивану Даниловичу левую часть груди навылет. Адъютанты положили его сзади в машину. Он сказал тогда, когда был ранен и упал на руль: "Николай, спаси меня. Я ещё для Родины пригожусь".

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно