Примерное время чтения: 9 минут
206

Жанна Агалакова хочет стать отличницей

Дверь общежитского телехолла была заперта, но из-за нее доносился голос известного актера, значит, там кто-то смотрел фильм. Я постучала. Меня впустили. Впрочем, дверь за спиной тут же закрылась. В холле находилась девушка, на лице - косметическая маска. Она села на стул, приняла позу "лотоса" и... стала довязывать свитер. Такой была моя первая встреча с Жанной Агалаковой.

С этого момента прошло 10 лет. И теперь мне кажется, будто Жанна уже тогда знала, что станет телезвездой, поэтому каждую свободную минутку старается проводить с пользой. Однако я все чаще сомневаюсь: быть может, тогда из-за двери доносился голос не актера, а диктора... И смотрела она не фильм, а какую-то важную информационную программу...

- Программу "Время" когда-то я не смотрела вообще. Да и журналистом изначально быть не хотела. Перебрала в уме массу профессий: от дрессировщицы в цирке до следователя. Сразу после школы поехала поступать на филфак, но не прошла по конкурсу. Нужно было пойти куда-то работать. И друзья моих родителей, журналисты, устроили меня секретарем в газету.

Я написала первую в своей жизни заметочку. И как-то в обеденный перерыв пошла прогуляться. Продавались груши. Я встала в очередь за дамой, которая читала газету. И я вижу, она медленно просматривает одну страницу, вторую... Сейчас должна дойти до третьей. А там моя заметка, с моей фамилией!.. Но подходит очередь, дама берет сочные груши и заворачивает их в эту самую газету. На моей статье расплывается огромное пятно... Это был такой щелчок по носу, типа: "Эй, посмотри, для чего используют твою газету!"

- Ты обиделась?

- Вначале оторопела, а потом даже рассмеялась.

- И решила: раз мои заметки все равно не читают, пойду-ка я в журналистику...

- Нет... На самом деле я поняла, насколько заразительна журналистская атмосфера. Это люди, которые знают все и не знают ничего. От них зависят власти, и они сами зависят от властей. Эта профессия - перекресток человечества. И мне понравилось быть на этом перекрестке. Короче, через год работы в газете я уже недоумевала: как это люди могут выбирать себе другие профессии? И я не смела поделиться своим открытием с другими, потому что боялась, что в одночасье на журфаке поднимется и без того высокий конкурс.

Хотя моя школьная подруга Катя утверждает, что я еще в 6-м классе как-то сказала, что хочу быть журналистом, я этого не помню.

Бабья дружба

- Катя живет в твоем родном городе Кирове, ты - в Москве. Она модельер и домоседка, ты - телеведущая и любительница путешествий. Вы такие разные и тем не менее до сих пор дружите. Полная тебе противоположность (по характеру и чисто внешне) твоя вторая близкая подруга - Даша Асламова, автор "Записок дрянной девчонки". В чем секрет вашей дружбы?

- Как-то прочитала такие стихи: "Что бабья дружба? Сплетни на досуге". Я очень долго была с этим согласна. Женщин объединяют эти рассказы, общие секреты. Но теперь я думаю по-другому. Все-таки главное в дружбе - готовность помочь друг другу в любую минуту. Пару раз мне было очень плохо, и если бы не мои девчонки, даже не знаю, как смогла бы пережить эти моменты. При этом я им не звонила, не просила о помощи. Они просто чувствовали, что нужно приехать, и приезжали.

Знаешь, я с годами все больше и больше ценю именно тех, с кем была в студенческие годы. Потому что они меня знают "сначала". А значит, любят за то, что я есть, а не за то, что я в телевизоре.

- Я поняла, почему у тебя сохранилось так много старых друзей. Ты просто очень "жадный" человек. Не в смысле "скупой". Ты боишься потерять то, что приобрела. И стараешься из всего, что дала тебе жизнь, извлечь максимум...

- Со стороны виднее. Если это действительно так, я была бы только рада.

- А как ты оказалась на телевидении?

- Еще студентками мы с Дашей Асламовой проходили практику в программе "Взгляд". Я ужасно робела. Все "взглядовцы" были такие "бронзовые", к студентам относились свысока, я там долго не продержалась. А после окончания факультета устроилась работать на студию МВД.

- Снимала трупики. В обмороки не падала?

- Падала, и для этого даже не надо было на "трупики" смотреть. Однажды мы поехали на съемку в детскую больницу. Дежурный врач монотонным голосом стал рассказывать, как к нему в течение последнего часа привезли двух малышей. Одного, грудного младенца, пытался задушить его собственный сумасшедший дед; второго, мальчика двух с половиной лет, едва не зарубил топором пьяный отец. Я как все эти картинки представила, так и грохнулась в обморок. Вернее, я почувствовала, что теряю сознание, попросила подержать микрофон и сползла по стене. Мне дали понюхать нашатыря. Я очнулась, вспомнила, о чем мне только что говорили, и опять упала в обморок.

Антидомострой

- Ты используешь какие-либо способы конспирации, чтобы тебя не узнавали на улицах?

- Да, конечно, - я не крашусь. Тогда меня никто не узнает, или мне кажется, что меня никто не узнает. Но однажды случилось совершенно невероятное - меня окликнули по имени в парной. Уж никак не думала, что без костюма, без косметики, в какой-то странной шапочке меня "вычислят".

- Кстати, откуда пошли слухи, будто твой муж, итальянец Джорджо, полицейский, да к тому же коммунист?

- Просто познакомились мы с ним на международном семинаре по борьбе с организованной преступностью, проходившем лет десять назад в Суздале. Джорджо приехал туда вместе с отцом. Он юрист, эксперт ООН. Джорджо очень хотелось попасть в СССР, так как он действительно придерживался "левых" взглядов и даже считал себя коммунистом. А по профессии он физик.

- Джорджо, как и большинство итальянцев, очень красив. У тебя наверняка есть завистницы.

- На том же семинаре одна эффектная блондинка (все называли ее "Мисс симпозиум") очень переживала, что Джорджо предпочел меня ей. Помню, на ужине она повернулась ко мне и спросила, сколько мне лет. Я никогда не скрывала своего возраста и ответила: двадцать пять. Тогда она повернулась к Джорджо: "А тебе?" Джорджо, покраснев, сказал: "Я тоже молодой". На самом деле ему было тогда всего девятнадцать.

- Он живет в Италии, ты - в России. То он приезжает к тебе в гости, то ты к нему. А что происходит, если тебе срочно нужно "поплакаться в жилетку", а его рядом нет?

- Я могу "поплакаться" и по телефону... Мне не нравятся домостроевские отношения. Я никогда не потребую, чтобы ради меня муж бросил свою работу и переехал в Россию; никогда не упрекну Джорджо, если у него не окажется денег. Но взамен хочу такого же отношения и к себе.

- Не надоело все проблемы решать самостоятельно?

- Почему же, в важных семейных делах я всегда советуюсь с Джорджо.

- В важных - это перепланировка квартиры, ремонт?

- Нет, что ты, это мелкие проблемы. Важные - это когда меняешь работу, например...

- И что, ты можешь зайти в кабинет к Эрнсту и сказать: извини, Константин, мне муж не разрешает?

- Конечно, я этой фразы не произнесу. Я найду другие, более убедительные слова.

Ветеран движения

- Где ты будешь встречать Новый год?

- Видишь, на диване лежит кипа газет и карта Скандинавии? Я хочу сделать сюрприз для Джорджо. Поскольку он католик, то Рождество мы празднуем два раза. На католическое, 25 декабря, в качестве подарка я ему объявлю о предстоящей поездке. А пока воспитываю характер: проявляю терпение. И пытаюсь врать, что мы будем встречать Новый год в Москве.

- Самый необыкновенный Новый год в твоей жизни?

- С 1999-го на 2000-й. Мой последний выпуск новостей должен был выйти в шесть часов вечера. Утром мы ехали в сторону рынка, чтобы купить молочного поросеночка. И вдруг слышу по "Эху Москвы", что Ельцин уходит со своего поста. Тут звонит мобильный, и мне сообщают, что через полтора часа у меня прямой эфир... Весь день проторчала в студии, выпуски новостей шли один за другим. Домой явилась в одиннадцать вечера. Любимому пришлось самостоятельно готовить праздничный ужин. У меня осталось какое-то чувство вины перед ним. И все равно, как я ни устала, а в два или три часа ночи мы отправились на Красную площадь.

Кстати, ты знаешь, что я - ветеран движения по встрече Нового года на Красной площади? Я уже дожила до тех времен, когда какие-то государственные люди строят планы, как организовать этот праздник. А начинали мы в 1987-м, когда каждый должен был развлекать себя сам.

- Ты часто бываешь в родном городе?

- Раньше, когда была жива мама, приезжала в Киров часто. Последние два года - реже.

- Ты как-то планируешь на будущее свою карьеру? Скажем, сегодня ты ведешь новости и ток-шоу вместе с Владимиром Познером. А завтра?

- Эти планы не выражаются в названиях программ и именах людей, с которыми я собираюсь работать.

- В чем они выражаются?

- В собственной оценке. Мне кажется, что сейчас я работаю "на четверку". А хочется стать "отличницей".

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно