87

ОДИН ДЕНЬ ИЗ ЖИЗНИ МОЛОДОГО ПАПЫ

Мамы нету дома - на работу ушла или в отпуск уехала... Вот тут-то и выясняется, что выполнить функции мамы больше никто из домашних не способен или, по крайней мере, не готов.

Не бойтесь! Это они только притворяются, потому что не хотят брать на себя ответственность и вообще избегают лишней нагрузки. Но не для того ли, скажите, заводили вы мужа, старших детей и прочих родственников, чтобы однажды сбросить на них часть забот? Так что смело оставляйте младенца и - вперед, по своим делам!

Ночь была очень тяжелой. Ворочаясь с одного бока на другой, я никак не мог уснуть, думая о том, что завтра моя супруга отправится проведать родителей, а мне предстоит выдержать неравный бой против 7-месячной дочки. Решив все-таки собраться с силами, я уснул...

Утро... В 9.00, получив прощальный поцелуй и список всевозможных методов отступления перед капризами моей дочурки, я закрыл входную дверь. Первая атака началась практически без объявления войны. Увидев, что мама вышла за дверь, моя дорогая доча, пару раз всхлипнув, залилась слезами. Мои ответные действия носили скорее отвлекающий характер. Подхватив дочку на руки и пару раз подбросив ее, я тихонько подошел к окну, пытаясь отвлечь ребенка своими возгласами: "А где у нас ворона? Вот она, ворона!!! А вон собачка побежала! А вот дяденька пьяный идет". Ребенок успокоился, и, пока любовался красотами нашего двора, я быстренько пробежал "список молодого папы" глазами. Так... Памперсы... кормежка... игры... Не забыть давать ребенку попить... Острое, колющее, режущее - с глаз долой..."

Вроде бы ничего сложного нет. В этот момент моей Анастасии надоело пялиться в окно, и она нашла себе новое развлечение: снять с папы (то есть с меня) очки и проломить этим предметом ему голову. Очки были отобраны, ребенок услышал папино грозное: "Низзя!!!" - и снова начал кукситься. План простой: ребенка на пол, туда же игрушки из корзины, пока дите тщетно пытается из-под них вылезти - сбегать на кухню и приготовить себе чай. Уже на кухне слышу перестрелку в комнате. Мама дорогая, какой там чай!!! Что же там происходит?! Несусь обратно, а по пути расквашиваю себе колено о стоящую в прихожей коляску. Вбегая в комнату, понимаю, что это не террористы, а мой ненаглядный ребенок успел вылезти из-под игрушек, потянуть на себя скатерку на столе, свалив при этом пакет сока и пульт от телевизора. Пульт-то и стал любимой игрушкой, пока папы не было. Красненькая кнопочка - и телевизор загорелся. После этого дочурка случайно села на кнопку громкости, а по ящику шел боевичок. Вот откуда выстрелы. И снова пульт отобран, сок вытерт.

Далее борьба велась с переменным успехом. Победы дочки: сваленный горшок с цветком и оторванная ветка фиалки, обслюнявленный папин пейджер, порванный журнал, который еще в этой семье никто не читал, и удачно нанесенный удар по папе куклой. Победы папы: спасенный цветок, возвращенный на место пейджер, захоронение порванного журнала и символические удары по попке в памперсе. Именно во время этих ударов я понял, что пришла пора менять подгузник. Снятие оного сопровождалось ревом... Надевание чистого памперса вызвало истерику у ребенка, в результате чего к достижениям Насти был добавлен укус моего указательного пальца. Скоро кормление... А так как новое - это хорошо забытое старое, приходится вновь работать по программе-максимум: игрушки, окно, "Настя, смотри - ворона кар-кар", водичка, катание верхом на папе, пятиминутное щекотание ребенка, знакомство с отражением в зеркале и снова разрывание уже нового журнала. Часы показывают 12 - пора кормить!!!

Настька в стульчике внимательно наблюдает, как папа делает кашу. Наконец нужная консистенция достигнута, "слюнявчик" на ребенке сидит, как влитой. И тут... Дело в том, что я сделал кашу на молоке и в самый ответственный момент успеваю прочитать на импортной коробке, что молоко в каше уже есть и надо разбавить ее кипяченой водой. Вот, скажите, за что такое наказание? Ребенок, видя, как остатки "неправильной" каши спускаются в слив, начинает... Нет, это даже не "реветь" - это нечто. Минут десять успокаивались, ну а бросок в меня большой ложкой я воспринял как должное. Поделом... Кормим. Я кормлю все что угодно, но только не ребенка - нос, стульчик, волосы. Мои трогательные реплики: "За папу, за маму" - не имеют смысла. Пробую повысить голос: "Настя!!! А ну!!! Давай живо ням-ням!!!" Взгляд ребенка можно перевести как: "А ты еще и голос повышаешь?" Ура!!! Получилось - первая ложка достигла цели, в смысле рта. Рано радовался, потому что в этот момент Настасья захотела чихнуть. И чихнула, забыв проглотить кашу. Последствия плачевны. Тыкаясь, как новорожденный щенок, бреду в ванную, где первым делом пытаюсь восстановить зрение, очищая очки от каши. Футболку, видимо, тоже придется замачивать. Похоже, вид "слегка" обиженного отца с голым торсом убедил ребенка поесть...

Рассказывать можно долго. Однако под конец моего продуктивного общения с любимой (действительно любимой!) дочуркой я почему-то вспомнил сказку про старика и старуху, которые решили поменяться ролями - старик остался в избе хозяйничать, а старуха пошла поле пахать. В итоге супружеская пара признала, что каждая работа заслуживает уважения. Так что склоняю голову перед своей супругой и торжественно обещаю, что никогда больше не буду ее упрекать в ничегонеделании.

P. S. Пока все это писал, жена сказала, что хочет съездить проведать родителей, а мне придется снова посидеть с ребенком. Happy end???

P. P. S. Настька, я тебя очень люблю!!!

Смотрите также:

Также вам может быть интересно