Примерное время чтения: 4 минуты
204

РАБОТА в провинции

По долгу службы приходится много ездить по российской глубинке, и не понаслышке знаешь, какая там сегодня жизнь. Люди здесь в большинстве своем уже давно не держали в руках "живого" рубля, благо есть огороды и участки, не дают умереть с голоду. Но надо еще и во что-то одеваться, отправлять детей в школу. Люди выкручиваются, кто как, и в основном голова обо всем болит у наших простых русских женщин.

Трасса Москва - Питер. Едем на пассажирской "Газели", за окнами очередная деревушка. У некоторых дворов фанерные дощечки с надписью "Горячие пирожки". Просим водителя остановиться у ближайшего. "Подождите, тут, в конце, у бабы Мани самые вкусные, я через день езжу, сам покупаю", - говорит он. Тормозим у опрятного дворика со свежевыкрашенным, словно игрушка, домиком. Навстречу спешит хозяйка, здоровается с водителем - постоянных клиентов она знает. Свою популярность у шоферской братии объясняет просто: "У нас многие в деревне пирожки пекут, каждая по-своему. Но со свежими грибами и ягодами - только у меня. Сначала сын помог, купил морозильную камеру. В сезон я собираю грибы, самые-самые, белые и лисички, и ягоды и замораживаю. А потом пеку. Людям нравится".

Да, пирожки и впрямь были замечательные, а цена такая же, как у всех, - 5 рублей за штуку. Сколько это конкретно приносит прибыли, женщина не подсчитывала. Но деньги у нее есть всегда: и на уголь на зиму, и к детям в гости съездить, телевизор недавно купила, наш, правда, но цветной. Захочется колбаски копченой, сыра хорошего - ни в чем себе не отказывает. И если раньше не раз чертыхалась от того, что живет у оживленной трассы, теперь на нее чуть не молится: дорога кормит.

Райцентр на юге, привокзальная площадь. Жду рейсовый автобус и читаю свежий номер "АиФ". "А что, тетя Вера уже здесь", - слышу чей-то голос. Оказывается, тетя Вера - местный "киоск Союзпечати". Только у нее и можно купить свежую актуальную прессу.

Свой бизнес пятидесятилетняя женщина начала полтора года назад. Как-то возвращалась из краевого центра, была в гостях у сына, в дорогу он ей дал несколько приложений нашей "АиФ" и пару брошюр с кроссвордами. Когда Вера приехала домой, решила пройтись по местному вещевому рынку, встретила знакомую, та торгует, и она, увидев свежие газеты и кроссворды, взмолилась: "Продай, а то здесь с тоски можно умереть, уже старые газеты до дыр зачитали". Именно в тот момент женщину и осенило: да это ж какие деньги, сами в руки идут.

В тот же вечер позвонила сыну, попросила купить по десятку того-то и того-то и передать автобусом. В первый раз продала все. За следующей партией поехала сама. Опыт набирался постепенно: толстые дорогие журналы не продаются, навар маленький, невыгодно. Зато тонкие цветные, и среди них почти все приложения "АиФ", идут нарасхват. У Веры появились свои клиенты. Дошло до того, что некоторые издания она брала под заказ ни больше ни меньше. Разыскала в краевом центре отдел оптового распространения (там цены ниже), когда сама ездила, когда сын автобусом передавал. Так и завертелось. Летом на улице торгует, зимой у нее столик в местном единственном супермаркете. Прибыль тоже не считает, но деньги есть всегда, и на все необходимое хватает.

Нина Федоровна живет в большом городе. Недавно ее проводили на пенсию, работала на крупном заводе. На память коллектив подарил ей хорошую стиральную машину. Она ею долго не пользовалась, жалела, а свои вещички стирала руками. Пока соседка не попросила однажды постирать ее постельное белье (у них аппарат сломался) за деньги, разумеется. Теперь у Нины Федоровны своя узкая постоянная клиентура, что живет в округе. Женщина сама собирает белье, стирает, гладит, разносит. У одних устроилась на подработку - раз в неделю убирает квартиру. Она счастлива и без дела не сидит, а то пенсия - пора тоскливая, и деньги есть такие, что любая пенсионерка позавидует.

Такие вот они, провинциальные русские женщины. Не унывают, работают, а потому и достойно живут.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно