101

Сумасшедшая мама Татьяна Васильева

На сцене и на экране она может все. И, по ее же словам, способна на все. "Театру надо будет, я выйду на голове", - таков девиз актрисы. Ее талант и ее женское очарование растут с каждым годом. Как ей это удается? Свою любовь к сцене и детям Татьяне приходится делить пополам, не обидев ни ту, ни другую сторону. Совсем недавно Татьяна ВАСИЛЬЕВА преподнесла своим поклонникам новый подарок - сыграла легенду оперной сцены божественную Марию Каллас. Работа над этой ролью в последнее время занимала все в жизни актрисы: ее ум, душу, силы и время.

- Татьяна, знаю, что ты очень хотела сыграть эту роль. Чем тебя так привлек образ Каллас?

- Поначалу привлекла не столько роль, сколько понравилась сама пьеса. Естественно, теперь я уже думаю по-другому. Не знаю, родится ли когда-нибудь еще такая певица. Будет другая, но такой, с таким голосом никогда не будет.

- Влияет ли твоя личная жизнь на то, как ты играешь на сцене?

- Я стараюсь, чтобы мое настроение не влияло на спектакль. Это тяжело, но сейчас я уже нахожусь в той поре, когда мне многое легко и в радость. После спектакля бываю очень уставшей, но во время - не чувствую этого. Мне кажется, я летаю...

- Ты ощущаешь свой возраст?

- Я не ощущаю своих лет, но, по-моему, все так говорят. Мне все кажется, что я та же, что и в 15-16 лет. Да и мои дети не понимают, что я не их подруга. Но, когда я очень устаю, когда мне нужно отдохнуть или я пью валокордин, они очень пугаются и начинают паниковать. Но вообще я рада, что я для них молодая. Я не делаю из себя матрону, хожу в джинсах, свитерах, куртках. Солидность мне совершенно не свойственна: ни в одежде, ни в поведении. Наверное, многие даже думают, что я придуриваюсь. Я считаю, нужно нормально себя чувствовать в одежде и меньше интересоваться мнением окружающих. Главное - собственный комфорт.

- В замечательном фильме "Театр" героиня Вии Артмане актриса Джулия Ламберт, замаскировавшись, решила проверить силу своих женских чар. На улице она потерпела крах. Но потом вспомнила, как на нее смотрят мужчины в зале, и поняла, что там она для них - женщина. Это вернуло ей силы...

- Прежде всего я должна быть женщиной на сцене. Пусть мужчины любят меня на сцене... Эта любовь для меня важнее.

- Как тебе удается поддерживать свою привлекательность?

- Конечно, мой образ жизни, характер... Все это обязательно отражается на лице. Но можно стареть очень красиво и оставаться соблазнительной женщиной в любом возрасте. Например, Софи Лорен. Я даже не могу применить к ней слово "старость". Она всегда будет самой красивой женщиной планеты, сколько бы ей ни было лет.

- Ты столь занятая актриса, что, казалось бы, на детей вообще не может оставаться времени...

- Я сумасшедшая мама. Отовсюду звоню домой узнать, как они. Я бы и с Луны, наверное, позвонила. Сейчас стараюсь сделать их более самостоятельными. Но для этого мне прежде всего нужно преодолеть кое-что в себе, а это очень тяжело. Так что в основном борюсь сама с собой. Пока успехи очень небольшие. Даже если дома есть обед, дети все равно будут питаться бутербродами. Должна прийти я, разогреть, поставить им на стол, и тогда они съедят с удовольствием. С одной стороны, это правильно, но с другой - меня это очень беспокоит. У них восемь лет разницы. Но даже старший - сын иногда ведет себя как ребенок. В последнее время Филипп и Лиза стали намного дружнее, хотя раньше могли и подраться. Кто-то плакал, кто-то обижался и жаловался мне.

- Случаются ли у вас ссоры?

- Как и у всех. И ссоримся, и миримся.

- Дети делятся с тобой своими проблемами?

- Да. Филипп в большей степени. Но он не прочь все преувеличить. А Лиза долго таит в себе, потом ей самой становится тяжело, и она мне тоже все рассказывает. Если же я что-то чувствую, то обязательно вытащу из нее то, что ее тревожит. И помогу ей с этим справиться. Я знаю друзей Лизы. А у Филиппа друзья меняются вместе с его настроением, с его институтами. Видимо, у него такая судьба. Его друзья проходят жесткий отсев через своеобразный "дуршлаг". А он у него пока с большими дырками. Оттуда все выпадают, мало кто задерживается. Думаю, это связано с его характером. Филипп очень притягивает к себе ребят. Они хотят много общаться, а у него мало времени. Я, естественно, прилагаю руки к тому, чтобы он не тратил слишком много часов на развлечения, на эти сумасшедшие сборища в разных клубах, на дискотеках, в барах. Я никогда не сплю, пока он не вернется. Он знает это. В результате он пообещает куда-то пойти, потом откажется. И ребята, конечно, вправе на него обижаться.

- Филипп не пошел по актерскому пути... А нет ли таких желаний у Лизы?

- У Филиппа вообще свой оригинальный путь. Я это уже поняла. Сейчас он учится в университете на юридическом факультете. Он пытался учиться и на актерском, и на режиссерском, и на менеджерском. На последнем, слава Богу, остановился. Лизе еще рано думать о будущей профессии, но я очень боюсь, что она тоже пойдет по следам родителей. Очень много для этого предпосылок. Она возбудимая, эмоциональная, неуравновешенная, все время пляшет, на голове стоит в прямом смысле. Кроме этого, любит рисовать. Так что пока две дорожки наметились.

- Ты сказала, что Мария Каллас не щадила себя и ты не щадишь. Но в то же время свой уход из театра "Школа современной пьесы" ты объясняла тем, что очень устала и теперь стала экономить свои силы...

- Действительно, я просто устала. Но не только от количества ролей, а от того, что играла то, что не хочу играть. А если я играю через силу, то роль должна быть настолько выстроена, чтобы мне было в ней легко. Но я боюсь остаться без работы. Боюсь от чего-то отказаться. Поэтому с ролями, которые у меня сейчас есть, которые я, можно сказать, каждый раз в муках рожала, я не готова расстаться. Они только прибавляются.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно