Примерное время чтения: 9 минут
1778

Лирика и расчет в жизни Афанасия Фета

"Вижу Вас, как Вы вскакиваете и бородой вперед бегаете туда и сюда, выступая Вашим коротким кавалерийским шагом. Я не могу иначе представить Вас теперь, как стоящим по колени в воде в какой-нибудь траншее, облеченным в халат, с загорелым носом и отдающим сиплым голосом приказы работникам", - писал Иван Тургенев своему другу помещику Афанасию Шеншину.

АФАНАСИЙ Афанасьевич Шеншин железной рукой управлял тремя своими поместьями. Его крестьяне трудились не покладая рук, опасаясь барского гнева, а о том, чтобы обмануть хозяина, не помышляли даже самые прожженные управляющие. Купленные им земли, когда-то бывшие в полном запустении, быстро превращались в плодородные нивы. В хозяйстве рачительного барина была собственная мельница и конный завод. Имения приносили немалый доход, в основном благодаря практичности своего владельца. "Он теперь сделался агрономом-хозяином до отчаянности, отпустил бороду до чресл - с какими-то волосяными вихрами за и под ушами, - о литературе слышать не хочет и журналы ругает с энтузиазмом", - удивлялись знакомые Шеншина. Что ж, их недоумение можно было понять, ведь бережливый до скупости господин Шеншин был известен любителям поэтической лирики под именем Афанасия Фета. Впрочем, "Фет" Афанасий Афанасьевич давно уже не подписывался, ведь эту фамилию он ненавидел более всего в своей жизни. За право называться Шеншиным он боролся в течение четырех десятков лет.

Отец будущего поэта, богатый орловский помещик Афанасий Неофитович Шеншин, во время свого визита в Германию познакомился с хорошенькой Шарлоттой Фёт. Чувство взаимного притяжения охватило обоих, и влюбленным не помешало то обстоятельство, что фрау Фёт уже была замужней женщиной. Через некоторое время русский помещик увез беременную женщину от мужа, с которым Шарлотта затеяла бракоразводный процесс. Процесс длился долго, и ребенок появился на свет до того, как Шарлотта сумела официально обвенчаться с господином Шеншиным. Для того чтобы скрыть незаконное происхождение младенца, супруги подкупили священника, который сделал соответствующую запись, чтобы родившийся мальчик носил фамилию Шеншин. Ребенка назвали в честь отца - Афанасием. Когда ему исполнилось 14 лет, подлог обнаружился, началось следствие и юноша был лишен не только фамилии, но и российского гражданства, а вместе с ним прав на дворянский титул и имущество отца. С тех пор мальчик стал носить фамилию матери и из Шеншина превратился в Афанасия Фёта - иностранного подданного. Разумеется, будущий поэт воспринял это как несмываемый позор, бросающий тень на него и его мать. Он решил, что постарается любыми путями вернуть себе фамилию отца. С тех самых пор будущий поэт стал подписываться так: "К сему руку приложил иностранец Фёт". В университете он числился "студентом из иностранцев". Во время учебы в университете юноша увлекся поэзией, сблизился с критиком Аполлоном Григорьевым, начал публиковать свои стихи. В самом начале его литературной карьеры наборщик перепутал литеры, и из-за этой оплошности буква "ё" в фамилии молодого поэта превратилась в "е". Так Афанасий "поменял фамилию" во второй раз и превратился в Фета.

После университета лишенный имущественных прав Афанасий Фет был вынужден поступить на военную службу - литературная деятельность давала весьма скромный доход, и поэт сделался офицером кавалерии. Служба в армии не слишком прельщала молодого человека - бесконечные марши на плацу, необходимость строго следовать приказам начальства, жизнь в казармах - все это угнетало поэтичного юношу, которому хотелось романтики и любви.

Однако любовь заставила ждать себя довольно долго и пришла, лишь когда Фету исполнилось 28 лет. К тому времени он окончательно утвердился в мысли, что главное в жизни - деньги, которые дают возможность жить так, как ты хочешь, писать стихи и не думать об унизительной необходимости считать каждую копейку. Но вот денег у молодого офицера как раз и не было.

Кавалерийский полк, в котором служил Афанасий Фет, расположился неподалеку от небольшого имения Крылово, хозяином которого был небогатый отставной офицер Лазич. Офицеры были частыми гостями в доме Лазичей: молодых людей привлекало общество трех дочерей хозяина - Камелии, Юлии и Марии. Сначала Фету понравилась грациозная Юлия, потом румяная Камелия, но вскоре он обратил внимание на сдержанную младшую сестру - 22-летнюю Марию. Современники описывали ее как "удивительно стройную девушку с копной роскошных черных с сизым отливом волос". Вот как вспоминал Фет о начале их знакомства: "Я был изумлен ее обширным знакомством с моими любимыми поэтами. Но главным полем сближения послужила нам Жорж Санд с ее очаровательным языком". Бесконечное обсуждение романов скандально известной писательницы, перемежающееся чтением стихов, которые Фет с удовольствием декламировал Марии Лазич вечерами у камина, сблизило кавалерийского офицера и дочь помещика. Фет немало удивлялся, насколько тонко девушка чувствует поэзию, и тому, как часто их мнения по любому вопросу сходятся. Казалось, ничто не должно было помешать их счастливой любви. Их часто видели вместе прогуливающимися по парку, сидящими на скамейке в укромном уголке сада или в гостиной, где Мария играла на рояле, а Фет подолгу стоял рядом, облокотившись на крышку инструмента. "Бывало, все разойдутся по своим местам, и время уже за полночь, а мы при тусклом свете цветного фонаря продолжаем сидеть в алькове на диване. С утра иногда я читал что-либо вслух в гостиной, в то время как она что-нибудь шила", - вспоминал Фет. Родственники Марии да и сама девушка были уверены, что не за горами минута, когда Афанасий торжественно попросит руки любимой Машеньки. Однако Фет не торопился. Как может он жениться - у него ведь нет ничего: ни денег, ни имущества, нет даже имени! Мария тоже не могла похвастаться богатым приданым. А ведь это значит, что мечтам об обеспеченной жизни и собственном доме так и не суждено сбыться? "Я ясно понимаю, что жениться офицеру, получающему 300 руб., без дому, на девушке без состояния значит необдуманно и недобросовестно брать на себя клятвенное обещание, которого не в состоянии выполнить". Афанасий Фет решает начистоту поговорить с Марией. Он объясняет ей, что у их отношений нет будущего, что постоянная экономия и неустроенность способны убить даже самое сильное чувство. Девушка не верит и умоляет не прерывать их отношений. Фет понимает, что ему нужно покинуть Крылово, чтобы не давать Марии напрасной надежды. Но Мария не желает мириться с их расставанием. Она продолжает забрасывать Фета письмами, полными нежных признаний. Чтобы поставить точку в этих отношениях, спустя два года Фет вернулся в усадьбу Лазичей. Но встреча с Марией не привела ни к чему - девушка по-прежнему умоляет поэта жениться на ней. Фет остался непреклонным.

Спустя совсем немного времени после последнего объяснения до Афанасия Фета доходит трагическая весть - Мария Лазич мертва. Девушка сгорела от попавшей на платье непотушенной спички. Тонкая кисея загорелась, испуганная Маша выскочила на балкон, от большого количества воздуха пламя вспыхнуло сильнее, и девушка бросилась вниз. Говорили, будто смерть Марии не была случайной - почти все были уверены, что Мария покончила с собой из-за несчастной любви к Фету. Сам Афанасий также был уверен, что он виноват в смерти любимой: "Я ждал женщины, которая поймет меня, и дождался ее. Она, сгорая, кричала: "Ради всего святого, спасите письма", - и умерла со словами: "Он не виноват, а я", - вспоминал поэт.

Будущее представлялось Фету безрадостным. "Итак, мой идеальный мир разрушен давно. Что ж прикажете делать? Служить вечным адъютантом - хуже самого худа, ищу хозяйку, с которой буду жить, не понимая друг друга". Дело в том, что в 1856 году вышел указ, согласно которому, для того чтобы получить дворянское звание, офицеру нужно было дослужиться до чина полковника. Афанасий понимал, что вряд ли когда-нибудь получит полковничье звание, поэтому, для того чтобы воплотить свою мечту о возвращении дворянского титула, ему оставалось одно - жениться на богатой невесте и воспользоваться ее деньгами и связями.

В 1857 году 37-летний Фет берет годичный отпуск и на деньги, полученные от публикации стихов, отправляется в Париж. Там он познакомился с дочерью богатого московского чаеторговца Марией Петровной Боткиной. Мария Петровна была некрасива и совсем не юна - ей уже исполнилось 28 лет. Несмотря на огромное приданое, желающих жениться на Марии Боткиной не находилось. Обошлись без долгих ухаживаний - спустя несколько месяцев после знакомства Фет сделал предложение. Перед свадьбой поэт признался ей в своем незаконном происхождении. Мария Петровна сделала ответное признание - она не девственница. Когда она была совсем молоденькой, в ее жизни случился короткий роман... Но венчание Фета и Марии Боткиной состоялось. Новоявленные супруги поселились в Москве.

Вскоре Фет решил уйти от столичной жизни и приобрел поместье неподалеку от Москвы. Он с головой окунулся в хозяйственную деятельность, однако доходов, полученных от имения, казалось ему мало, и он продолжал публиковать свои произведения. Соседи удивлялись, как могут эти лиричные романтические строки принадлежать перу столь практичного человека. Со временем владения Фета расширились - он приобрел еще два поместья. Его знаменитую яблочную пастилу доставляли ко двору самого императора и великих князей. Благодаря этой пастиле и немалым денежным средствам в 1873 году Фету удалось вернуть себе фамилию Шеншин и дворянское звание. Вот как поэт писал своей жене об охвативших его в тот момент чувствах: "Теперь, когда все, слава богу, кончено, ты представить себе не можешь, до какой степени мне ненавистно имя Фет. Умоляю тебя, никогда его мне не писать, если не хочешь мне опротиветь".

Семейная жизнь поэта сложилась вполне удачно. Возможно, в ней не было любовных страстей, но в доме супругов всегда царило взаимное уважение. Мария Петровна с энтузиазмом помогала мужу вести хозяйство, Фету нравился ее спокойный доброжелательный характер. Они прожили вместе 35 лет. Афанасий Фет скончался в 1892 году в возрасте 72 лет. Мария Боткина пережила его всего на 2 года.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно