Примерное время чтения: 6 минут
69

3 физкультуры за 200 лет

Планы нынешнего Минобраза можно ругать сколько угодно - благо "по всем статьям есть много спорных вопросов". Но, слава Богу, и хулители, и хвалители сегодня сходятся в одном - никакая модернизация уже невозможна без "закручивания гаек".

Ползучая контрреволюция

В КОНЦЕ прошлого века безудержно раздувались учебные планы. Чего только туда не пихали! И латынь с древнегреческим, и экологию с валеологией, и сексуальное просвещение вкупе с "мировой" художественной культурой, и еще невесть что. При этом сокращалось число часов на изучение базовых предметов, а сами они пухли как на дрожжах за счет включения все новых и новых разделов. Результат известен.

И вот теперь, пожалуй, впервые в истории образования уже в ближайшем будущем планируется сократить примерно на четверть содержание основных школьных программ, перекинув особо сложные разделы на старшую ступень для изучения в профильных классах. Я бы резанул процентов на семьдесят. Но лиха беда начало.

Новыми дисциплинами дело не ограничилось. Вовсю начали штамповать "новейшие" учебники по "старым" предметам. Поэтому сейчас хоть по химии, хоть по геометрии и т. д. существует в среднем по дюжине разных талмудов для любой параллели. Выбирают их школы, как им заблагорассудится. Кому нужны девять разных учебников физики для восьмого класса, тем более когда в кабинете нет никакого лабораторного оборудования? Ответ очевиден.

Сейчас, после известного скандала с учебниками истории, решено оставить в школах не больше трех наименований самых приличных. Остальные просто не получат допускного министерского грифа. Вообще-то достаточно было бы и одного просто хорошего.

Кроме того, местным органам образования теперь законодательно предписано обеспечивать "учет детей, подлежащих обязательному обучению" в основной и начальной школе. А родители "обязаны обеспечить получение детьми основного общего образования".

Нарушения чреваты. В первой половине года только в Пермской области за неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетних (ст.156 УК РФ) осуждены 470 нерадивых родителей. Но это потому, что там очень активно работает Уполномоченный по правам ребенка.

Может быть, такие меры приведут к искоренению безнадзорности. А то ведь сейчас только в Москве, по официальным данным, бродят 30 тысяч бездомных подростков. По экспертным оценкам, их в три раза больше. Это, между прочим, уровень 1925 года. Неужели теперь такая же разруха?

По пять тысяч на прыгалки

ВПРОЧЕМ, нынешнее руководство Министерства образования законотворчеством не ограничивается. На нужды своей самой народной отрасли они умудряются доставать реальные деньги. И немалые. В следующем году школы страны получат больше, чем любая другая структура.

Втрое вырастут надбавки за ученые степени у преподавателей. В 2,5 раза увеличатся бюджетные затраты на комплектование школьных библиотек. На 40 процентов - на ремонт студенческих аудиторий и общежитий. Повысится размер стипендий. Впервые 300 миллионов рублей дадут целевым назначением на спортинвентарь.

Конечно, этого откровенно мало. Поделите те же 300 миллионов на 60 тысяч российских школ. На что может хватить этих 5 тысяч? На десяток хороших мячей. Или на пяток волейбольных сеток. Но раньше-то и этого не было.

Конечно, доплаты за степени - хорошо. А вот долги по зарплате учителям - плохо. Пять с половиной миллиардов - это не 300 миллионов. Из них почти полмиллиарда приходится на Красноярский край. Но Центр тут ни при чем. Деньги школьных учителей - компетенция местной власти. Школы-то у нас по закону муниципальные, а не государственные.

Вот почему в повсеместном введении единого государственного экзамена кровно заинтересованы учителя в первую очередь дотационных регионов. Министр здесь абсолютно прав. Если экзамен государственный, то и школа должна стать такой. И финансироваться из госбюджета. И учителя будут, как пенсионеры, получать все хотя бы вовремя. Но это пока в планах, которым, будем надеяться, суждено сбыться.

Два века народного просвещения

ЕСТЬ в проектах Владимира Филиппова еще две крайне важные вещи. Во-первых, "обеспечить знание выпускниками средней школы на уровне функциональной грамотности как минимум одного иностранного языка". Во-вторых, повысить в школах удельный вес и качество занятий физической культурой.

Надо сказать, что за те два века, которые существует верховная структура управления образованием, а царский манифест о создании Министерства народного просвещения вышел 8 сентября 1802 года, отношение к этим вопросам было разное, преимущественно негативное.

"Кухаркиным детям" чужой язык знать не полагалось. Немецкий и французский учили в основном дворянские отпрыски в классических гимназиях. В советские времена ситуация складывалась странная. Языки учили вроде бы все, но так, чтобы не могли на них разговаривать, исключая, пожалуй, языковые спецшколы. Но ведь все знают, чьих детей туда принимали.

С физкультурой еще интереснее. До революции гимнастика была обязательной только в кадетских корпусах. Не придавал ей особого значения и Анатолий Луначарский, нарком просвещения с 1917 по 1929 год. Наверное, потому что сам был гимназистом, а не кадетом.

В массовых масштабах физкультура пошла в школу в 30-е годы, когда командовать просвещением стал бывший красноармеец Андрей Бубнов. Это ему, имевшему за спиной только курсы красных комиссаров, было наиболее близко. Тогда и начались массовые физкультурные парады, в городских парках появились парашютные вышки, а каждый школьник почитал за честь носить значок ворошиловского стрелка или хотя бы "Будь готов к труду и обороне". После Великой Отечественной войны все это продолжалось, скорее, по инерции. А где-то в середине 70-х за физкультурой прочно закрепился ранг предмета второстепенного.

Тезис о том, что физическое здоровье - основа всего остального: нравственного, духовного, умственного и т. д., вроде бы никто не забывал. Но и реальных шагов по его воплощению в жизнь никем не предпринималось. Может быть, сейчас это получится? Хотелось бы. Конечно, министр погорячился, сказав недавно, что уже с 1 сентября число обязательных уроков физкультуры будет увеличено до трех занятий в неделю. Для этого много чего нет. Да и врагов у нынешних министерских новшеств более чем достаточно.

Но о том, кто и зачем вставляет палки в колеса очевидно полезным преобразованиям, можно рассказывать долго. Но об этом в следующий раз.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно