Примерное время чтения: 9 минут
77

В плену у игрушек

"Пошла недавно с внуком в магазин купить ему подарок. Но те игрушки, которые там есть, просто нельзя покупать. Куча заводных страшилищ и чудищ. Масса оружия, сделанного очень правдоподобно. А разные роботы и бэтмены - как с ними играть? Хотя у меня внук, я заглянула в отдел "игрушки для девочек". Куклы в немыслимых нарядах, по немыслимой цене. Да ни одна здравомыслящая мама не разрешит дочке играть с такой куклой. На этом фоне оранжевые зайцы, по которым сразу и не определишь, кто это, кажутся совсем безобидными.

И даже конструкторы... Детали для каждой модели разложены по пакетикам - минимум умственных усилий. А ведь когда-то были и электроконструкторы, и те же металлические, с болтами и гайками, но из которых можно было не одну, а двадцать одну модель собрать.

В итоге внук у меня выпросил полицейский набор - наручники, пистолет. Неужели игрушки должны быть такими?

И. С. Смирнова, г. Электросталь".

Прокомментировать это письмо мы попросили доктора психологических наук, ведущего сотрудника Психологического института Российской Академии образования Веру АБРАМЕНКОВУ.

Во что мы играем?

ПОСМОТРИТЕ, как взрослые играют. Самозабвенно и азартно. На биржах, на стадионах, на сценах и подмостках, в конференц-залах и казино. Они играют в политику, на деньги, словами и обещаниями, играют в любовь и порядочность. Как сказал один остряк, разница между взрослым и ребенком - в цене игрушек. Действительно, игрушки дорожают, и за них дорого расплачиваются наши дети.

А вот дети, для которых игра - жизненная необходимость и условие для развития, перестают играть. Изменилось само качество, сама суть детской игры: она стала невеселой, агрессивной, индивидуалистичной. Совсем исчезли групповые игры - воздух детской жизни старших поколений. Где они - салки, казаки-разбойники, бояре, жмурки, лапта и прочие детские радости?

Ведь игры со сверстниками предоставляют ребенку широкое поле для интеллектуального и морального тренинга своих возможностей, понимания другого человека, сострадания и сорадования ему. Потому и дети в прошлом, вволю наигравшись в детстве, вступали во взрослую жизнь не обремененными детскими проблемами, обидами и страхами.

А что у наших детей сегодня? Игрушки - очень прибыльный бизнес, и "игровая индустрия" расширяется с каждым годом: к мягким и механическим добавляются электронные и компьютерные. И взрослые увлечены их созданием всерьез, как будто делают их для себя. Но порой поражаешься, насколько безграмотны в сфере детской психологии ее изобретатели. Ведь игрушка для ребенка - не просто забава. С ее помощью он осваивает огромный и сложный мир, постигает законы человеческих взаимоотношений и вечные истины.

Маленький ребенок - весь неопределенность, это веер возможностей, он то, чем мы никогда уже не сможем стать. Он активно присваивает мир, чтобы его преобразовывать, ощущая себя Творцом. И игрушка - необходимое средство процесса творения. Поэтому, чем шире спектр применения игрушки, тем выше ее ценность для творчества - "творческость". И тем больше она может развить творческий потенциал самого ребенка. Отсюда - самые лучшие игрушки - природные: камушки, песок, шишки, палочки, лоскутки - они могут быть всем. А чем может быть машинка? Только машинкой. Правда, если это грузовик, то, вероятно, еще и ящиком для хранения кубиков, кроватью для плюшевого мишки.

Служанки для Барби

НО ПОСМОТРИТЕ, что продается в наших магазинах. Вот миниатюрные наручники и резиновая дубинка. Невольно вспоминаются жутковатые и смешные доперестроечные страшилки: "Дети в подвале играли в гестапо. Зверски замучен слесарь Потапов". Подарив любимому чаду эти "атрибуты правосудия", родители ориентируют ребенка не на профессию полицейского, а на глубоко скрытые агрессивные тенденции, когда насилие - самый короткий путь решения проблем.

Это вовсе не значит, что любое оружие провоцирует жестокость. Когда-то мой четырехлетний сын, получив в подарок пластмассовый меч, тотчас направился с ним в темную комнату. Через некоторое время он вышел из нее счастливо улыбающимся: "Он убежал, Бармалей!" Игрушечный меч оказался грозным орудием мальчика против страха темноты.

Или придуманные взрослыми игрушки- трансформеры, как будто вышедшие из преисподней бесы, демоны, монстры и монстрики. Эти некрофильские образы, способствующие демонизации детского сознания, являются одним из факторов все увеличивающихся детских самоубийств. Дети не хотят взрослеть, боятся жить, их страшит будущее. Чего удивляться, что все больше становится детей с невротическими реакциями и депрессивными состояниями. Ведь им приходится жить вместе с нечистой силой, от которой нет защиты, поскольку взрослые не дали. Дети сами выбирают эти игрушки, скажете вы, они им нравятся. Но это мы предоставили им этот выбор и подготовили почву для потребности в нем.

Для девочек придумали другие игрушки. Кто не знает кукол Барби и Синди - секс-символ и воплощенную мечту общества потребления?! Какие жизненные ориентации для малышки символизируют собой эти красавицы с женскими формами? Кто они - дочки? Подружки? Обладая такой куклой, девочка воображает себя не мамой, укачивающей дитя, а горничной, служанкой, ухаживающей за госпожой, убирающей ее дом и приводящей к ней бойфренда. Архетип материнства незаметно подменяется архетипом блуда в контексте "безопасного секса"! Мы - родители, что, действительно хотим для своих дочерей будущего интердевочки? Доживем ли мы до здоровых внуков?

Все эти игрушки, на мой взгляд, не соответствуют элементарным критериям психологической безопасности для личностного развития ребенка и педагогической целесообразности в плане его обучения. Почему? Давайте представим себя на месте ребенка.

Воспитание чувств. Виртуальных

ПОМНИТЕ тамагочи - виртуальные игрушки-зверьки? Психологически объяснима и понятна та нежная привязанность малыша к кусочку пластмассы, который он "вырастил". Отсюда и ощущение трагедии от "утраты".

Но когда ребенок ухаживает за живым зверьком - пусть это хомячок или черепаха- и вдруг тот умирает, для ребенка есть культурное завершение жизненной драмы. Он идет (вместе с мамой или папой или сверстником) на пустырь, вырывает ямку и хоронит своего питомца, оплакивая его, горюя о нем.

И это великое событие в жизни мальчика или девочки как СО-БЫТИЕ с миром. Это действенное сострадание может навсегда запечатлеться в детском сознании в любви ко всему живому - воробью, жуку, цветку в их хрупкости и в их целостности с самим ребенком. А если малыш почувствует, что он может сделать что-то для живого существа, что он может быть благо-творителем, тогда можно ожидать становления и экологического мировоззрения и нравственного сознания ребенка.

Легкость, с которой ребенок реагирует на умирание или на "уход к другому" любимого существа, пусть не настоящего, а виртуального, должна бы насторожить заботливых родителей. Поскольку именно эта легкость может запечатлеться в сознании и превратиться в социальную установку в будущем.

Электронная игрушка может спроектировать жизненные установки ребенка на будущее, сформировать моральные стереотипы поведения. Детский нравственный эгоцентризм в отличие от познавательного не проходит с возрастом. И способен превратиться в личностную черту взрослого человека - равнодушие к смерти, горю близкого.

А такие жизненные ценности, как преданность, верность, ответственность, могут оказаться столь же эфемерными, как виртуальная забота и любовь. И кто знает, может быть, завтра ваши повзрослевшие сын или дочь с такой же легкостью отбросят вас как надоевшую игрушку. И совесть будет молчать, поскольку утрачена. Ибо размыта грань между живым и сконструированным, добром и злом.

Кусочек пластмассы и микросхем оказался агрессивен по своей сути. Он манипулирует детским сознанием, превращая ребенка в раба игрушки, отчуждая его от реальной любви в пользу виртуальной.

Сейчас уже появилось новое электронное чудо. Виртуальный щенок, который выполняет несложные команды, лает, виляет металлическим хвостиком, его даже можно дрессировать. И кормить его не надо, и подтирать лужицы. С каким умилением японская мама с экрана показывает все его технические возможности! Только цена игрушки - годовая зарплата среднего рабочего в России.

Как защитить детей от игрушек?

ТРАДИЦИОННАЯ народная игрушка выражала простодушную любовь взрослого к ребенку. Признавала его права на особое игровое пространство. Современные же промышленные игрушки способны породить чудовищ внутри души маленького человека. Потому что зачастую формируют и фиксируют в человеке (и прежде всего в ребенке) такие личностные свойства, как расслабленность воли, индифферентность чувств, непытливость ума, потребительство.

Что же можно противопоставить этому чудовищному валу современных игр и игрушек, обрушенному на наших детей?

Во-первых, необходимо воссоздание игровой традиции. Особенно важны групповые подвижные игры и игровой детский фольклор, которые вобрали в себя социальный и интеллектуальный опыт многих детских поколений.

Фольклорная традиция предоставляет ребенку-дошкольнику или младшему школьнику готовые способы решения жизненных проблем в детском сообществе. В подростковом возрасте помогает приобрести психологическую независимость от негативных влияний и умение отстаивать свою позицию.

Игрушки - изделия художественных промыслов способствуют культурно-эстетическому развитию ребенка и его национального достоинства. Именно они должны занять свое подобающее место на прилавках магазинов.

К сожалению, сегодня совершенно отсутствует экспертиза ассортимента игр и игрушек в производстве и торговле. Хотя просто необходимо защитить психическое и духовное здоровье ребенка. И для этого целесообразно было бы восстановить Экспертный совет по игрушке при Министерстве образования РФ, активизировать работу региональных комиссий по игрушке и предоставить им соответствующие полномочия.

Игрушки нужны. Но создавая современные модели, неплохо было бы их разработчикам задуматься: насколько они соответствуют медицинским, психолого-педагогическим и нравственным требованиям.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно