Примерное время чтения: 8 минут
126

Под копирку из пробирки

Тайна рождения близнецов, которую Вика скрывала 8 лет, едва не раскрылась из-за детской ссоры во дворе...

История рождения

ВИКА невольно вздрогнула от вопроса, с которым прибежали с улицы ее сыновья-тройняшки: "Мама, мы ведь не пробирочные, правда?" Оказалось, так назвал их во дворе кто-то из старших детей: уж очень они похожи. Те хором ответили обидчику: "Сам ты "пробирочный", раз мозгов не хватает, чтобы нас запомнить!!! Мы однояйцевые!!!" Но на них уже посыпалось: "Однояйцевые... значит "пробирочные"!!!", "Вы в самом деле дети из пробирки?", "Надо же, такие симпатичные, а из пробирки!", "Чего вы пристали к малышам, может, они на самом деле из "пробирки"?"...

В глазах мальчишек читались недоумение и обида. И еще страх: а вдруг и вправду они "из пробирки"?

- Вы наши, самые родные... А если кто-то вас обижает или дразнит, вы же можете за себя постоять, ведь вас трое, вы - братья!!! - Вика старалась говорить спокойно, а сердце сжималось в комок. Точно такое же чувство беспомощности и безнадежности ей уже приходилось испытывать. Около тринадцати лет назад в кабинете врача, когда она услышала диагноз: "Вы бесплодны".

В одно мгновение в памяти пролетели годы борьбы с эндометриозом, как с приговором - невозможно иметь своих детей. Лишь надежда на чудо не давала развиваться отчаянию. Кто-то из врачей посоветовал молодым супругам обратиться к специалистам по экстракорпоральному оплодотворению (ЭКО). И в самом деле это была их последняя возможность родить своего ребеночка.

После обследования Вика узнала, что редко кому удается забеременеть с первой попытки. Удача приходит обычно на пятый - десятый раз. Но бывают и такие упорные женщины, которым приходится сделать и двадцать пять попыток, прежде чем удастся забеременеть и потом родить здоровых малышей. Такому стремлению и в самом деле можно удивиться и приятно позавидовать. Ведь у большинства женщин после первой же неудачи опускаются руки...

Но Вику пугало нечто другое. Она, если все получится, будет своему малышу генетически неродной мамой, поскольку чужая женщина должна будет стать донором яйцеклеток. "Зато Виктор будет родным отцом. А потом, об этом ведь никто не узнает... - мелькали мысли в голове. - И все-таки, это же будет наш родной ребенок, ведь я его выношу и рожу... Значит, я ему буду мамой..." И они решились...

Пять неудач не стали преградой к исполнению мечты. Шестая попытка оказалась втройне удачной для Вики и Виктора, ведь у них в награду за веру и надежду родились сразу три маленьких богатыря - капля в каплю похожие на своего папу.

Супруги решили никому, даже ближайшим родственникам, не говорить об искусственном зачатии, чтобы потом не травмировать этой новостью своих детей. И вот теперь, спустя восемь лет, какой-то мальчишка совершенно случайно чуть было не открыл их тайну, в шутку начав дразнить тройняшек "пробирочными"...

Опасение матери вполне оправданно, и страх вполне обоснован, ведь неизвестно, как приняло бы ее детей общество в лице соседей, воспитателей в детском садике, учителей в школе, сверстников и их родителей, зная о том, что ее мальчики - это "дети из пробирки". Особенно тяжело хранить подобную тайну в маленьком городишке, где все про всех все знают. А еще тяжелее не скрывать правду от общества, чье мнение еще не сформировалось ввиду отсутствия правдивой информации.

Другая сторона медали

У ЭТОГО "чуда ХХI века" под названием экстракорпоральное оплодотворение есть и теневая сторона, о которой медики стараются умалчивать. Поэтому супружеские пары, решившиеся на ЭКО, о многих вытекающих проблемах даже не догадываются...

Во-первых, для того, чтобы оплодотворение прошло успешно, в матку женщины одновременно вводят несколько эмбрионов, полученных из пробирки. Остальные остаются в замороженном состоянии. Из числа введенных в утробе матери развиваются лишь один-два, редко три, другие же подлежат абортированию. То есть программа, дающая жизнь одному ребенку, приводит к смерти двух-трех его братьев. А замороженные эмбрионы, если их не используют, погибают после 5 лет хранения.

Во-вторых, сегодня в качестве сырья для медикаментов, косметических средств, материала для научных экспериментов метод искусственного оплодотворения предлагает живые эмбрионы человека, об изучении которых раньше ученые могли только мечтать. Это те самые "запасные" эмбрионы, которые оказались невостребованными, потому что одному из их собратьев очень повезло - и он, появившись на свет, станет человеком. Но даже если первая попытка оказалась неудачной, родителям оставшихся эмбрионов может просто не хватить средств или сил, чтобы прийти сюда еще раз... Узнав, что некоторым парам лишь на десятой - пятнадцатой, а то и двадцатой попытке улыбается судьба, невольно задумываешься: "Стоит ли?.." Ведь в данном случае изречение "попытка - не пытка" несправедливо...

В-третьих, как только людям были предложены способы искусственного зачатия, посыпались самые шокирующие предложения, на которые не последовало никакой реакции или санкций со стороны государственных властей. Общество понимает и принимает беду бесплодной семейной пары, решившуюся на то, чтобы воспользоваться услугами другой женщины - биологической матери. Но если такие услуги материально и технически доступны также и "супружеским парам" сексуальных меньшинств, что тогда? Ведь в таком случае выполняются извращенные прихоти так называемых семей, состоящих из двух мужчин или двух женщин.

К счастью, к такому повороту этических норм наше общество еще не готово, когда основные понятия о родителях и родственниках, о кровном родстве и брачных узах теряют свой первоначальный смысл.

Эмбрион еще не человек?

ЖЕЛАНИЕ иметь своего ребенка, продолжить свой род рано или поздно становится целью жизни у каждого человека. Но, увы, не каждый по медицинским показаниям может стать родителем... И тогда появляются доброжелатели с разного рода "предложениями". Некоторые заслуживают должного внимания, но... со стороны властей. Ведь даже в доброжелательном экстракорпоральном методе прячется предложение покупки ребенка. Причем эта сумма колеблется от 1000 до 4000 долларов США за первую попытку. Если "первый блин комом", следует вторая, третья, восьмая тысяча долларов... И так, пока не повезет.

Увы, сегодня в нашем промышленном мире искусственное оплодотворение - это мероприятие, представляющее для практикующих врачей экономический интерес. А жизнь человека имеет тенденцию обесцениваться, когда на другой чашке весов находится материальное благосостояние.

Упрощенный подход к искусственному оплодотворению влечет за собой упрощенный подход к человеческому существу. Ведь даже человека в разные этапы его развития называют по-разному. В первую неделю беременности - это зародыш, в 4 недели - эмбрион, с 11 недели - плод. Лишь спустя семь-девять месяцев эмбрион может получить статус человека, при условии, если именно его подсадят в матку матери, если именно его оставят там дальше расти и развиваться, если он появится на свет желательно после 38 недель, но никак не раньше 28... Иначе у него нет шанса выжить, ведь он еще не человек. Таковы конституционные законы.

Но почему бы не называть ребенка - "человеческий ребенок", его мать - "человеческая мать", отца - "человеческий отец", бабушку - "человеческая бабушка", дедушку - "человеческий дедушка", если мы позволяем себе человека на раннем этапе развития называть "человеческий эмбрион".

Во всех СМИ и специализированной литературе беременную женщину называют "будущая мать", а ее еще не родившегося малыша - "будущий ребенок", несмотря на то, что беременная женщина уже мать для еще не родившегося, но уже ребенка. Может быть, в самом деле первопричина - неуважение к себе подобным?

Почему бы не принять закон, дающий право человеческому эмбриону носить почетное звание человека? Принятием подобного закона действительно можно было бы решить проблему искусственного оплодотворения. Ведь сразу появилось бы конституционное "табу" - на все действия, направленные на уничтожение человека на эмбриональном уровне развития.

Но это невозможно, поскольку сторонники абортов нас давно опередили, узаконив эмбрионоубийство - детоубийство - человекоубийство. Кстати, 28 декабря 1993 года приказом Минздрава РФ N301 в один день был принят ряд законов, касающихся этой проблемы, где следом за статьей 35 "Об искусственном оплодотворении и имплантации эмбриона" была принята статья 36 "Об искусственном прерывании беременности".

Увы, сейчас в мире правом голоса обладают только взрослые человеки, а к немому крику человеческого эмбриона никто не прислушивается. Это немодно и экономически невыгодно. Таковы суровые законы жизни.

Сколько раз надо "отмерить"?

УЖ КОНЕЧНО, не единожды. Если бы перед тем, как внедрить эти способы в практику, над ними задумались, тогда многие из тех проблем, которые существуют сегодня, никогда бы не возникли, начиная с проблемы замороженных эмбрионов.

Кто-то может подумать, что это призыв остановить науку. Вовсе нет. Верить в то, что развитие науки - это всегда плохо, так же наивно, как верить, что это всегда хорошо. И задача государства состоит не в том, чтобы остановить научные исследования, - это все равно невозможно сделать. Государство должно брать под контроль вновь разработанные методы, как только они достигли эксперимента и до того, как они стали предметом коммерции. К тому же нам выпала участь стать свидетелями открытия новых технологий, ведь следом за ЭКО появилось загадочное, мало кому понятное клонирование человека.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно