99

Отверженные

Если бы эту историю мне рассказал человек незнакомый - я бы не поверила. А знакомого пожурила - надо же такое придумать! Разве может мать в ущерб собственным детям бороться за жизнь неполноценной дочери мужа, которую тот прижил в новой семье? Может. Я сама свидетель.

...Теперь все они отверженные. Мать, от которой отказались собственные сыновья. Девочка, которую не признают родные мать и бабушка и сохранившая своего ребенка только благодаря "мачехе". И маленький Андрюшка, сердце которого долго не хотело биться.

И судить их - не мое дело...

А БЫЛО так. Муж, два сына - семья. Что еще надо? А вот не пожилось. Ссорились с мужем, мирились, опять ссорились. Наконец, разошлись. И осталась она с двумя детьми. А он женился. В новой семье родилась дочь. Полина. Девочке не повезло. Когда она уже ходила в детский сад, при обследовании выявили страшную болезнь - фенилкетонурию. Эта болезнь лечится только в первые месяцы жизни, но ни в роддоме, ни в детской поликлинике необходимый анализ сделан не был. Время для лечения упустили, и ребенок стал слабеть умом. Но маму девочки это не волновало. Она пристрастилась к спиртному. Отец изо всех сил тянул свою новую семью, но, видно, не выдержал...

Однажды позвонил Марине и предложил: "Давай, я вернусь. Возьму Полинку, и будем жить вместе!". "Нет, четверых я не вытяну, - ответила она. - Пусть все останется, как есть".

А через пять лет бывший муж Марины умер. Поля к тому времени успела закончить 8 классов вспомогательной школы. Училась хорошо. Могла вести домашнее хозяйство. Согласно заключению медиков она считалась дееспособной. Но для родной матери была обузой: мешала устраивать жизнь. Мать регулярно "сплавляла" девочку в психбольницу. Полина оттуда убегала, жила где придется, словом, бомжевала. Ее судьба волновала только Марину. Она разыскивала девочку и возвращала домой. Но оттуда Полина снова попадала в "психушку"...

Марина иногда приводила девочку к себе, кормила, помогала чем могла. Но ее сыновьям такая дружба "с неполноценной" не нравилась.

- Поля не глупая. При хорошем воспитании она мало бы чем отличалась от сверстниц, - рассказывала Марина о девочке в храме Петра и Павла, где работала.

В то время мать в очередной раз выгнала дочку из дома. На помощь ей пришел настоятель храма - определил в психоневрологический интернат, что был под его опекой.

Полина прожила в интернате несколько месяцев. Марина ее навещала, приносила фрукты, сладости. А мать тем временем нашла себе "друга", выписала дочь из квартиры и забыла о ней.

Однажды, когда Марина пришла в интернат, Поля удивила ее такими словами:

- Тетя Марина, я очень хочу ребенка, и он у меня будет. По-моему, уже начинается токсикоз.

Марина восприняла это как фантазию, потому что врачи говорили ей, что в силу особенностей организма детей у Поли быть не может. Однако на всякий случай Марина попросила врачей ее осмотреть. Беременность не выявили. Марина успокоилась, но вскоре отметила: девочка поправляется не по дням, а по часам. Может быть, причиной тому транквилизаторы, которыми пичкают контингент интерната?

ТАК прошло почти полгода. В апреле в интернате проводился плановый медосмотр женщин. Полина, войдя в кабинет гинеколога, объявила, что у нее месячные и вытащила из трусиков "доказательство". Осмотр был отложен на месяц, а позже выяснилось, что прокладка была ее маленькой хитростью.

В мае беременность стала очевидна. Ребенок уже шевелился, и Полю срочно отправили в роддом. Врач попался совестливый. Осмотрел Полину и сказал: "Сердцебиение прослушивается, развивается пока нормально. Что я его, как котенка в ведре, утоплю? Не возьму грех на душу".

Так и привезли Полю обратно в интернат. Марина решила помочь ей в борьбе за жизнь ребенка. Она заявила врачу, что не допустит насильственного аборта.

- А кто вы ей? - удивилась главврач.

- Считайте, мачеха. Мы с ней одну фамилию носим, ее отец - отец моих детей. И если вы сделаете ей аборт, я подниму на ноги комитет социальной защиты, прессу... Ведь девочка не лишена дееспособности!

Марина была непримирима. Отмахнуться от нее не удавалось.

Тогда врач пошел на хитрость:

- Мы сделали УЗИ и выявили: сердцебиение у ребенка не прослушивается. Да там вообще не ребенок, а желеобразная масса. В таких случаях мы всегда делаем прерывание беременности или искусственные роды.

- Я все равно этого не допущу, - твердо сказала Марина и решила еще раз поговорить с директором интерната.

...А Полина ходила счастливая. Она разговаривала со своим малышом, гладила живот. Она его ждала.

- Что ты радуешься? - после беседы с врачом сказала ей Марина. - Твоего ребенка хотят убить!

Поля испугалась, разревелась: "Я не хочу, чтобы его убивали!"

Однажды в июле, приехав в интернат, Марина узнала, что Полю отвезли в 1-ую градскую больницу, чтобы сделать ей аборт. Что делать? Пошла к заведующей.

- Беременность сделала Полю счастливой, - начала свой очередной бой Марина.

- Вы понимаете, я потеряю работу, - ответила заведующая.

- Убийство - тяжкий грех. Кроме того, Поля не лишена дееспособности, и без ее согласия делать аборт нельзя, - продолжала разговор Марина.

- Пусть пишет заявление, что от аборта отказывается и хочет рожать, - сдалась заведующая.

Полину вернули в интернат невредимой. Взяли заявление, что в случае рождения больного ребенка претензий с ее стороны не будет, и оставили, наконец, в покое.

В АВГУСТЕ она родила. У мальчика действительно оказался порок сердца. Ему даже плакать было нельзя. Но его могла спасти операция. И Марина отправилась в Минздрав, чтобы добиться квоты, т.е. оплаты операции. Для этого Полине необходимо было оформить отказ от ребенка и передать его на воспитание государству. "Отказник" мог рассчитывать на помощь, но как скоро?

Марина решила срочно окрестить ребенка. Поля назвала сына Андрей. В день крещения (то есть всего через три дня после визита в Минздрав) квота была получена.

Но тут свершилось чудо. В больнице объявили, что с операцией можно повременить. Мальчик перестал синеть, состояние здоровья стабилизировалось. Пусть наберет вес - это даст больше шансов на благоприятный исход операции.

Теперь Поля с Мариной каждое воскресенье ездили к Андрюшке. Счастливая мама ждала этого дня с нетерпением. Она и сама стала спокойной и разумной. При виде малыша расцветала, с упоением нянчилась с ним, мечтала накупить ему игрушек. С тех пор как узнала о беременности, Поля бросила курить. Но вот прошел месяц после родов, и однажды в воскресенье, возвращаясь из больницы, Поля вспомнила о сигаретах.

- Ты же мне обещала, бессовестная! - не сдержалась Марина, - выбирай: сигареты или я!

Но, выплеснув раздражение, она тут же пожалела о сказанном и сунула Полине в руку 50 рублей. Поля пошла за сигаретами и больше к Марине не вернулась. Не пришла и в интернат...

Марина корила себя за этот срыв. Искала ее во дворах, на вокзалах. Вспомнила, как однажды все лето вот так же искала ее и только с наступлением холодов нашла на троллейбусной остановке: хотела уже сесть в троллейбус, но заметила подростка, стоявшего к ней спиной. Он так ежился от ветра... Марина подошла ближе. Подросток обернулся. Это была Поля.

Вот и сейчас Марина ходила на ту остановку в надежде на чудо. Но чудо не повторилось. На всякий случай она позвонила своей бывшей свекрови, родной бабушке Полины, которая и слышать о внучке не хотела, не принимала в судьбе девочки никакого участия, но на этот раз дала совет: позвони в больницу, где лежит Андрюша.

Марина позвонила и узнала, что Поля приезжает к нему почти каждый день. Чистенькая, ручки беленькие, веселая...

В ДЕНЬ, когда молодая мама в очередной раз пришла к сыну, ее ждали люди из интерната. Пригрозили: - Мы тебя в область отправим, чтоб не бегала!

Она испугалась, потому что знала: область - это все равно что "зона". Там не жалеют усмирительных уколов и есть карцер. И уже никогда не будет Андрюши.

Полина разозлилась и, чтобы хоть как-то досадить своим "сторожам", пообещала: "А я вам и девочку еще рожу!"

Полю посадили в изолятор. Но осуществить угрозу высылки из Москвы никто не мог: в область отправляли только тех, у кого нет родственников, а у Поли были мать, бабушка, дедушка и, наконец, Марина. Реально защитить девочку могла только она. Но зачем ей нужны были эти бесконечные проблемы? Как она представляла себе финал истории с ребенком?

МАРИНА жила в пятиэтажке со взрослыми сыновьями. Их дом готовился под снос. Она решила добиваться раздельного проживания с собственными детьми. Отношения с ними обострились. Забота о дочери отца сыновьям казалась оскорбительной. Старший не разрешал Марине общаться с внуком, которого она обожала. Родные дети ее отвергли...

И она решила, что в новую квартиру возьмет Полину с Андрюшкой. Смысл жизни она теперь видела в заботе об этих тоже отверженных существах. Хотя у Полины была мать с двухкомнатной квартирой, были бабушка с дедушкой, но им проблемная дочь и внучка была ни к чему.

Марина чувствовала вину перед этой всеми заброшенной девочкой, которой и она когда-то не решилась протянуть руку помощи. Теперь Марина любила ее. Любила и маленького Андрюшку - ее крест и ее утешение на склоне лет.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно