Примерное время чтения: 8 минут
133

Фантастика для души

Перечисляя самых известных отечественных авторов-фантастов, имя Василия Васильевича Головачева всегда называют одним из первых.

Совсем недавно писатель отметил сразу два юбилея: 35 лет со дня первой публикации и 25 - со дня выхода в свет его первой книги. О том, что изменилось в жизни Василия Васильевича после перехода этих двух рубежей, фантаста расспросил наш корреспондент.

- Василий Васильевич, 35 и 25 лет - это очень серьезные вехи. Как они повлияли на Вас и на Ваше творчество?

- Вы понимаете, каждый год влияет на человека по-своему. Поэтому, чтобы ответить на Ваш вопрос, я должен начать рассказывать с самого начала. (Смеется).

- Говорят, что в вашем новом сборнике "Земля чудес" есть одна вещь, которая как-то связывает и объединяет остальные рассказы?

- Наверное, это не совсем корректное определение. Просто она немного ярче других, что ли. Ей уделено особое внимание автора. Это моя новая повесть "Не берите в руки меч". Она состоит из трех новелл и посвящена истории крещения Руси.

- Правда ли, что эта повесть, возможно, станет частью нового романа или даже цикла?

- Все может быть.

- В последнее время сплошь и рядом авторы сериалов, заявившие изначально три или, скажем, пять томов того или иного произведения пишут больше? Не думаете ли Вы о четвертой части своей трилогии?

- Я никогда не загадываю. Если у меня возникнут какие-то новые замыслы, новые повороты этого сюжета, тогда я возьмусь за продолжение. Если нет - то не стану тратить время.

- Вы сами оформляете свои произведения?

- Всего две книги оформил. Я художник-любитель. Нигде рисованию не учился. Хотя в свое время стал дипломантом международного конкурса на лучший фантастический рисунок. Правда, давно дело было - в 1978 году. Так вот две свои книги я оформил сам. В Киеве выходили "Непредвиденные встречи" и "Спящий джинн". Однако рисование отнимает слишком много времени. Либо писать, либо оформлять. Можно сказать, что начинал я именно с рисунка. Мои первые задумки воплощались именно в рисунке.

- По Вашим книгам уже делаются компьютерные игры. По какому именно произведению?

- Пока что готова только первая игра. По моему временному циклу - "Древо исчезающих времен". Делали игру архангельские ребята. Сейчас готовится к выходу вторая, но о ней пока ничего не буду говорить.

- А первая-то понравилась?

- Полностью не видел. Мне прислали синопсис. Это не стрелялка, а скорее бродилка с элементами магического реализма. Вроде ничего.

- С поклонниками общаетесь?

- Конечно! Есть сайт в интернете, есть электронная почта... Но если честно - я не люблю сидеть в инете. Напрасная трата времени. У меня очень плотный график, мало свободных минут. Но каждую встречу с читателями в реальности я очень тщательно готовлю. Это моя работа.

- Какие условия Вам нужны для работы?

- Никаких. Я работаю постоянно. Еду в командировку или на встречу - всегда работаю. В гостиничном ли номере, в поезде. Если есть тишина - это уже и есть идеальные условия.

- Вы пишете от руки?

- Да, сначала всегда от руки, потом переношу в компьютер, правлю. Русский язык я знаю довольно хорошо. Никогда не сомневаюсь, как написать правильно - у меня врожденная грамотность. И если мне ставят в пример человека, который переписывает каждое слово по десять раз, мне просто смешно: это ни о чем не говорит. Мне очевидно повезло.

- Что Вы читаете?

- Художественную прозу очень редко, да и то только тех писателей, в которых я уверен, что они не разочаруют. Максимум пять художественных произведений в год. Все остальное - специальная литература: эзотерическая, историческая, психологическая. Особенно интересуюсь новинками из области физики, астрофизики, потому что мне необходимо знать эти вещи для написания моих же книг.

- Одна из Ваших книг ("Магацитлы") - является прямым продолжением "Аэлиты" Толстого. Не страшно было тягаться с классиком?

- Страшновато, признаюсь. Но дело в том, что этот роман в свое время на меня очень сильно повлиял. Мне в нем нравилось все: и атмосфера таинственности, и романтическая история любви землянина и марсианки. Хотя марсианка Аэлита довольно условная: она потомок тех магацитлов, которые переселились в свое время на Марс. В молодости я читал эту книгу десятка два раз и запомнил до мельчайших подробностей. Эта история меня потрясла. Никогда не думал, что возьмусь за продолжение какого-то произведения: у меня и своих идей всегда было достаточно, их и сейчас много, я даже боюсь, что не смогу все реализовать за оставшееся время. Но лет десять назад я все-таки стал подумывать о продолжении "Аэлиты": тянет меня на этот толстовский Марс, и ничего не могу поделать. Пробовал и раньше писать - не получалось. А тут сел и написал. Кстати, главы от имени инженера Лося написаны языком, стилизованным под язык Толстого: короткие фразы, экзотические повороты. Тот же русский язык, только более насыщенный, более древний. Прямым продолжением считать этот роман нельзя: все-таки в основе лежит мой замысел. Моя идея вернуться в мир, описанный Толстым. Я доволен реакцией читателей. Кстати, книга разошлась почти мгновенно. Но написать продолжение еще какого-нибудь произведения я решусь вряд ли.

- Имеет ли смысл говорить о роли фантастики в современной литературе?

- Конечно, имеет. Фантастика влияет на души читателей, особенно молодых людей, гораздо сильнее, чем любая другая литература. Все хотят знать, что будет в будущем. Именно это любопытство и толкает нас вперед. Людям свойственно мечтать. К сожалению, немногие воплощают мечту в жизнь, но тех, кто может, - фантастика заставляет двигаться к цели. Гораздо сильнее, чем любая другая литература. В лучших образцах фантастики мы видим человеческие души, стремление к творению, к вершинам идеала. На мой взгляд, критики, которые говорят о том, что это недолитература, несколько лукавят: ведь именно за счет этой критики они и живут.

- Как Вы считаете, будет ли расти интерес к жанру фантастики?

- Вряд ли. Есть некая константа, выражаемая в процентном соотношении тех, кто любит фантастику и тех, кто не любит. Это соотношение сохраняется. Людей творческих, ищущих, стремящихся что-то сделать, довольно мало. Но именно они делают научный прогресс. Мне хочется, чтобы писатели не только обозначали проблему, но и стремились к ее решению. Здесь, мне кажется, стоит подумать над финалами. Особенно оптимистическими. Потому что сейчас литература ушла в маргинальность. И если в наше время прочитать книгу с плохим концом, то просто и жить не захочется. Я считаю, что писатель должен оставлять свет в конце туннеля, надежду своему читателю. Все может быть, если ты что-то сделаешь. Если ты не сделаешь, то никто не сделает.

- Удается ли хоть иногда проводить свободное время в кругу семьи?

- Свободного времени у меня практически нет, но все-таки стараюсь уделять достаточно внимания семье. У меня вот внучка подрастает, Настя. Ей 11 лет. Она одна стоит трех мальчишек. Такой сорванец растет! Иногда ездим отдыхать вместе, но, увы, это не так часто получается.

- Вы были готовы к роли деда?

- Да нет, конечно! К этому невозможно подготовиться! Но в утверждении, что внуков балуют больше, чем детей, есть огромная доля истины.

- Говорят, на досуге Вы выращиваете землянику, это правда?

- (Смеется). Не совсем. У нас есть дача под Волоколамском. Прекрасные места, кстати. Есть, разумеется, грядки. Выращивает жена, а я собираю, пожинаю плоды.

- Где предпочитаете отдыхать?

- Несколько лет подряд ездили заграницу к морю. Красиво, но довольно быстро надоедает: однообразно как-то. По мне вполне можно провести отпуск и в Подмосковье. По речке можно сплавляться на байдарках, в походы ходить. Но семья вот возжелала в Турцию. Пришлось подчиниться.

- Вы знаете историю своей семьи?

- Да, и довольно хорошо. Моя бабушка, которая умерла два года назад в возрасте 102-х лет, много рассказывала мне о предках и родственниках. А я периодически рассказываю что-то внучке, но она пока не сильно интересуется историей предков. Всему свое время, я надеюсь...

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно