Примерное время чтения: 4 минуты
122

Где ты, старый добрый Кощей?

Недавно в Санкт-Петербурге прошла Всероссийская конференция по арттерапии и артпедагогике. И обсуждалось на ней, как оградить детские души от "вредного" воздействия искусства, потому как искусство может не только возвысить человека, но и разрушить его...

Кто герой экранной реальности?

Питерских детей разного возраста спрашивали: чего бы им прежде всего не хватало, окажись они на необитаемом острове? Большинство семилетних ответили: компьютера (37% мальчиков и 50% девочек), у двенадцатилетних телевизор конкурировал со сверстниками, которые вышли на первое место у четырнадцатилетних опрошенных. Компьютер вместо мамы или товарищей? Трактовать этот ответ можно по-разному. Но психологи говорили на конференции о происходящей на наших глазах культурной мутации.

Мировоззрение современных детей в огромной степени определяется Экраном - телевизионными программами, видеофильмами, компьютерными играми. Экран теперь может заменить ребенку все - книги и игрушки, семейное и школьное общение, традиционные коллективные игры.

Ребенок - регулярный потребитель экранной продукции - отгораживается ею от реального мира, все больше уходит в реальность виртуальную. А кем она заселена?

Виртуальная реальность массовых зарубежных фильмов, клипов и видеоигр внедряет в сознание ребенка новые мифологические образы - вампира или супермена, несокрушимого робота или злобного маньяка.

И этот мир далеко не столь безобиден для психики, как тот мир нашего детства, где Персей сокрушал Горгону, Иван Царевич - Кощея, а барабанщик Аркадия Гайдара целился в злого дядюшку, который оказался матерым уголовником и пособником лютых врагов всего хорошего. Для новой виртуальной реальности характерен образ носителя абсолютного зла, страшного существа, от которого не спастись ни крестным знамением, ни приемами восточных единоборств.

Специалисты отмечают: темы и краски детских рисунков становятся все более мрачными, детей с психическими отклонениями все больше, среди детских неврозов сейчас доминируют неврозы тревожности и страха. Все указывает на то, что новая жизнь, новая экранная реальность ведут к деформации и расщеплению психики ребенка.

Чьи права правее?

Итогом конференции стало обсуждение мер, которые могли бы хоть как-то защитить внутренний мир наших детей от разрушительного влияния массовой культуры. Конечно, грань между искусством и антиискусством всегда спорна - люди разных поколений, различных культурных и идеологических установок проводят ее по-разному. Но обсуждавшаяся на конференции проблема конкретна: с позиций педагогики и детской психиатрии, с точки зрения родителей нетрудно найти образцы массовой культуры, с которыми нашим детям лучше бы не встречаться.

Здесь можно упомянуть не только взрослые триллеры, но и многие американские или японские мультики с труднопобедимыми (и угнетающими поэтому детскую психику) монстрами, суперроботами, вампирами. Или, например, гонконгские киноизделия с нагромождением жесточайших единоборств.

Любое общество стремится оградить себя от чрезмерных инородных воздействий. Сошлемся на современную Францию: там телевещание законодательно регулируется так, что все фильмы или программы проходят экспертизу специальной комиссией. И признанная нежелательной для детей продукция может демонстрироваться только после 10 или 11 часов вечера. Сходная практика существует и в других странах Запада.

А что у нас? Любые попытки ввести систему широкой общественной экспертизы доступных детям телепрограмм наталкиваются на мощное сопротивление массмедиа.

И сразу выступают известные деятели культуры или политики: пугают тотальной цензурой, говорят о попрании свободы слова, о нарушении прав человека и потребителя. Но ведь права должны быть не только у тех, кто зарабатывает на эфире. Или у тех, кто хотел бы наслаждаться сценами любви и ненависти в любое время дня. Почему бы не вспомнить и о правах ребенка? В принятой ООН Конвенции записано: "Дети мира невинны, уязвимы и зависимы" - эти слова цитировались на конференции. И, согласно Конвенции, ребенок имеет право на сохранение своей невинности, значит - имеет право не сталкиваться на телеэкране и в детской прессе со сценами и ситуациями, которые могут повредить его внутренний мир. Стоило бы подумать и о правах родителей - ведь именно они, согласно той же международной Конвенции о правах ребенка и нашему законодательству, ответственны за воспитание своих детей. Значит, в теории, вправе предъявлять претензии к тем организациям, которые нанесли вред ребенку, нарушив, например, устойчивость его психики. Другое дело, что практики такого рода в России пока ничтожно мало.

Вот так и закончилась конференция - призывом к самоорганизации граждан. Благо опыта самоорганизации у артпедагогов и арттерапевтов хватает: они работают, как правило, вне общегосударственных программ, на собственном энтузиазме и вере в то, что их труд приносит родителям и детям помощь.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно