Примерное время чтения: 6 минут
102

Двадцать миллионов писателей

Дети должны быть умнее нас - именно этим принципом руководствуются реформаторы сегодняшней школы. Этот лозунг ни у кого не вызывает сомнений. Но вот по поводу содержания преобразований есть много вопросов...

Свое мнение по поводу нововведений высказывает учитель литературы Евгений КРАПИВИН.

Прикладная казуистика

Пятый класс - начало так называемого "систематического курса литературы". От "лит-ры" "литвед" отличается примерно так же, как арифметика от интегрального исчисления. Именно к "литведу" относятся все эти ямбы-хореи, экспозиции-экспликации и прочая казуистика, которая от класса к классу все больше перекочевывает и в темы сочинений, напрочь вытесняя из них собственно литературу. Может быть эта замена полезна?..

Тема сочинения: "Изображение фамусовского общества в комедии А. С. Грибоедова "Горе от ума". Комедию ребенок читал. Мало того, в памяти всплывает подзаголовок учебника - "Чацкий и фамусовское общество". Счастливый школьник на 3-4 листах расписывает нравы общества и его типичных представителей, заканчивая сочинение обличением всеобщего невежества, и получает вполне заслуженную... "двойку". Тема-то не раскрыта. Не про общество надо было писать, а про то, как изображал его Грибоедов, какими художественными приемами и изобразительными средствами. Вот и поищите в комедии метафоры, аллегории, фразеологизмы и прочие ремарки. И выясните, сколь органично они увязаны с портретами-пейзажами и другими "авторскими рассуждениями".

Здесь даже "двойку" ставить, особенно на вступительных экзаменах в вуз, совершенно не обязательно. Достаточно "снизить на балл", и "пролет" обеспечен. Впрочем, не это главное.

Программируемое репетиторство

Гораздо хуже другое. За время, отведенное школьной программой на сочинения, научиться (и научить) "сочинять" в принципе невозможно. Только часто употребимых типов сочинений насчитывается почти полсотни. Различаются они принципиально. Ну что общего, к примеру, у темы "Деталь в прозе А. П. Чехова" с темой "Хлестаков и хлестаковщина". А в каждом из старших классов предусматривается всего 7-8 сочинений. Это в лучшем случае - всего седьмая часть требуемого "к ответу" на вступительных экзаменах.

Чтобы хоть кое-как подготовиться, нужно все уроки литературы занять исключительно сочинениями. А разбор произведений? А биографии писателей? А исторические особенности эпохи? Вам все ясно? И какой там "Петербург Ф. М. Достоевского", когда по программе на все его творчество 4 часа! Видимо, два - на "преступление" и еще два - на "наказание". Вот откуда и "программируемое репетиторство".

Но еще печальнее то, что, погрязнув в литведческой казуистике, школьные словесники уже не могут найти времени на отработку нормальных речевых навыков. И тогда начинаются "хрестоматийные" ученические перлы про Татьяну, прогуливающуюся "в карете с поднятым задом".

Инструмент отсева

Темы типа "Традиции и новаторство в комедии А. С. Грибоедова "Горе от ума" - обычное орудие откровенного издевательства экзаменаторов над "чужим" абитуриентом. Конечно, "Горе от ума" в школе проходят. Но для того, чтобы раскрыть такую тему, школьник должен знать комедии хотя бы наиболее именитых предшественников Грибоедова. В школьных же программах присутствует только Фонвизин, а про комедии Шекспира не очень-то распространяются даже в гуманитарных лицеях. Что сможет "сочинить" ребенок? Набрать полдюжины подобных тем для вступительного экзамена в вуз - не проблема. Именно на этом и делают "бабки" репетиторы из "престижных" вузов.

Подготовительные курсы одного из "неестественных" факультетов МГУ. Тема банальна: "... Онегин как энциклопедия русской жизни". Ребенок подходит к теме творчески. Смысл сочинения таков. Если "Онегин" и энциклопедия, то не всей жизни, а только дворянской. А если и дворянской, то тоже очень выборочно. И изображены в этой псевдоэнциклопедии в основном "сельские балы и светские рауты". Главные герои абсолютно не типичны. А крестьянин, если принимать роман как энциклопедию, - это что-то вроде... извозчика. А какой другой вывод можно сделать из строк: "Зима. Крестьянин, торжествуя, на дровнях обновляет путь". И в таком же духе все 12 тетрадных листов. Увлекательнейшее чтение. Я перечел три раза. Особенно, резюме преподавателя: "В принципе - неплохо. Но на экзамене такое писать нельзя". Вот и "сочиняй" после этого...

Но ведь бывают и "свободные темы". Конечно. Но не везде. И "проколоться" на так называемой "свободной" теме еще легче, чем на "литведовской".

Тему "Рецензия на прочитанную книгу" школьник счел за свободную. Исписал и очень интересно восемь листов. Не учел он только одного: тема-то вовсе не "Прочитанная книга", а "Рецензия...", со всеми атрибутами жанра. "Тройку" ему, конечно, поставили. Ученик, почти отличник, был, естественно, в трансе. И что стоили все после экзаменационные объяснения того, чем рецензия отличается от впечатлений, которых у него набралось без малого на тетрадь. А теперь объясните мне, какой процент детей станет литературными критиками? Думаю, что ноль, во всяком случае, целых и даже сотых.

Выход из тупика

"Я третий год поступаю на филфак. Два последних - после годичных подготовительных курсов. Все три раза "сыпалась" на сочинении: больше "трехи" не ставили. Есть ли выход из этого тупика?"... Таких рассказов я слышал десятки. Известно, что выход есть всегда. И не один...

Первый - утилитарно-прагматический. Состоит в том, чтобы просто пойти в такой вуз, где экзамен по русскому языку проводится в другой, более объективной форме (например, изложение).

Второй - валютно-экономический. Надо заработать (украсть, взять взаймы) столько денег, чтобы хватило на репетитора. Научить он, естественно, практически ничему не научит, но 2-3 "штуки баксов", выложенных за его услуги, почти наверняка сделают свое дело.

Третий способ - фанатично-романтический. В этом варианте придется прочесть и "близко к тексту" запомнить содержание всех программных произведений и критических статей, перемежая эти занятия повторением правил орфографии и пунктуации. Работая таким образом по 10-12 часов в сутки, за год все можно переварить. Романтиков нынче мало, поэтому вероятность получения самой высокой оценки почти та же, что и у "валютчиков".

Есть еще способ - революционно-экзотический. Собирается группа единомышленников, объявляет нечто вроде бойкота тем вузам, где сочинение пока сохраняется. С агитацией в массах, пикетами, демонстрациями, письмами протеста и т.д. Экзотика в том, что такой "экстремизм" априори "обречен" на победу, и в том, что за свои идеи бороться мы не привыкли, даже тогда, когда это абсолютно безопасно.

Так что пути есть. Из всех предложенных мне, например, наиболее импонирует последний...

А школьники пока пишут. Те, кто помладше - про Чука и Гека. Старшенькие - про "Капитанскую дочку" или "Отцов и детей". Интересно, а что будет, если все они, числом без малого 20 "лимонов", вдруг почувствуют (или возомнят?!) себя писателями?

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно