Примерное время чтения: 9 минут
81

Франция

К чему привела спешка

Во Франции знали, что британские союзники втайне строят гусеничные боевые машины, и начали проектировать свои танки. Для секретности их называли "специальной артиллерией". Когда 15 сентября 1916 года английские Mk I пошли в свой первый бой на Сомме, французы испытывали сразу две машины: "Шнейдер" СА1 и "Сен-Шамон".

На конструкции обоих танков сказалась спешка военного времени, когда, торопясь получить новое оружие, сначала делают, а потом сами удивляются тому, что получилось.

"Шнейдер" СА1 (CA - сокращенное "Char d'assaut" - "штурмовой танк"). Выпускался оружейным концерном "Шнейдер - Ле Крезо"

В "Шнейдере", как будто специально от врага подальше, спрятали пушку в уступе корпуса по правому борту. Чтобы выстрелить влево, надо было разворачивать танк, подставляя правый борт под огонь противника. Бензобаки находились в носовой части. В первом же бою это стоило жизни командиру танковой группы майору Боссю: он сгорел в свой машине, когда снаряд попал в бензобак.

Позже "Шнейдеры" отозвали в тыл, усилили бронирование и перенесли бензобаки в корму.


* 8 мм - толяина дополнительного бронелиста.
** В 1917 году бортовую броню "Шнейдеров" усилили 5,5-мм бронелистами.


Создатели "Сен-Шамона" остроумно решили проблему коробки передач. Если помните, в ранних английских танках было аж три коробки: главная и еще по одной на каждую гусеницу; управляли ими три человека, а для поворотов требовалась помощь четвертого. Так вот на "Сен-Шамоне" коробки передач не было вообще. Двигатель крутил динамо-машину, которая давала ток на два электромотора, соединённые с гусеницами. Танк управлялся легко, как трамвай.

"Сен-Шамон". Выпускался находившимися в Сен-Шамоне мастерскими "Общества железоделательных и сталелитейных заводов"

Увы, "Сен-Шамон" оказался чемпионом никудышной проходимости. Свисающий нос танка так "обогнал" гусеницы, что и на подъемах, и на спусках утыкался в землю.

Впервые французские танки были брошены в бой 16 апреля 1917 года при наступлении на Шменде-Дам. 132 "Шнейдера" СА1 атаковали германцев двумя группами под командованием майоров Боссю и Шобэ.

Группа Боссю не успела выйти на рубеж атаки, как была обстреляна тяжелой артиллерией и потеряла 12 из 82 танков.

Ширина германских траншей, разрушенных обстрелами и весенними водами, оказалась, как потом доносили французы, "ошеломляющей": местами до пяти метров. Пройдя первую линию обороны, танкисты остались почти без пехоты сопровождения, уничтоженной вражеским огнем. У второй линии экипажи выходили из танков и сами забрасывали траншеи землей. В этом бою погиб майор Луис Мари Идельфонс Боссю. От группы осталось меньше половины - 38 танков. Германские аэропланы расстреливали экипажи, спасшиеся из горящих машин. Без пехоты атака потеряла смысл, и танки отступили. Только несколько машин прорвали оборону германцев и углубились на 5 километров в тылы.

Еще печальнее закончилась атака группы Шобэ: потеряв 32 машины, танкисты не смогли взять первую линию траншей.

Танки "Сен-Шамон" (12 машин) приняли первый бой 5 мая 1917 года в районе мельницы Лаффо вместе с 19 "Шнейдерами". Погибло шесть танков обоих систем; французское командование сочло операцию "частично удавшейся". В этом бою "Сен-Шамоны" показали, что не могут двигаться на поле боя: они останавливались перед воронками глубиной в метр и насыпями в полметра.

Все это не говорит о том, что "Шнейдеры" и "Сен-Шамоны" были намного хуже, чем Mk I. Нет, просто германцы научились бороться с танками и уже не разбегались от одного их вида, как раньше. Танковый бой, как и любой другой, стал требовать организованного взаимодействия всех родов войск. Германские артиллеристы не смогли бы безнаказанно расстреливать танки Боссю и Шобэ, если бы французские летчики обстреливали их позиции и сбивали аэростаты корректировщиков огня, а французские артиллеристы вели контрбатарейную борьбу. Потери танкистов не были бы бессмысленными, если бы подошла свежая пехота и заняла уже очищенные танками германские траншеи.

Еще до конца войны "Шнейдеры" стали постепенно снимать с вооружения. "Сен-Шамоны", несмотря на плохую проходимость, продолжали воевать, но уже в роли самоходных орудий. Они поддерживали огнем атаки других танков, о которых я сейчас расскажу.

Небольшой должен быть небольшим, или Бронированный футляр для мотора и двух человек

Прав был полковник Суинтон, когда утверждал, что лучше много небольших "крейсеров", чем мало больших. Только в масштабах ошибся, считая "небольшими крейсерами" семейство "Большого Вилли". Небольшой должен быть небольшим. Легким.

Третьего июня 1918 года в контратаке французских частей под Вилле-Котре германцы впервые столкнулись с необычными танками.

Короткий и узкий силуэт с башней издалека напоминал броневик. Да только ни один броневик не проехал бы по исклеванному снарядами полю, а странные машины как будто на нем родились. Покачиваясь на пружинящей подвеске, они полностью скрывались в глубоких воронках и через полминуты выныривали как ни в чем не бывало. Лихо загнутый хвост, похожий на яйцеклад кузнечика, помогал танкам переваливать через траншеи.

Спохватившись, германские минометчики открыли ураганный огонь. Они давно не испытывали почтения к горевшим, как хворост, английским танкам. Тем более интересно было поджечь шустрого "француза".

Два из пяти контратаковавших танков были подбиты в первые же минуты. Вот застыл еще один, но два оставшихся прорвались в глубь немецких позиций.

Наступление прекрасно обученной, полнокровной 28-й резервной дивизии германцев было сорвано: пехотный полк и два батальона из ее состава гонялись за танками.

Хотя все пять машин были потеряны, даже противники считали контратаку французов более чем успешной.

"Разве этот отчет о сражении... не является потрясающим? - писал австрийский генерал Эмансбергер. - Разве можно в бою желать большего, как с 6 солдатами, обслуживающими 3 боевые машины, сломать фронт такого отважного и опытного противника на протяжении свыше 1 км? Разве одновременно не трогательно и ужасно, что пять батальонов должны были соединиться для того, чтобы побороть эти три стальные коробки?"

Шустрые "стальные коробки" назывались "Char leger Renault FT modele 1917" - "легкий танк Рено FT образца 1917 года", или просто "Рено" FT-17.

"Рено" FT 17. Франция, 1917 год. Экипаж: 2 человека (водитель-командир и стрелок). Вес: 6500 кг (пушечный 6700 кг). Вооружение: 37-мм пушка или 8-мм пулемет. Броня: 6-22 мм. Двигатель: 4-цилиндровый бензиновый Renault мощностью 35 л.с. Длина: 4,1 м (с хвостом 5 м); ширина: 1,71 м; высота: 2,14 м. Максимальная скорость по дороге: 7,8 км/ч (с мелкозвенчатыми гусеницами больше); запас хода: 34,5 км (поздние варианты до 65 км). Удельное давление на грунт: 0,44 - 0,49 кг/см2

Создатель французских бронетанковых сил полковник Жан-Батист Этьен разочаровался в Громадных Железках, Которые Всем Дадут Жару. В июле 1916 года он предложил известному инженеру и промышленнику Луи Рено построить боевую гусеничную машину с данными броневика: масса 6-7 тонн, вооружение - пулеметное.

В декабре легкий танк был готов. Луи Рено называл его "бронированным футляром для мотора и двух человек". Он лично сел за рычаги, чтобы показать "футляр" Комитету по артиллерии специального назначения (напомню, что "артиллерией специального назначения" французы для конспирации называли танки).

На пике славы были недавно блеснувшие в боях английские монстры. Господа из Комитета скептически переглядывались: не нравилось, что танк Рено получился коротким (а как же через рвы переезжать?!), да и одинокий пулемет не внушал уважения. Пришлось Этьену и Рено убеждать их в том, что легкие танки вообще нужны.

Только в марте Рено получил предварительный заказ на 150 машин. К лету сдали опытный танк с 37-мм пушкой, потом первый в истории танк с бортовой рацией (в маленькой башне лишь она и поместилась: машина осталась невооруженной).

"Рено" еще не показал себя в боях, а заказ на серийные танки рос: 1000, 2500, потом 3500 машин. Еще 1200 собирались построить в США. Военные поняли, что много маленьких лучше, чем мало больших... "Рено" будут бросать в бой сотнями.

Для танкистов "Рено" оказался настоящим сокровищем. Пока английские экипажи тряслись и угорали в своих стальных гробах, французы еще даже не садились за рычаги. От железной дороги к месту сосредоточения войск танки доставляли на грузовиках. Подрессоренная подвеска делала ход "Рено" более мягким, а отгороженный от экипажа двигатель не оглушал и не травил танкистов выхлопными газами. В бой шли отдохнувшие люди с ясными головами.

Какой танк правильный?

Попадись "Рено" FT-17 полковнику Суинтону, тот бы немедленно его забраковал. Что это за боевая машина, которая не может преодолеть ров шире 1,8 м?! И на стенки он лазит неважно!

Только почему-то легкий "Рено" мухой взлетал на возвышенности, недоступные для правильных монстров, построенных по указаниям английского полковника. Он брал подъемы до 45 градусов! Это и в наши дни в буквальном смысле круто. Его гусеницы давили на землю не сильнее, чем нога пешехода. По тонкому льду, по заболоченному лугу - везде, где проходила пехота, там проходил и он.

А на плохую проходимость жаловались английские экипажи. Если каждый поворот превращен в тяжелую работу для четырех человек. Если перегруженный двигатель еле тянет почти тридцать тонн стали. Если каждый блиндаж и скрытый ход сообщения проваливается под гусеницами, превращаясь в ловчую яму, тогда танку не помогут ни длина, ни умение лазать на стенки.

Конечно, это не значит, что любой легкий танк лучше любого тяжелого. Это значит, что в боевой машине все должно быть соразмерно: броня, вооружение и ходовые качества.

У легкого танка броня и вооружение легкие, зато он маленький и маневренный - попасть труднее. И дешевый: вместо одного английского тяжелого танка можно было построить четыре "Рено" FT-17.

У тяжелого танка должна быть противоснарядная броня, иначе ему никакой пользы от своей тяжести. Ну, потолки у него два десять. Ну, пушки и пулеметы торчат во все стороны. Они не спасут ни от взрыва мины под тонким днищем, ни от снаряда, выпущенного из хорошо замаскированного вражеского орудия.

Но к этой простой мысли конструкторы пришли не сразу. Вплоть до 1930-х годов то в одной, то в другой стране надеялись потрясти противника медлительными, плохо защищенными и очень дорогими монстрами, которые по недоразумению назывались танками прорыва.

Пусть не обижаются англичане, но "Рено FT-17" - первый настоящий танк: с вращающейся башней, с водительским местом впереди, мотором сзади и боевым отделением посередине. Такую компоновку у большинства современных танков называют классической. "Рено FT-17" - самый удачный танк Первой мировой войны. Самый боевой: на его счету 3292 столкновения с противником (440 танков были потеряны, из них 356 уничтожены артиллерией). Самый массовый. Самый надежный.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно