Примерное время чтения: 12 минут
321

"За люди своя..."

После победоносного и кровавого похода в Европу татаро-монголы вернулись на Русь. Немалую роль в их возвращении сыграли и блестящие победы Александра, вести о которых дошли до Батыя. Нужно было срочно дипломатически утвердить свою власть на завоёванных русских землях. Ради этого хан даже отказался от дальнейших военных действий в Европе. Как не раз случится в позднейшей истории, русское государство "оттянуло" на себя удар врагов.

Батый выбрал место на Нижней Волге, где основал новое государство - Золотую Орду со столицей в Сарае. Отсюда он намеревался управлять русскими землями. Формально Орда подчинялась императору, великому хану, который находился в далёких монгольских степях, в своей столице Каракоруме. На таком расстоянии вмешиваться в дела Орды было сложно, поэтому Батый был в принципе единоличным правителем. Теперь все князья должны были являться к хану за так называемыми "ярлыками на княжение", то есть Батый назначал того или иного князя руководить определённой землёй.

В 1243 году Батый вызвал всех русских князей на съезд. Ярослав Всеволодович, великий князь владимирский, первым понял значение этого съезда и поспешил в Сарай. Более того, он одновременно послал своего сына Константина в Каракорум, на поклон к великому хану. Легко ли было отцу Александра так унизиться перед монголами? Очень нелегко. Но сопротивляться захватчикам у Ярослава не было никакой возможности - все свои полки он отдал сыну для сражения с крестоносцами.

Чтобы избежать нового разорения Владимирской земли, оставалось только покориться. Нужно было выиграть время, сохранить людей, дать Руси отдохнуть и собраться с силами.

Батый благосклонно принял Ярослава, он оценил, что князь быстро, добровольно и безоговорочно подчинился его власти. Батый поставил Ярослава великим князем всей Руси, утвердив за ним Владимиро-Суздальское княжество, а также отдав в управление ещё и Киевское княжество, когда-то великое, а теперь полностью разорённое. Таким решением возмутились князья черниговские - Михаил Всеволодович и Андрей Мстиславович, считавшие себя вправе претендовать на киевский престол. Батый не стал с ними церемониться: вызвал в Орду, а когда они явились, их просто убили. Это образец стиля правления средневековых восточных завоевателей - жизнь человеческая для них не стоила ровным счётом ничего. Убийства, отравления, обман, предательство были обычными "инструментами" их политики.

То, что Русь теперь не только фактически, но и политически находилась под властью татар, не могло остаться незамеченным в Европе. Извлечь из этого выгоду для себя тут же попыталась католическая церковь. Старая идея обратить русских в католичество и тем самым не оставить ей никакой надежды на возрождение вновь зашевелилась в голове папы римского. Весной 1245 года в Золотую Орду отправился папский посол Иоанн де Плано Карпини. Его задача была убедить хана, что обращение русских в католичество совпадает с монгольскими интересами.

Одновременно с этим Карпини должен был "прощупать почву" и среди русских князей, пообщаться, прежде всего, с самыми крупными из них, Ярославом Всеволодовичем и Даниилом Галицким. Посол намеревался предложить им помощь в борьбе с татаро-монголами в обмен на принятие католичества. Посетил неутомимый Карпини и монгольскую столицу Каракорум. А на обратном пути, в феврале 1246 года, встретился с Даниилом Галицким.

О содержании этих переговоров мы можем судить только по их результатам. Галицко-Волынское княжество находилось в очень трудном положении, пожалуй, в таком же, как Новгород. С одной стороны, татары, с другой, у новгородцев - ливонцы, а у галичан - не менее агрессивные венгры и поляки. Даниилу не хватило политической дальнозоркости, и он поддался на уговоры Карпини, поверил обещаниям папы римского.

В обмен на принятие католичества Даниил требовал возвращения Галицкому княжеству захваченных Венгрией и Польшей земель, а также сохранения православной обрядности. На выполнение последнего требования папа согласился, а вот относительно первого в августе 1247 года выпустил специальную буллу, в которой содержалась хитрая формулировка: князю не возвращались земли, а лишь предоставлялась "свобода действий" по их возвращению. На деле это означало, отвоёвывайте, мол, свои земли сами, как хотите. Обратил ли внимание Даниил на это или нет - неизвестно, но назад он не отступил. 12 сентября 1247 года буллой Иннокентия IV Галицкое княжество присоединялось к Римско-католической церкви.

Мы так подробно остановились на Данииле, потому что он избрал тактику, противоположную той, которой придерживался Александр вслед за своим отцом. Что из этого вышло, и выполнил ли папа свои обещания, узнаем позже - история всё расставит на свои места и даст нам яркое доказательство правоты нашего героя.

А пока вернёмся в 1245 год. В конце этого и начале следующего года Ярослав Всеволодович снова был в Орде, чтобы получить ярлык на великое княжение. В Сарае князь получил известие из Каракорума - его срочно вызывали в верховную столицу монголов. Великий хан Гуюк якобы хотел лично утвердить власть Ярослава. На самом деле, за этим приглашением, вернее требованием, стояла совсем другая игра, жертвой которой и стал русский князь. Сформировавшаяся при дворе Гуюка коалиция знати возмущалась чрезмерной властью Батыя, им казалось, что богатейшие русские земли ускользают из-под их контроля.

Ярослав отправился в Каракорум, а это ни много ни мало 4 500 километров (если считать по прямой!). Путь пролегал через всю Сибирь и Среднюю Азию. К концу похода из многочисленной свиты Ярослава осталось в живых меньше половины - для остальных оказался невыносимым переход через азиатские пустыни. Если бы знал князь, что ждёт его по окончании столь трудного пути!

В Каракоруме Ярослава приняли холодно - его участь уже была решена. Известие о том, что от неугодного ставленника Батыя хотят избавиться, дошла до Орды. К чести хана надо сказать, что он попытался предупредить князя. По просьбе жены Ярослава, Феодосии Игоревны, Батый послал в столицу монголов своего гонца Угнея. Но было уже поздно. Ярослав Всеволодович был отравлен и умер 30 сентября 1246 года.

После смерти отца настал черёд самого Александра выстраивать отношения с Ордой. По какому пути пойти? Искать союзников на Западе, как это сделал Даниил Галицкий? Ради чего же тогда он столько сражался, отстаивая независимость своей земли от западных захватчиков? Воевать с татарами? Но у него не было для этого сил... Слишком велика мощь монголов... Значит, надо идти по пути, проложенному отцом, - покориться татарам и пытаться договориться с ними.

Как тяжело далось гордому, умному, ни разу не побеждённому полководцу это решение, остаётся только догадываться. Но Александр сделал выбор. С этого момента он оказался в полном одиночестве, за стеной глухого непонимания. К боярам, которые осуждали князя за разрыв с Западом, мешавший их обогащению, прибавились другие - те, что считали подчинение татарам позором и настаивали на сопротивлении. Цену и той и другой позиции Александр хорошо знал: либо полная колонизация Руси, растворение её в Европе, либо тысячи загубленных жизней, уничтоженные города, реки крови. В итоге, всё бы вернулось на круги своя, так как не было у страны сил противостоять монголам. Пока не было...

Александр поехал в Орду. По приезде он, как и все князья, должен был совершить обряд очищения: пройти между двух костров, а затем поклониться монгольским богам - языческим идолам. Александр это сделать отказался. Он готов был, скрепя сердце, поклониться Батыю, но выполнять обряды чужой религии не хотел. "Не подобает мне, христианину сущу, клянятися твари, кроме Бога", - сказал он. Побежали докладывать хану о строптивости русского князя. Батый подумал и разрешил пропустить Александра без обряда.

Войдя в шатёр, русский князь четырежды распростёрся ниц перед монголом, как того требовал этикет. Затем состоялся разговор, после которого, по свидетельству летописи, Батый произнёс: "Истину мне сказасте, яко несть подобна сему князю". (Истину мне сказали, что нет подобных этому князю.)

Хан поставил в великие князья Святослава Всеволодовича, престарелого брата Ярослава Всеволодовича. Это решение не понравилось в Каракоруме. Спустя год после смерти отца, осенью 1247 года, Александру и его брату Андрею пришлось отправиться в верховную монгольскую столицу.

Четыре месяца длилось многотрудное путешествие. Пока братья ехали, власть в монгольской империи сменилась. Гуюк умер, его место заняла великая ханша Огуль-Гамиш. Она недружественно относилась к Батыю и переменила его решение. Власть над Киевом и всей Русью была отделена от великокняжеского титула Владимиро-Суздальской Руси. Александр становился князем всея Руси, а Владимиро-Суздальская земля отдавалась Андрею Ярославичу.

Огуль-Гамиш действовала по древнему принципу: "Разделяй и властвуй". Новгород зависел от Владимира, поэтому прославленный победами Александр практически поступал в подчинение к своему младшему, ничем не отличившемуся брату. Это не могло не привести к напряжённым отношениям между ближайшими родственниками. Так оно и случилось.

Заняв владимирский престол, Андрей решил вести самостоятельную, независимую от брата политику. Сначала он выгнал из Владимира своего дядю Святослава, несмотря на то, что тот не был виноват перед ним и мог рассчитывать на покой и уважение, хотя бы из-за своего преклонного возраста. Затем спесивый князь решил, что сможет противостоять монголам. Для этого он вступил в коалицию с Даниилом Галицким, на дочери которого женился, чтобы упрочить союз, и своим братом Ярославом Тверским. Союзники начали готовиться к войне с монголами, весть об этом скоро дошла до Орды.

Батый стал уже слишком стар и практически отошёл от дел. Вместо него правил его сын Сартак. Тот не стал дожидаться, пока русские соберутся со сколько-нибудь значительными силами, и в 1252 году направил войска на Русь. Одно войско под предводительством Неврюя пошло на Владимир, другое, во главе с Куремсой, - на Галицко-Волынское княжество.

Русские потерпели жестокое поражение. Снова были разорены города, погибло "людей безчисла". Андрей с женой позорно бежал в Новгород, но новгородцы не пустили его. Тогда он отправился в Тверь, а оттуда через Псков и Ревель добрался до Швеции. Андрей оказался в безопасности, в то время как воины Неврюя нещадно грабили окрестности Владимира, убивали людей, уводили скот, жгли дома...

Так, князь, провозглашавший, что считает позором подчиняться татарам, покрыл себя ещё большим позором. Мало того, что он навлёк страшную беду на жителей своего княжества, которых был призван защищать и оберегать, так ещё и оставил их на произвол судьбы. Такова цена княжеской чести, заплатить которую пришлось, правда, не князю...

Совсем другие представления о чести были у Александра. Он поехал в Орду и подружился с Сартаком, который сочувствовал христианству. Вскоре он даже побратался с ним и стал, таким образом, как бы приёмным сыном хана. Батый отдал Александру оставшийся без князя владимирский престол. Невский стал правителем практически всей Руси.

Цену "дружбы" с Ордой Александр прекрасно знал - пример вероломно убитого отца всегда стоял перед его глазами. Тем не менее эту дружбу не раз ставили в вину князю и современники, и позднейшие историки. Александр, конечно, в оправданиях не нуждается - сам ход исторического процесса доказывает его правоту. Но всё-таки стоит подробнее остановиться на мотивах, которые им двигали.

Ещё в 1248 году князь получил послание от Иннокентия IV. В нём папа римский просил и даже настаивал на том, чтобы Александр и население подвластных ему земель приняли католичество. Взамен он обещал самому князю, во-первых, "блаженство в вечной жизни", во-вторых, "особое почтение и старание об умножении его славы" и, в-третьих, помощь в борьбе с татаро-монголами.

Причём оказать эту помощь должны были те самые тевтонские рыцари, которых Александр уже однажды победил. Папа сулил, что стоит только князю позвать крестоносцев, как они тут же соберутся и явятся на помощь. Пригласить рыцарей на русскую землю - это было уже не просто неприемлемое, но прямо-таки издевательское предложение к тому же и абсолютно лживое. Александр на послание папы не ответил.

А в 1252 году в Золотую Орду, а затем и в Каракорум, где престол занял хан Мункэ (Менгке), отправился папский посол Вильгельм де Рубруквис. В его задачу входило склонить монголов к союзу с Западом. Запад обещал военную помощь в дальнейших монгольских завоеваниях взамен, опять же, на вхождение Руси в лоно католической церкви. Монголы отказали Рубруквису. Они действительно не собирались посягать ни на религию, ни на жизненный уклад русских. Им нужны были доходы с завоёванных земель и сохранение власти - больше ничего.

Достаточно сказать, что монголы освободили Русскую православную церковь от всех налогов, хан лично вручал каждому назначенному митрополиту эту освободительную грамоту. Более того, они учредили смертную казнь за поругание русской веры и разрушение церквей. Насколько строго этот закон соблюдался - другой вопрос, но всё же ни своей, ни чьей-либо чужой веры монголы русским не навязывали. В 1261 году в Сарае был даже учреждён специальный православный епископат.

Александр понимал, что вера его отцов и дедов должна объединить народ в годину тяжёлых испытаний, поэтому ею, ни в коем случае, нельзя поступиться. И дело тут, скорее всего, не в религии как таковой. Князь, несомненно, был глубоко верующим человеком, но, прежде всего, он был мудрым политиком и осознавал, откуда исходит истинная угроза нарождающейся государственности Руси.


Это интересно

Как свидетельствует летопись, в 1252 году к Александру Невскому прибыли два папских кардинала. Они предложили князю ознакомиться с учением католической церкви в надежде, что тот убедиться в его истинности.

Александр послов внимательно выслушал, а затем начал говорить сам. Слово в слово цитируя Библию, он передал все события христианской истории, "от Адама и до... Седьмого собора". Кардиналы были изумлены познаниями Александра.

"Всё сие добре ведаем, - заключил свою речь князь, - от вас учения не принимаем".

Александр умел побеждать не только на поле боя. Ему не было равных ни за столом политических переговоров, ни, как в данном случае, в философском споре. Глубокий и острый ум, прекрасная образованность, тонкая интуиция, позволяющая чувствовать собеседника, - всё это принесло Александру не одну дипломатическую победу.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно