498

Женщина-труженица или мать-ехидна?

МИНИСТР ФРГ по делам семьи Урсула фон дер Ляйен, доктор медицинских наук, мать семерых детей, выступила с планом утроить количество мест в яслях. Германия вздрогнула баллов на 7 по шкале Рихтера. Уже несколько недель страну продолжает трясти.

НЕПОСВЯЩЁННОМУ в тонкости немецкого дошкольного воспитания и отношения общества к этому вопросу не понять ни важности предложений министра, ни бури, которую они вызвали.

Страсти по яслям разгорелись и правда нешуточные. Один из католических епископов обвинил Урсулу фон дер Ляйен в том, что её идеи превращают женщину в машину- "деторожалку". В плане развития системы заведений для детей до трёх лет усмотрели угрозу "ГДР-изации". Ясли обозвали "аутсорсингом" и возмутились, почему налоги одних должны идти на то, чтобы позволить другим безответственным мамашам зарабатывать. Кардинальное мнение антиясельников высказано анонимно на одном из интернет-форумов так: мать, которая даже маленького ребёнка собирается как можно скорее выдворить на "госхранение", не должна рожать вообще. Индекс цитирования выражения "мать-ехидна" (по-немецки в буквальном переводе "мать-ворона") превысил все санитарные нормы.

История вопроса

ВООБЩЕ-ТО именно немцы были пионерами дошкольного воспитания. В XIX веке в Германии открылись первые ясли, даже в Америке первый детский сад создала немка, и до сих пор в США его называют заимствованным словом "Kindergarten".

Особенное распространение детсады и ясли получили во время и после Первой мировой войны - женщинам нужно было работать. Однако позже, в кризис 20-х годов, они почти все закрылись, не было ни средств для финансирования, ни необходимости - работы не хватало даже для мужчин.

Война миров

ПОСЛЕ Второй мировой войны в ГДР была создана повсеместная сеть дошкольных учреждений, молодым матерям к станку - не возбранялось, а очень даже соответствовало. Опять же - равноправие. Ну и, конечно, ясли-сады рассматривались как часть системы образования и коллективистского воспитания. В Западной Германии ровно наоборот пропагандировался идеал буржуазной семьи с мамой-домохозяйкой. Более того, при канцлере Аденауэре в первые десятилетия после войны замужняя женщина могла устроиться на работу только с согласия мужа. Небольшое количество яслей работало только для матерей в особо тяжёлой ситуации.

Малыш, отданный в ясли, - сигнал неблагополучия в семье, показатель низкого социального уровня и достатка - это клише живо и по сей день. А для мам, которые, вместо того чтобы сидеть дома и воспитывать порядочных граждан, отдали детей в ясли-сад и пошли работать, имеется специальная "бирка" - Rabenmutter. По-нашему - мать-кукушка, она же ехидна.

Конституция ФРГ гарантирует родителям неограниченное право на воспитание детей, которое отнесено к основополагающим - как право на жизнь или право частной собственности.

Поэтому в дошкольных заведениях в Германии занимаются, упаси господи, не воспитанием - нет, это называется "присмотром за детьми". Максимальная степень вмешательства - "поддержка" родителей и детей.

После воссоединения Германии количество ясельных мест в бывшей ГДР сократилось почти в три раза. В западных землях несколько выросло: если в 1990 году на 100 малышей до трёх лет было 1,1 места в яслях, то к 2002 году - "целых" 2,4.

В Германии несколько типов детских учреждений. Для детей до 3 лет (иногда с разделением на совсем маленьких, ползающих и ходячих) - это Krippe, ясли. В них, согласно Евангелию, лежал маленький Христос, а изображение окружённого заботой младенца в хлеву - любимый рождественский мотив сентиментальных немцев. Именно в буквальном переводе с немецкого слово "ясли" стало и по-русски употребляться в значении детского учреждения и практически потеряло смысл кормушки для скота.

Для детей от 3 до 6 - Kindergarten, детский сад. Для тех, кто старше 6, то есть школьников, - Hort, подобие нашей "продлёнки", только не при школе, а отдельно.

С 1996 года немецкий закон о защите детей и юношества зафиксировал право каждого ребёнка с полных трёх лет и до школьного возраста на место в детском саду. Однако не всё так просто. Во-первых, под "местом" понимается пять дней в неделю по 4 часа, обычно до обеда. Право на полный день, а также ясли для детей до 3 лет и "продлёнка" для школьников законом не гарантированы. Во-вторых, в законодательстве федеральных земель обычно оговорены дополнительные условия, чаще всего место предоставляется, только если оба родителя работают, или работающей матери-одиночке. На практике это приводит к замкнутому кругу - не устроиться на работу, потому что ребёнка оставить не с кем, а в садик не берут, потому что "так вы ж не работаете, вот и сидите с ним дома".

Обычно большая часть расходов дошкольных учреждений оплачивается из муниципальных и земельных бюджетов. Остальное - благотворители и родители. Плата за садик разнится в зависимости от дохода семьи или количества детей. Для самых малообеспеченных - нередко и вовсе бесплатно, максимальная ставка для хорошо зарабатывающих родителей - около 300 евро в месяц. Речь только о "нормальных" садиках, не о частных заведениях с музыкой-иностранным-йогой-балетом.

Записываться в детсад нужно заранее. И если родители хотят не какой-нибудь, а ближайший или лучший садик, ожидание может длиться даже год и больше. Ещё хуже обстоит дело с яслями. Например, в Мюнхене места есть для 10% малышей, ещё столько же - в очереди. Два человека на место - во многие вузы конкурс меньше. Приём через полгода после подачи заявления - считайте, повезло. Обычно заранее предупреждают - минимум год. То есть получается абсурд - чтобы ребёнка отдать в ясли, записываться надо ещё до зачатия.

Дети в складчину

Статья "Женщина-труженица или мать-ехидна?" вызвала массу откликов.

По просьбам наших читателей мы продолжаем "детскую тему": о своём личном опыте, проблеме "кому с ребёнком сидеть" и способах её решения рассказывают мамы и папы из Германии.

Сняли 4 сапога, надели 4 тапки

Кристина, 35 лет, окончила Мюнхенский университет, сейчас работает продукт-менеджером на крупной немецкой фирме электронного оборудования. График работы после рождения детей - 3 полных дня в неделю. Дети: близнецы Луис и Юдит, 2 года.

7.30. Кристина отвозит близнецов к няне на другой конец улицы.

7.40. Доехали, сняли 4 резиновых сапога и надели 4 тапочки.

7.50 Кристина выезжает на трассу, по радио начинается реклама. До начала 8-часовых новостей ей надо проскочить тот участок автобана, где по утрам чаще всего образуются пробки.

8.10 Паркует свой "Ауди" у офиса фирмы, через три минуты уже включает компьютер и начинает работу.

- Можно сказать, нам повезло, что у нас родились близнецы: можно всё организовывать сразу для двоих, нет нужды ездить через весь город. Посчастливилось нам и с няней, так называемой дневной мамой, которая живёт, по мюнхенским меркам, совсем рядом. Когда мы несколько лет назад покупали дом в этом районе, я сразу же стала искать няню для ещё только в планах существовавших детей. Мы очень хотели ребёнка, но я не собиралась оставаться дома даже на 3 года отпуска по уходу. Мы с мужем всё обсудили, без его помощи это было бы просто невозможно.

17.00 Муж Кристины забирает детей у няни.

- Шансы выиграть в лотерею у нас, похоже, выше, чем вероятность того, что мы получим два места в муниципальных яслях. Что будет через год, когда Луис и Юдит дорастут до детского сада, мы ещё не знаем. Мы поставили их на очередь в трёх садиках: католическом, муниципальном и частном. И только частный работает до 18 часов. Оба других закрываются уже в 16.

Елена, 35 лет, двое детей, Берлин:

- У всех моих немецких знакомых, рождённых в 70-е годы, мамаши были домохозяйками и занимались исключительно хозяйством и воспитанием детей. На работу никто из них, даже после того как дети выросли, вообще не выходил.

Бабушкам и дедушкам в большинстве случаев до фонаря, отправят родители внуков в ясли или наймут няню. Главное - не напрягаться самим. У одной моей знакомой свекровь пригласила их с мужем на Рождество, попросив пристроить детей где-нибудь у знакомых, потому как будет "слишком шумно". Но это, конечно, крайность.

Кто-то после рождения ребёнка так и зависает дома, даже если поначалу и были планы вернуться на работу: нянькам не всякий ребёнка доверит, да и дорого. Подруга с высшим юридическим образованием на работу после нескольких лет "отсидки" дома выходить боится: мол, уже не потянет. Говорит, "проехали"...

Женщины, которые работают, нередко находятся в таком стрессе, что не справляются ни с хозяйством, ни с детьми, и в результате всё заканчивается разводом. Сколько раз приходилось слышать, что после работы нет сил разговаривать ни с кем - в том числе с детьми. Когда я в Берлине отдавала свою дочку в детский сад, в её группе из двадцати детей было только трое, у которых родители были в разводе. К выпуску из детского сада, через три года, только три семьи остались полными. Не в последнюю очередь это связано с тем, что работающие мамаши слишком эмансипированы, работают, как и их мужья, в полную силу, и требования к партнёрам у них в связи с этим слишком высокие...

А вот молодое поколение в Германии предпочитает детей вовсе не рожать. Дорогое это удовольствие, да и ответственности многие боятся. Проще карьерой заняться...

Няньки по очереди

Светлана, 28 лет, г. Мюнхен:

- ВЫКРУЧИВАТЬСЯ как-то надо, и активные родители проявляют инициативу. Несколько семей вместе ищут подходящее помещение, нанимают воспитателей, нередко по очереди сами готовят и моют полы. Мой сын ходил в такую организованную нами группу: в помещении местной музыкальной школы мы сняли комнатку, сами красили мебель из "Икеи", давали в газету объявление, сами приносили книжки и игрушки.

Те, кому поход с мужем в кино на условиях дополнительной оплаты няни для малыша кажется недоступной роскошью, часто объединяются с друзьями, у которых есть дети. Сидят с ними по очереди - давая возможность другим уйти "в отрыв" на пару часов или на вечер. Некоторые умудряются таким образом даже выйти на работу - если график гибкий (на современном языке такая модель называется "Kinder-Sharing").

Наши малыши - не кролики

Фритц, 47 лет, полицейский:

- РАНЬШЕ действительно считалось, что женщина должна заниматься детьми и домом, этот вопрос даже как-то не обсуждался. Моя мама (у меня есть ещё старшие брат и сестра) вышла работать на неполный день, когда я уже был подростком. Но тогда особой необходимости в детских садах не было: дети играли большими разновозрастными компаниями, старшие братья-сёстры присматривали за младшими. Сейчас в семьях очень часто по одному ребёнку, поэтому "для наработки общественных связей" его и отправляют в детский сад.

Откровенно говоря, я думаю, что женщины, у которых есть маленькие дети, работают полный день только из финансовых соображений. Если в семье есть кому зарабатывать, мать предпочтёт заниматься детьми. Так задумал Бог. Наши дети - не кролики, которые родились и поскакали самостоятельно травку щипать, их нужно долго растить и воспитывать. Это гораздо больше, чем просто профессия и карьера. Я, работая полный день и подчас в выходные, не могу уделять столько внимания ребёнку, как жена, которая с ним ходит и на плавание, и на гимнастику, и в детский клуб, и русскому языку учит.

Дневная мама, ежемесячная бабушка и немецко-русский детсад

Аня, 38 лет, мать двух дочерей, искусствовед:

- В ГЕРМАНИИ надо уметь себя "продать", и не только при поисках работы. Без удачного "самопредставления" даже места в садике для детей не получить. Для старшей дочери мы составили целое резюме: краткую автобиографию с фото и перечислением умений и навыков: "ползаю, как обезьянка, люблю рисовать и мастерить. Хочу, чтобы мама работала не по ночам, когда мы спим, а днём, когда мы в садике". Получилось слёзно и убедительно. Место нам дали.

Юлия, Франкфурт-на-Майне, 32 года:

- Помимо яслей, в которые нужно записываться ещё до рождения ребёнка, существуют так называемые дневные мамы (Tagesmutter). Женщина, у которой чаще всего есть свои маленькие дети, заканчивает специальные курсы и открывает частные мини-ясли на дому. Обычно это 3-4 ребёнка разного возраста. Найти такое место гораздо проще, но удовольствие достаточно дорогое, за 5 часов присмотра по будням придётся заплатить около 500-600 евро в месяц.

Мне лично повезло, что в городе открылся немецко-русский детский сад, куда детей берут с двух лет на целый день. В окрестных же немецких садиках, которые я честно обошла и записала дочку, когда ей ещё не было и двух месяцев, мне светило место в лучшем случае только с трёх лет и только до 12 часов дня, с перспективой годам к четырём с половиной получить место аж до 14.00. Вот и попробуй, мамаша, с такой перспективой сохранить или найти рабочее место.

Свекровь-пенсионерка? Ха! Немецкие дедушки и бабушки на пенсии только начинают жить. Им не до внуков. Соседка Сюзанна не чаще, чем раз в месяц, отправляет сына к своим родителям на выходные. При этом договариваются они об этом не позднее чем за две недели, ни о каких спонтанных "забежали, оставили ребёнка, побежали дальше" и речи быть не может. Однажды она заболела - одна дома с двумя детьми, муж в командировке. Родители пришли погулять с ребёнком ровно на то время, чтобы она сходила к врачу. О том, чтобы забрать детей или хотя бы остаться и помочь, даже речи не шло. Удивилась этому только я. Сюзанна даже не поняла, что я имею в виду.

Родители мужа другой подруги вообще предпочитают зиму и часть весны проводить в Испании, где тепло и апельсины. Единственному внуку исправно шлют открытки с туристическими видами. Когда возвращаются в Германию, раза два в месяц водят его на час на детскую площадку. Возможно, где-то и живут другие немецкие бабушки и дедушки, но я о таких не слышала.

Опрос "АиФ. Европа"

Анна, филолог, мать двоих детей, Германия:

- В ПЕРВЫХ яслях, в которые я пришла, меня озадачил вопрос заведующей, какого ребёнка я, собственно, хочу туда отдать. Оказалось, что наша в то время полугодовалая дочь уже основательно опоздала. На запись обычно женщины приходят, едва забеременев. Второго малыша я записала уже на четвёртом месяце беременности, когда ещё и пол был неизвестен. Свёкр и свекровь пришли в ужас: "Всё равно что ребёнка сразу в казарму отдать!"

Свекровь пошла работать на полставки, когда её сыну исполнилось 12 лет. К его возвращению из школы она уже была дома. Но и эту свободу ей пришлось пробивать долго и настойчиво: её муж не хотел, чтобы она работала. Это было бы своего рода снижением социального статуса семьи. Означало бы сразу: женщина работает, значит, мужчина не способен сам прокормить семью. И с другой стороны, что скажут друзья и соседи о такой жестокой матери? Нет, наш ребёнок - не "Schluesselkind", которому родители повесили ключ от дома на шею, а сами ушли на работу!

Но нянчиться с внуками - извините. Наши бабушка и дедушка, например, только "на десерт": на каникулы на два-три дня съездить, в театр сходить, на санках покататься. Но они не примчатся по первому зову сидеть с больным ребёнком и не заберут его в будни из садика. Они скорее, как "деды морозы", с подарками и поездками-сюрпризами, не имеющие ничего общего с нашей каждодневной рутиной...

Ирина, 45 лет, Германия:

- МОЙ муж Уве из ГДР. Там не было такого понятия - "Rabenmutter", он его не понимает и не принимает. Муж и жена должны были работать, сидеть дома с ребёнком было просто невозможно из материальных соображений. Моя свекровь отдала Уве в ясли в 3 месяца, потому что был короткий декретный отпуск. Это, конечно, бред - таких маленьких детей куда-либо отдавать: что в ясли, что няньке. Но с полутора-двух лет приучать ребёнка к детскому саду вполне разумно. Наш сын (который уже на первом курсе университета) появился на свет в СССР, когда мы оба были ещё студентами, я брала декретный отпуск, потом моя мама брала отпуск, моя сестра, потом наняли няньку. В ясли отдали с двух лет. Пару дней покричал, но потом ходил туда с радостью и вприпрыжку. В гэдээровский сад он пошёл в 5 лет, абсолютно без языка, сначала на два часа, потом подольше, потом на целый день. Через полгода общался на немецком без проблем. В ГДР сады были как у нас: там с детьми много занимались. Места были для всех, нам не могли отказать, стоило копейки, то есть - доступно всем. Моя свекровь с внуком сидеть бы не стала. Да и вообще среди знакомых ни у кого бабушки с детьми не сидели. Может быть, потому что все должны были работать. Я не жалею, что наш сын рано пошёл в сад, там дети организованны, и это хорошо. Разве много матерей, которые сидят дома и столько занимаются с детьми, сколько занимаются с ними в садах? По-моему, большинство рассуждает так: накормлен, чисто одет, под присмотром - больше ничего и не надо. Некоторые, забеременев, говорят: ну, наконец-то, теперь я могу больше не работать. По-моему, это просто лень. Или, например, сказать, что наши знакомые из ФРГ, с которыми матери сидели дома, относятся к родителям трепетнее, - тоже не могу: отношения формальные. Я бы сказала: иной раз к матери как к домработнице относятся. У нас с Уве всё пополам: и работа, и зарабатывание денег, и готовка, и ребёнок. Никакого разделения на женское и мужское нет.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно