Примерное время чтения: 8 минут
596

Сальваторе Адамо. "Доля ангела"

Шёл снег, девушка не пришла на свидание к молодому человеку - классический случай, с кем не бывало...

МОЖЕТ быть, именно поэтому песня Сальваторе Адамо "Падает снег" тоже стала почти классикой. Шлягер, написанный 45 лет назад, до сих пор продолжает звучать в самых разных странах мира. Дрожащий голос Адамо щемит сердце, потрясающая мелодия и непонятные французские слова рвут душу надвое: "To-ombe la nee-e-ige..." Для непосвящённых: песня про то, как парня девушка "продинамила", да ещё и снегом сверху присыпало.

ОГРОМНЫЙ дом Сальваторе Адамо под Брюсселем гостеприимен и добр, как и все, в нём проживающие. Внушительных размеров лабрадор Анатоль молча принёс корреспонденту "АиФ. Европа" своё одеяло - шёл дождь, и было слегка прохладно, горничная - свежий кофе с бисквитами, а две кошки, помурлыкав, устроились в ногах, согревая лучше домашних тапочек. Через несколько минут появился и сам хозяин - "ангел французской песни", за плечами (или крылами) которого 80 миллионов проданных дисков...

Сакура на снегу

- "ПАДАЕТ снег. Ты не придёшь сегодня вечером..." Месье Адамо, вы действительно кого-то ждали под снегом и так и не дождались?

- Я написал эту песню, когда мне было 18. Да, это всё из-за несостоявшегося свидания. Вы знаете, в этом возрасте всё ужасно драматизируется. (Улыбается.) Я ждал девушку, которая так и не пришла, было холодно, шёл снег. И я подумал, ну не могла же она вот так просто со мной поступить, я-то считал её своей невестой. И тогда я решил, что девушка не пришла из-за погоды: снег, я нашёл виноватого... (Смеётся.) Думаю, у каждого человека были подобного рода влюблённости и воспоминания.

- Говорят, что японцы считают эту песню чуть ли не своей народной.

- "Tombe la neige" вышла сначала в Бельгии, а во Франции появилась в разгаре лета. Так получилось, что в августе 64-го "снег падал" на всех французских дискотеках (смеётся). Спустя три года её исполнила японская певица Кошиджи Фубуки. Я был вообще не в курсе, все переговоры велись через студию звукозаписи. А потом она позвонила и пригласила на телепередачу с её участием. Это была моя первая поездка в Японию, где я узнал, что моя песня была воспроизведена в форме классического хайку из пяти строф. Кстати, в Японии у "Tombe la neige" около 500 версий, и она пользуется невероятным успехом. Однажды, находясь в самолёте, я услышал её в инструментальном варианте и спросил стюардессу, что это за музыка. Она ответила, что это традиционная японская песня, рассказывающая о сакуре под снегом (улыбается). Слышал, что и в России "Падает снег" помнят до сих пор. Это мне очень приятно и трогает до глубины души!

Приключения в России

- ВЫ несколько раз бывали с концертами в России и даже пели там песню, посвящённую Владимиру Высоцкому...

- Да, это было ещё в советскую эпоху. Песню "Владимир" я пел на концертной площадке в праздник 9 Мая. Я попал туда случайно, меня просто узнали и пригласили на сцену. Эта песня о свободе (последнее слово произносит по-русски. - Авт.). Мы не были с Высоцким знакомы лично, к сожалению, но я с глубоким уважением отношусь к его жизни и творчеству, много о нём слышал.

- Говорят, у вас есть ваш портрет, написанный художником Ильёй Глазуновым?

- Это мистическая история! После концерта я обратился к организаторам с просьбой отвезти меня в галерею Глазунова, хотелось посмотреть его работы. Тогда о нём много писала европейская пресса. Мне тактично сказали, что ничего, мол, интересного и художника нет в городе. Ну нет и нет, жаль... На следующий день я обедаю в ресторане, вдруг к столу стремительно приближаются два человека, бухают на него самовар, и один из них говорит, что, мол, Глазунов - это я, буду очень рад с вами познакомиться, вот мой адрес. И так же быстро исчез, как появился... Я пошёл к нему на следующий день, и он написал мой портрет, который хранится у меня дома в Париже. Самовар тоже там (смеётся).

Вообще с Россией у меня связаны очень тёплые и романтические воспоминания. Восхитительный город Санкт-Петербург, я был там летом в белые ночи и часто прогуливался по набережной Невы перед Эрмитажем в ожидании концерта. Однажды встретил там продавщицу цветов, совсем по Чаплину, и тут же написал пару строк: "Она продавала лилии на берегу Невы, она была очень красива, а я в восхищении прошёл мимо..." Я должен ещё раз посетить этот город хотя бы для того, чтобы завершить песню (смеётся).

И снова про любовь

- ВЫ родились в Италии, выросли в Бельгии, стали популярным во Франции - кем вы сами себя ощущаете: итальянцем, французом?

- Я говорю на шести языках, но пою и на тех, которых, в общем-то, не знаю: турецкий, армянский, корейский, японский... Кстати, очень бы хотел записать песню на русском! Думаю и пишу на французском языке, а вот петь для меня предпочтительнее на итальянском, так как он способен показать все нюансы вокалиста. Мои чувствительность и сентиментальность уходят корнями на Сицилию. Вплоть до 18 лет моя жизнь была тесно связана с религией, я окончил католическую школу. Затем много размышлял на эту тему... Я придерживаюсь простых истин - делать добро и уважать других. Это то, с чем все мы, собственно, рождаемся, но нередко теряем на жизненном пути. Что меня беспокоит сегодня - люди готовы умереть и лишить жизни других только из-за того, что бог соседа носит другое имя. Абсурд! Моя песня "Иншалла" ("Inch Allah"), в частности, об этом.

- Ваш новый альбом называется "Доля ангела", и в нём есть песня, в которой говорится, как важно любить...

- В моём понимании любить - значит существовать, жить. Думаю, если кто-то не испытывал этого чувства, он и не жил вовсе. Не знаю, что лучше - любить или быть любимым, но знаю, что это - свет нашей жизни, её ангел-хранитель. Наиболее сильной в мировом кинематографе считаю сцену из фильма "Огни большого города" с Чарли Чаплином. Когда в конце они смотрят друг на друга и продавщица цветов понимает, что это он дал ей деньги на операцию, чтобы вернуть зрение, - разве нужны здесь слова?

- Недавно вы написали роман "Воспоминания о счастье, и снова о счастье". Что для вас лично счастье?

- Роман нельзя назвать автобиографическим, но там есть эпизоды, связанные с моим детством, проведённым на Сицилии. Главный герой - работник кладбища. Я люблю юмор, но в этой книге он получился немного чёрным. Это роман-воспоминание о людях, которые много значили для меня: родители и друзья, которых уже нет в живых. Счастье - это некое ощущение, которое, на мой взгляд, наиболее точно можно передать только в конце жизни. Оглянуться назад и понять: было оно - счастье - или нет. Я хоть и оптимист, думаю, сегодня сложно быть по-настоящему счастливым, когда в мире столько горя. Раньше можно было сказать: а, голодная Эфиопия - это в шести тысячах километров от меня, далеко и не страшно. А сейчас это всего шесть часов на самолёте. Будучи добровольным послом ЮНЕСКО, я побывал в Афганистане, Вьетнаме, Косове. В лагере беженцев мы услышали, как дети распевают патриотические военные песни. Это был абсолютный шок! Дети не должны петь песни, призывающие к войне, это противоречит их природе. Мы решили попытаться вернуть их в детство. В одной только Бельгии было собрано огромное количество игрушек: целый ангар 100 на 50 квадратных метров и 20 метров в высоту. Конечно, в зоны конфликтов передаются в первую очередь питьевая вода, еда и медикаменты, но игрушки для этих детей сейчас тоже своего рода лекарство.

- Вы переживаете за этих детей как за своих...

- Я сам трижды отец, в браке с 1969 года, супругу зовут Николь. Старший сын Энтони, ему 37 лет, реализовал свою мечту - стал пилотом. Помню, он был со мной в Москве, и, когда поднялся на сцену, зрители стали кричать: "Ан-то-ша!" (Улыбается.) Бенджамин живёт в Англии, он музыкант, у него своя рок-группа. Дочь Эмили пока в поисках своего призвания и тоже любит петь. Знаете, я очень горжусь своими детьми! Надеюсь, что у каждого из них есть свет в глазах и доброе сердце. Но я ещё не стал дедушкой! Однажды это обязательно случится, и я знаю, что буду счастлив.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно