Примерное время чтения: 8 минут
138

ПРЕЗЕРВАТИВЫ ЦЕНОЙ В ДВЕ ЖИЗНИ

"Ой, Андрюша! Ты уже вернулся?"- воскликнула Марина, включив в гостиной свет и увидев мужа, и тут же осеклась, заметив, в каком он состоянии, и разглядев разбросанные вокруг бутылки, белье и презервативы. Под влиянием вызванного страшными находками шока и большой дозы спиртного Андрей воспринял ее замешательство как очевидное и последнее свидетельство ее вины - ее измены.

Попытки Марины поговорить с ним и объясниться оказались безуспешными: Андрей лишь содрогался от рыданий, говорил что-то маловразумительное о ее изменах и еще все время повторял, что ему очень плохо. Потом сказал: "Мне здесь даже дышать противно", - и, с трудом поднявшись с кресла, побрел, шатаясь, к окну. Марина пошла с ним, помогая и поддерживая. У открытого окна Андрею стало совсем худо: его стало рвать, и он так перегнулся наружу, что едва не полетел вниз - Марина еле успела удержать его сзади за пояс брюк, а потом присела на подоконник и изо всех сил обхватила его кольцом из рук.

После рвоты стало легче организму, но не душе. И когда он услышал: "Андрюша, пошли в спальню, уложу тебя, поспишь, потом разберемся", - когда осознал, что Марина приглашает его лечь на ту самую кровать, на которой блудила еще прошлой ночью, то рассудок покинул его совсем. В состоянии сильнейшего аффекта он ударил жену по лицу, вложив в удар все свое негодование и отчаяние, перешедшее в сокрушительную силу. То, что должно было быть просто пощечиной, оказалось куда страшнее: роковой удар буквально выбросил Марину с подоконника в ту самую бездну, от падения в которую она только что спасла Андрея.

У Марины перехватило дыхание, и она даже не успела вскрикнуть, поэтому никто не услышал, а в вечерней темноте и не увидел, как она упала с 20-метровой высоты. Никто, кроме одного человека...

Даже не осознавая весь ужас содеянного, Андрей, словно лунатик, опрокинул в себя остатки водки, добрел до кровати, на которую давал себе зарок никогда уже не ложиться, рухнул на нее и забылся...

Через некоторое время он очнулся от того, что кто-то жадно и настойчиво его ласкает, причем самыми откровенными и бесстыдными способами. Еще не в силах открыть глаза, ощутил терпкий запах возбужденного женского тела - до боли ему знакомый и желанный. В комнате было темно, а в глазах по-прежнему плыли разноцветные круги, но когда он их все же открыл, то увидел - или ему показалось, что он увидел рядом - сначала над собой, а потом под собой Марину. Только почему-то совсем юную, такую, какой она была, когда они познакомились. В какой-то миг у него даже возникло ощущение, что вновь лишает ее девственности, но он был не в состоянии, да и не пытался сообразить, что это - игра его воображения или же хоть и необъяснимая, но реальность.

Ощущения все были столь же реальны, как и прекрасны, и он полностью отдался им, совершая сношение со всем накопившимся за прошедшую неделю неистовством. И, лишь бурно разрядившись, вдруг осознал смысл доносящихся до него слов: "Папочка, милый мой, дорогой, я так тебя люблю! Как же давно я этого ждала!" Казалось, он мгновенно протрезвел. Вскочив с кровати, Андрей нащупал выключатель, зажег свет и испытал новый страшный шок. На кровати, все еще раскинув ноги и с выражением безмерного счастья на лице, лежала... его дочь Настя. Но, наверное, в его глазах было что-то, что заставило и ее вскочить, броситься к нему в ноги, обхватить их и, целуя, восклицать: "Папа, папочка, ну что ты! Я очень-очень люблю тебя! Не то что ОНА. Она тебя была недостойна! Ты не бойся, мы скажем, что она сама, случайно, и тебе ничего не будет... А я буду тебе самой лучшей женой, нам будет хорошо!"

Когда Настя уснула, Андрей, чувствуя, что рассудок покидает его окончательно, снова подошел к тому самому окну. С высоты 8-го этажа он посмотрел вниз и в предрассветных сумерках увидел внизу очертания тела Марины. На какой-то миг ему показалось, что ее руки тянутся к нему, взывая о помощи. С большим трудом Андрей взобрался на подоконник и, уже теряя равновесие, шагнул вниз, так и не узнав до конца всей страшной правды, а лишь часть ее...

...Настя почему-то невзлюбила мать с детства и с каждым годом испытывала к ней все большую неприязнь. При этом все больше любила отца, пока, вступив в пору созревания, однажды не поняла, что любит его уже как мужчину. И хочет. О том, что это противоречит всем нормам, Настя даже и не задумывалась, ей ее чувство и сама возможность любовно-супружеских отношений с отцом казались абсолютно естественными. Причем она уже имела вполне ясное представление о сексе и даже достаточно богатый опыт, однако же девственность берегла именно для "главного мужчины ее жизни" - своего отца.

Но между ней и столь желанным ей мужчиной стояла ненавистная соперница - мать. В своем неукротимом стремлении избавиться от нее Настя постепенно перешла все границы разумного, став совершенно одержимой этой идеей. И эта явная психическая неадекватность не мешала оставаться ей не по годам умной и расчетливой.

Самым трудным в ее плане стало инсценирование поездки в лагерь - будто бы вместе с одной из подруг по путевке с работы ее мамы, как и в последние два года. Удивительно, но ей удалось обхитрить множество взрослых людей, включая родителей, и остаться в городе, поселившись под благовидным предлогом на время у другой, более старшей подруги, живущей в доме напротив. Та была этому только рада, потому что их с Настей связывала не просто дружба, но и интимные отношения - как с одними и теми же молодыми людьми, так и друг с дружкой.

Не только с этой девушкой, но и с ее гостями Настя допускала лишь оральный секс, но хозяйка квартиры этим себя не ограничивала, причем всегда использовала приобретаемые в секс-шопе особые презервативы с крупными твердыми "шишечками" - не столько для предохранения, сколько ради очень приятных ощущений, которые эти "шишечки" у нее вызывали. Эти презервативы, как в упаковке, так и использованные, вечно валялись вокруг и на ее кровати, и именно они натолкнули Настю на мысль, как можно было бы "подставить" мать в глазах отца.

Когда однажды Марина, побывав в обед дома, вновь ушла на работу, Настя попросту отнесла один из использованных презервативов - самый наполненный - домой и подбросила его под кровать, зацепив за отцовскую тапку. Впоследствии так же подбросила и остальные. А когда в решающий день понадобились свежие "вещественные доказательства", но таковых не оказалось, то проблему решила просто: "спермой", наполнившей извлеченные из упаковки презервативы, стали слегка взбитые яичные белки. Прочий "компромат", включающий даже записку (которую переписала, немного изменив, с реальной записки, оставленной ночными гостями подруги), должен был полностью убедить отца в измене матери.

Насте оставалось лишь следить за происходящими в квартире событиями в специально приобретенный мощный бинокль из окна квартиры подруги. Она не знала, где провел ночь отец, и ужасно переживала за него, даже сексом с подругой и ее гостями заниматься не стала, сославшись на скверное самочувствие из-за начавшихся месячных. Успокоилась лишь утром, когда набрала рабочий номер отца и услышала его голос. Однако она не была уверена, что он вернется вечером домой, и рисковала, инсценируя в квартире последствия "бурно проведенной женой ночи": если бы отец так и не появился, ей пришлось бы перед приходом матери все срочно приводить в порядок и затем на другой день снова устраивать тот же "спектакль". К несчастью, ее расчет оправдался.

Дьявольский план Насти только на первый взгляд мог показаться бредом сумасшедшей. На самом же деле, досконально зная характер и психологию отца, она точно предугадала его реакцию, но роковые последствия просчитать не смогла. Настя вовсе не собиралась провоцировать отца на убийство, но знала точно, что жить с женой-изменщицей, которую прежде боготворил, не захочет и не сможет, наверняка разъедется с ней, и собиралась этим воспользоваться, заменив ее в постели и вообще в жизни. Ей, одержимой безумной страстью, даже и в голову не приходило, что родители все-таки могут разобраться в ситуации и выяснить истину. Если бы остались в ту ночь живы...

...Безжизненные тела Марины и Андрея, лежащие рядом на козырьке магазина в цокольном этаже их дома, увидели сразу несколько жильцов. Их ранним утром разбудил жуткий крик, который за несколько мгновений до смерти все же вырвался у падающего мужчины...

В основе этой истории - реальные события.

Имена действующих лиц изменены.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно