Примерное время чтения: 4 минуты
57

ЛЮБОВЬ по-восточному

Нью-Йорк, Манхэттен, скромная католическая гостиница. Где же еще, по женской логике, могли собраться самые эмансипированные барышни Азии и Африки?! Все они съехались на Международную конференцию по правам несовершеннолетних девушек, проходившую под эгидой ЮНИСЕФ - Детского фонда ООН. Каким-то чудом среди них - президентов детских парламентов, операторов "телефона доверия" и без пяти минут поп-звезд - затесалась я, представительница нашей молодежной прессы. Сразу же завязались знакомства, и первым делом мне довелось столкнуться с удивительным феноменом - новой Восточной Женщиной, которая "тоже человек", - мусульманкой-феминисткой.

НАГЛАА живет в одном из городов Верхнего Египта, наименее цивилизованной южной части страны. Она учит детей из затерянных деревушек читать и писать, стараясь рассказать им о внешнем мире. Сама Наглаа выросла в интеллигентной семье, носит очки и знает, что девушка не должна быть рабочей скотиной, не имеющей права ни на образование, ни на работу и карьеру, ни на выбор в любви и браке. Улетев в Нью-Йорк, Наглаа оставила своего маленького ребенка на шее мужа... Стоп. На слове "муж" разом обрываются все феминистические лозунги. Египтянка достает карточку и гордо показывает всем усатого араба, значительно старше ее, с кудрявым дитем на руках, и рассказывает, как он впервые увидел ее на свадебном пиру: "Он смотрел только на меня и хвалил меня отцу - сказал, что я хорошая дочь". В тот же день их брак стал решенным делом, и Наглаа была, разумеется, счастлива. Как это естественно у нее получилось - полюбить кого надо! Так же естественно она носит платок, полностью закрывающий волосы; я так и не узнала, какого они цвета. Как-то я завела ее в симпатичный магазинчик. Роясь в ворохе блестящих дискотечных лоскутков, Наглаа умудрилась откопать мешковатый багровый свитер с воротом до подбородка. Его-то она и приобрела - но не для себя. "Как ты думаешь, ему понравится?" - мой ответ решал все.

Рассказывая о своей семейной идиллии, Наглаа была вправе требовать от меня ответной откровенности. Я рассказала ей о своем парне, то есть бойфренде. Первый же вопрос поставил меня в тупик: "Когда вы поженитесь?"

На следующий день - к слову пришлось - я обмолвилась о своем знакомом, играющем на гитаре. "Он твой бойфренд?" - удивилась Наглаа. С тех пор наше удивление и недоумение росли не по дням, а по часам. Стоило мне упомянуть в разговоре о лице мужского пола (будь то хоть 50-летний руководитель хора), Наглаа поражалась моей любвеобильности, а я - ее непонятливости (если не сказать хуже). Что характерно - такая же реакция последовала со стороны еще одной очкастой египтянки - Раши. Хоть что-то понять мне помогла англичанка Рейчел, исполнявшая роль нашего "массовика-затейника". В Индии ей очень долго пришлось растолковывать местным, что европейская женщина не спит со всеми подряд: она может это делать, но не всегда и не с каждым хочет. А неевропейская женщина не может выбирать. Это мужчина выбирает ее, как товар, и, поторговавшись для приличия, делает своей собственностью. Если же по каким-то причинам "хозяин" не устраивает девушку, он может просто не считаться с этим, а может, например, обрызгать ее личико кислотой, как это модно делать в Бангладеш. Женщина - это рабочая сила (в мусульманском мире мужчинам трудиться зазорно), объект полового интереса и машина по производству детей. В жизни девушки не может быть мужчины-друга, собеседника, приятеля по работе. "Все, что им нужно, - секс", - в один голос уверяли на конференции Сенегал, Иордания, Египет, Кот-д'Ивуар, Конго, Гана, Замбия, Бангладеш... Разные страны отличаются только свободой нравов. Где-то мораль доведена до абсурда - потеря девушкой девственности до 18 лет карается как уголовное преступление. А в некоторых постоянно воюющих "банановых республиках" ограничения отсутствуют как таковые - все со всеми, и никто не предохраняется: ведь банан с кожурой не едят (африканская шутка). В результате население целой страны оказывается перед перспективой вымирания от СПИДа.

А у нас - есть? Так ли все безупречно в нашей цивилизованной стране? Да, коммунизм забил в наше сознание, как сваю, принцип равноправия полов. Но не многовато ли у нас девушек, для которых замужество - единственная цель в жизни и полная материальная зависимость - естественное положение дел? Так ли мы заботимся хотя бы о себе (о партнере я молчу) в случайных связях? Кто мы в конце концов - Европа или Азия?

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно