156

Вячеслав Шалевич стал чиновником

...ДНЕМ в фойе Театра им. Вахтангова пустынно и прохладно. Здесь меня и встретил элегантный Вячеслав ШАЛЕВИЧ, органично вписывающийся в торжественную обстановку и тишину, - в черном костюме и белоснежной рубашке, при галстуке. За полтора часа выкурил почти пачку сигарет. От этой привычки за всю жизнь так и не смог отказаться. У известного актера и режиссера сегодня очень напряженная жизнь. Он член художественного совета Театра им. Вахтангова и один из ведущих его актеров. Возглавляет творческий коллектив Театра им. Рубена Симонова. Снимается в кино.

- ТЕАТР мне достался в наследство от Рубена Симонова, он его создал, добился помещения на Арбате. Но, когда здание появилось, Рубена Симонова уже не стало. Какое-то время театр существовал, но не очень успешно. И правительство Москвы решило его закрыть. Тогда труппа обратилась ко мне. Почему ко мне? Рубен Симонов был моим крестным отцом, он двадцать девять лет возглавлял Театр им. Вахтангова, воспитал великих артистов. Конечно, я принял предложение труппы. За один год мы сделали пять премьер. Это было трудно, прежде всего в финансовом отношении, но помогли друзья. Спектакль "На всю катушку" критики назвали самым скандальным спектаклем года. В какой-то степени это комплимент. Ведь главное - реакция зрителей, чтобы зацепило. Потом я сделал "Доходное место". Очень остро, необычно решенный спектакль. Островский - один из моих любимых авторов. Прекрасный образный язык, созвучная нашему времени драматургия. Мы открыли Юрия Полякова. Когда я прочел книгу "Козленок в молоке", попросил написать пьесу по роману. И сейчас это один из самых популярных спектаклей в Москве. Вообще у нас тринадцать стабильных спектаклей, на которых всегда аншлаг.

- Что больше всего отравляет вам жизнь как художественному руководителю?

- Театр - это особый организм. Только здесь, а не в театральном училище, артист становится артистом. Если там можно пропустить лекцию или репетицию, то в театре это категорически запрещается. Пришлось немало потрудиться, чтобы наладить дисциплину. Пришлось прибегнуть к системе штрафов. Я фактически превратился в чиновника-администратора.

- Когда вы возглавили театр, то говорили, что одна из ваших задач - найти героя нашего времени и вывести его на сцену. Удалось?

- Мне кажется, что в "Козленке в молоке" Полякова есть герой - противоречивый, острый, ироничный. А такого героя, который сегодня позвал бы за собой, пока не просматривается. Нужен герой, который вызвал бы в зале добрый, обнадеживающий резонанс. Хотелось бы, широко открыв глаза, удивиться - да вот он, потянуться к нему душой. Вспомните картины "Весна на Заречной улице", "Высота". Казалось бы, наивные, но там были такие герои, которые заставляли сопереживать, вызывали душевный отклик. Вот такую драматургию мне хотелось бы найти. Ведь театр для меня в какой-то степени - алтарь. Мы что-то должны проповедовать, ставить и играть во имя чего-то. Я не сторонник чернухи. Для меня важна романтическая сторона театра, который будит в зрителях добрые чувства.

- В каких вы сейчас отношениях с кино?

- За последние пять лет снялся в семи картинах, в том числе в "Мастере и Маргарите". Но где они, эти фильмы? Кто их видит? С "Мастером и Маргаритой" вообще скандальная история. Там заняты сотни актеров, десятки ярких звезд. Как можно было ее не показать? Я не сторонник сериалов, но это модно, это смотрят, так что решил не отказываться, снялся в двух.

- Почему такая неприязнь к сериалам?

- Это для сытых американцев, которым больше делать нечего, как смотреть телевизор. Лично мне, как и многим другим в России, не до телевизора. Бегаем, работаем. Пощелкаешь иногда переключателем - по всем программам сериалы, и в голове образовывается каша из лиц и образов.

- Лучше уж хорошую книжку почитать или пойти в гости...

- Я бы с удовольствием. Но приходится читать очень много сценариев. Помню, один студент, взрослый уже, войну прошел, мне, абитуриенту, в ответ на вопрос, как стать артистом, посоветовал читать больше пьес. Пока читаешь, перевоплощаешься в разные образы. Хорошая школа. И сейчас я читаю не меньше двух пьес в день. Только во время гастролей удается взять в руки обычную книгу. Обязательно хожу в театры, смотрю событийные спектакли, премьеры.

- У вас имидж жесткого, крутого мужчины, отчасти благодаря фильму "Три тополя на Плющихе". А какой вы на самом деле?

- Другой. Мне импонирует интеллигентная формулировка "Мне так кажется", не люблю категоричных амбициозных суждений. И для меня очень важно создавать добрые спектакли, оставляющие надежду на что-то лучшее, несущие свет, веру независимо от темы, жанра. Произведение искусства может вызывать гнев, но только не злость, омерзение. Достоевский говорил: "Красота спасет мир...", но у нас забывают вторую половину этого суждения - "...если она добра". Вот это классно сказано.

- Вы так заняты. Остается ли время для семьи?

- Мало, очень мало. Моя первая жена умерла, и сейчас у меня новая семья. Жена - врач, и ей нелегко приходится. В прошлом году у нас родилась дочка Анечка. Ей сейчас девять месяцев. Плюс мой сын и ее двое детей от другого брака. Вот такая многодетная семейка получилась... Так что забот хватает.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно