Примерное время чтения: 5 минут
201

Торф - богатство или бедствие?

НАДО быть большим оригиналом, чтобы в 30-градусный мороз вспоминать о торфяных пожарах. Но суровая зима - это совсем не гарантия прохладного лета. И под сегодняшними снежными сугробами в Подмосковье до сих пор тлеют отголоски летнего стихийного бедствия. Окончательно загасить их сможет только мощное весеннее половодье. Но потом ведь снова наступит жара...

О вреде

К СОЖАЛЕНИЮ, совсем избежать этого катаклизма нельзя. Леса и торфяники горят ежегодно и повсеместно. И в благополучной Канаде, и в Австралии, и в США. Но все дело в масштабах. По данным начальника ГУ ГО и ЧС Подмосковья Юниса Мустафаева, в сравнении с пожароопасным периодом 2001 г. общее количество лесоторфяных пожаров в прошлом году увеличилось более чем в 4 раза, а площадь возгорания - в 14 раз! Ущерб составил 102, 5 млн. руб., и финансовые затраты на ликвидацию пожаров - 91,4 млн. руб. Наиболее пострадало восточное и юго-восточное направления: Шатурский, Павлово-Посадский, Егорьевский, Орехово-Зуевский, Ногинский районы. Так, 1 сентября полностью выгорела деревня Ширяево (Шатурский р-н): 12 домов, прилегающие постройки и 3 автомобиля.

По "горящим" следам в Шатуре было введено прямое губернаторское правление, в масштабах всего Подмосковья созданы спецподразделение и Межведомственная комиссия "по подготовке предложений губернатору МО по вопросу принятия мер с целью недопущения лесоторфяных пожаров на территории области". К концу года приняли областную "антипожарную" целевую программу до 2006 г., на реализацию которой предлагалось потратить 308 млн. 750 тыс. руб., а решили выделить на 180 млн. руб. больше.

К концу декабря в МЧС РФ должны были подготовить и представить президенту план по предотвращению и ликвидации пожароопасной ситуации. Возможно, так оно и случилось, но из-за наступивших холодов тема потеряла актуальность и обсуждалась не слишком широко. Во всяком случае, в профильном институте ФГУП "Гипроторф" об этом ничего не известно. А это, пожалуй, единственная организация, владеющая базой данных обо всех торфяных месторождениях в нашей стране. В состав областной Межведомственной комиссии включили директора института, но до сих пор дело ограничивалось только совещаниями. Денег на полномасштабные исследования так и не выделили. А как можно предотвратить ситуацию, не зная ее природы?

О мерах

ПО ДАННЫМ директора "Гипроторфа" Виктора Маслова, более 50% мировых запасов торфа сосредоточено на российской территории. В Московской области торфом покрыты 260 тыс. га, или 5,5% территории. Это 1668 торфяных месторождений, 562 из которых уже выработаны. Из 253 месторождений площадью свыше 10 га разрабатываются только 38. К остальным либо не приступали, либо забросили и лишь небольшую часть из них законсервировали.

Самовозгорания торфяных залежей на неосушенных болотах в природе не бывает. Для этого обязательно нужен источник огня. В засушливый период, когда уровень грунтовых вод может опуститься на 1,5 м (как это случилось прошлым летом), для полномасштабного пожара достаточно одного окурка. Отучить людей курить нереально. Если нельзя устранить причину, нужно искать способы, как локализовать очаг пожара.

Это во многом зависит от расторопности и технических возможностей местных властей, хозяев территории и пожарных. Но выбор способа борьбы с огнем зависит от разновидности участка. К примеру, на выработанных месторождениях должно оставаться от 15 до 50 см торфа. Территорию рекультивируют, т. е. на месте торфоразработок появятся водоемы, молодые леса или сельхозугодья. Для добычи это полезное ископаемое осушают, отводя воду с помощью дренажных систем. По окончании работ дренаж остается. Но необходимо провести комплекс мероприятий, для того чтобы нейтрализовать его действие. А на отдельных участках, где понизился уровень грунтовых вод, необходимо провести вторичное заболачивание.

Вариантов масса, и, чтобы работать осознанно, надо точно знать, ГДЕ именно и ЧТО именно горит. В "Гипроторфе" недоумевают, как другие "заинтересованные" ведомства могут разрабатывать превентивные меры, не имея элементарного - карты залегания торфа? Казалось бы, чего проще - на карту месторождений "наложить" статистику МЧС? НО ВЕДОМСТВА-ТО РАЗНЫЕ!

Заказывать исследования проектному институту должен "тот, у которого горит", т. е. хозяин земельного участка. Раньше в поселках торфяных предприятий располагались пожарные депо. Техники было достаточно для оперативной локализации огня. Теперь поселки стали муниципальными и ведомство за их состояние не отвечает. А муниципальные власти, не зная специфики производства, с огнем не справляются.

О пользе

ТОРФ может использоваться как топливо на электростанциях и в котельных. Из него производят брикеты для отопления, различные смеси для удобрения, подстилку для скота, плиты сухого прессования для выращивания рассады и термоизоляции, красители для дерева, таблетки активированного угля, различные фильтры и даже гигиенические прокладки. Правда, спрос на торф упал, когда котельные перешли на газ. Выходит, что возродить торфодобычу при отсутствии спроса проблематично; сохранить наши природные ресурсы для потомков - стоит больших денег; пока весь торф выгорит - не дождемся, потому что при наших запасах населению придется лет 200 дышать через мокрую тряпочку.

Но все беды не от самого торфа, а от того, что у этой земли нет рачительного хозяина. Так почему бы не продать земельные участки тем, кто готов их осваивать? Если не хватает законодательной базы, Мособлдума может выступить с законодательной инициативой. Тот, кто будет вкладывать деньги в собственную латифундию, пусть решает, что делать с этим богатством: копать и продавать, заболачивать или осушать и строить коттеджи. Главное, что земля будет под надежным присмотром и не будет гореть под ногами.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно