135

Ой, кутюр!

ЗА ДВЕ недели сентября в Москве открылось три новых бутика, где представлена одежда самых престижных марок мира - "Ёдзи Ямамото", "Шанель" и мультибрэндовый "Ред код", объединивший коллекции сразу нескольких дизайнеров.

Мода - их, деньги - наши

ИДЕШЬ по улицам - и грудь распирает от гордости. Все самые громкие имена - вот они, от пафосного "Версаче" до навороченных бельгийцев и голландцев. В Италии, например, нет ни одного бутика "Кристиан Диор", а у нас есть. Эксклюзивных бутиков Ёдзи Ямамото по всему миру от силы наберется пять, и один из них - в Москве. Столица России постепенно превращается в пятую (после Парижа, Милана, Лондона и Нью-Йорка) столицу моды.

Вот только радоваться и щеки надувать рано. Все эти магазины с громкими именами открыты здесь нашими, российскими, бизнесменами на наши, российские, деньги. Солидные западные Дома моды по-прежнему считают рынок в России нестабильным, поэтому свои средства предпочитают не вкладывать. Чтобы заполучить "Шанель", потребовалось несколько лет переговоров: владельцы марки выясняли, насколько серьезны их русские партнеры, какой вес они имеют на рынке и не повредит ли это их бизнесу и репутации.

Зато наши бизнесмены считают, что в Москве есть люди, готовые платить огромные деньги за одежду от самых престижных фирм, и бизнес этот весьма перспективен. Рынок эксклюзивной одежды в столице постепенно приобретает четкие рамки, и можно назвать три самые крупные фирмы, которым принадлежит большинство бутиков. Прежде всего это "Торговый Дом Москва". Совладельцы "ТДМ" - два Леонида, Струнин и Фридлянд, считаются одними из самых богатых женихов Москвы. Вторая - компания "Джамиль Ко". Хотя основатель ее, Халед Джамиль, по национальности сирийский курд, компания на 100% - российская. Третью - галерею "Боско ди Чьиледжи" - возглавляет обаятельный толстяк Михаил Куснирович.

На самом деле сделать бизнес исключительно на эксклюзивной одежде невозможно ни в одной стране мира, даже во Франции. Основные капиталы делаются на "сопутствующих товарах" - аксессуарах, парфюмерии, джинсах. Наши компании не исключение. У каждой из вышеперечисленных фирм есть бизнес, приносящий основную прибыль (как правило, это более дешевые марки, часы, ювелирные украшения и проч.); если же бутик удается сделать рентабельным (то есть расходы на его содержание не превышают доходов), уже хорошо.

Национальные особенности

ЕСЛИ уж бутики открываются, то с полным соблюдением всех правил и требований западной стороны - от ценовой политики до персонала. При отборе продавцов какие-то запредельные требования бутики к потенциальным сотрудникам не предъявляют. Главные критерии - интерес к моде, коммуникабельность и умение улыбаться даже в том случае, когда испытываешь непреодолимое желание запустить в покупателя чем-нибудь тяжелым. Продавцами-консультантами в бутиках часто становятся бывшие модели, для которых это место считается весьма удачным завершением карьеры. Но Россия не была бы Россией, если бы у наших бутиков не существовало своих "национальных особенностей". Это не модели (в Москву присылают абсолютно то же самое, что продается в Париже или в Лондоне, с небольшой поправкой на климат или вкусы москвичек) и не цены. Это - продавцы. Чем лучше платят за улыбку, тем чаще женщина улыбается. На Западе существует железное правило - каждый продавец получает материальное поощрение, пропорциональное доходам с продаж. Поэтому даже случайно забредшего в бутик человека будут, что называется, "окучивать" до последнего, улыбаясь, соблазняя комплиментами, как эта вещь ему идет и как это круто. Может, он хотя бы на платочек раскошелится - и то деньги.

У нас фирмы информацию о доходах своих продавцов держат в строжайшем секрете. Но слухами земля полнится - ведь магазины-то существуют не в вакууме и работают в них живые люди. И все всё равно знают, что в "Валентино", "Кристиане Диоре" или "Фенди" персонал премируют, а в "Кристиане Лакруа" или "Тьерри Мюглере" - нет. А значит, в одном бутике за вами по пятам будут ходить три человека, непрерывно предлагая примерить то или это, а в другом вы будете бегать за консультантом, прося его подать "во-он ту кофточку".

Хотя продавцам из бутиков при выходе на пенсию стоило бы выдавать награду "за проявленное женское мужество". Выслушав мои завистливые вздохи, консультант одного из бутиков сказала: "А представьте, каково нам! Каждый день перебирать, предлагать, продавать такую красоту и не иметь ни малейшей возможности купить это самим!"

...Эксклюзивная одежда - один из немногих секторов российского рынка, где Запад не имеет отечественных конкурентов. Наши модельеры работают в иной ценовой нише, кроме Игоря Чапурина и Валентина Юдашкина. Но и у них шансы на победу ничтожно малы. Высокая мода - это ярмарка тщеславия: чем громче имя модельера, тем охотнее платят деньги за его одежду. В слаженном оркестре мировых Домов моды роль первой скрипки играет совсем не Юдашкин. И призывом "Покупайте российское!" положение не исправишь.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно