Примерное время чтения: 5 минут
550

Если младенца убили врачи?

СОТРУДНИКИ Комитета по здравоохранению Гагаринского района Москвы в шоке. Последние полтора месяца их мучает одна головная боль - в их организацию повадился ходить мужчина. Зачем? "Да рядовой случай", - объяснила одна из сотрудниц. В конце августа в 25-м московском роддоме у него скончался ребенок.

В ШЕСТЬ часов вечера счастливый отец появился у дверей родильного отделения больницы. Дежурная сестра, посмотрев в книгу регистраций, сообщила, что у них с женой появился на свет мальчик без каких-либо видимых отклонений и патологий. Олег - так зовут отца ребенка - оставил у сестры цветы и подарки для жены и уехал праздновать рождение первенца на работу. Как выяснилось позже, ребенок в это время умирал в реанимации. Только родители почему-то об этом не были предупреждены и принимали поздравления от родных, друзей и... медперсонала.

Все стало известно через два часа. В офис фирмы, где работает Олег, позвонила его жена Лада и сообщила, что ребенок скончался.

На следующий день с утра он приехал в больницу. Показать ребенка ему отказались. Почему, неясно до сих пор. Лишь сказали, что смерть наступила в результате скопления в легких младенца околоплодных вод матери. Отказались также показать и карту жены, с подозрением осведомившись: "Зачем она вам?" А в четыре часа дня Лада, которой по просьбе мужа врачи сделали укол успокоительного, сообщила по телефону, что ее просят подписать заявление о том, что она не против, если ребенка отвезут в морг и далее кремируют, не показывая родителям.

Поняв, что происходит что-то неладное, Олег отправился в прокуратуру, откуда по телефону врачам роддома запретили отправлять ребенка на кремацию без согласия родителей. Но ребенка, несмотря на запрет, все-таки отправили в морг Морозовской больницы. Так никому и не показав. Даже не предупредили мать. Которую, видимо, воспользовавшись действием лекарств, уговорили подписать заявление.

В "Морозовке" не знали о запрете. Тогда Олег сам поехал в прокуратуру, взял все нужные бумаги и привез их в морг. Успел.

Началось хождение по разным инстанциям. Требования, отказы, споры. В течение месяца родителям не показывали карту с историей болезни. И отказывались показать ребенка.

Патологоанатомы установили, что причиной смерти действительно явилось скопление жидкости в легких. Как это могло произойти? Халатность?

В Комитете по здравоохранению Гагаринского района Южного округа столицы назначили экспертизу, а в прокуратуре - проверку. Только проверяют не работу врачей, а здоровье родителей. Им сказали, что "вода в легких" - следствие инфекции в организме матери, из-за этого мальчик и умер.

Интересен тот факт, что Лада пролежала до родов в больнице две недели. Почему же врачи не обнаружили тогда эту инфекцию? Две недели - достаточный срок, чтобы хотя бы провести профилактику.

Проверка постоянно затягивалась. То не пришли из прокуратуры нужные бумаги. То у врачей в арсенале не оказалось... пробирок. В результате Олегу, чтобы ускорить процесс, пришлось оплачивать все анализы самому. Но анализы показали, что родители, как говорится, "чисты", тогда комиссия назначила проверку на наличие каких-то смертельных бактерий в организме матери. А родители сдали свою кровь и ткани ребенка, который, по словам врачей, является их ребенком, на генетическую экспертизу.

Дело в том, что мальчик, по словам Лады, родился рыжим. А в Морозовской больнице мальчик - брюнет.

В комитете по здравоохранению Олега узнают даже вахтеры. Причина столь частого посещения им этой госорганизации - обыкновенные бюрократические проволочки.

Корреспондент "АиФ" был свидетелем одного из разговоров Олега с начальником этого комитета Патокой Надеждой Александровной.

- Почему мне нельзя присутствовать на заседании комиссии по расследованию причины смерти моего ребенка?

- Потому что это у нас не практикуется.

- Но я не буду вмешиваться в вашу дискуссию. Я просто хочу присутствовать.

- Это у нас не практикуется! Как вы не понимаете! Вот! Смотрите! Это выводы патологоанатома (читает медицинские термины с ошибками, Олег ее поправляет). Вам этого мало?

- Я консультировался со специалистами, то, что вы перечислили, не могло убить даже младенца. Причина смерти, и в этом заключении это написано, - скопление жидкости в легких. Почему вы постоянно пропускаете данный факт?

- Я врач. И я прекрасно все вижу. И заявляю, что ваш ребенок с таким "букетом" прожил бы не более трех месяцев. Еще неизвестно, сколько денег бы вы на него потратили за этот срок...

"Я уже не беспокою жену. Не рассказываю ей ничего, - говорит Олег. - Если ребенок мой, я оставлю их всех в покое. Я за их совесть не в ответе. Подам иск в гражданский суд, а вырученные деньги перешлю в какой-нибудь детдом. Посмотрим. Что сейчас говорить".

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно