Примерное время чтения: 3 минуты
116

Фигаро опять женили

ЗАКОЛЬЦЕВАВ моцартовскую трилогию Камерного театра, Борис Покровский вместе с молодыми помощниками поставил "Свадьбу Фигаро". Грустная комедия на сюжет Бомарше удачно легла на возможности труппы - партии без высоких нот и колоратуры и в целом гораздо легче, чем в иных операх Моцарта, зато можно вволю поиграть и постебаться. В отличие от "Дон Жуана" и "Так поступают все женщины" премьера наконец порадовала приемлемым (правда, пока еще далеко не идеальным) звучанием оркестра (новый дирижер Ара Маркосян, новые музыканты) и даже вокальными откровениями (сверкающий баритон Алексей Морозов - Граф и графически точное лирическое сопрано Елена Андреева - Сюзанна). Существенная деталь - Камерный театр вынужден отказаться от своего краеугольного принципа петь на русском языке. Чтобы выжить в изменившейся реальности, "опера для публики" превратилась в "оперу для гастролей".

При минимуме купюр (спектакль заканчивается около 23.00) Покровскому удается все время держать зрительское внимание в состоянии живого интереса (единственно, разочаровывает банальный опереточный хеппи-энд). Сценограф Виктор Вольский, можно сказать, сварил кашу из топора - ускользающий и хрупкий мир Моцарта ему удалось создать всего лишь с помощью энного количества белых кубов, различные комбинации которых изобретательно обозначают новое место действия и, главное, поддерживают идею игры, которой истово служит Покровский. Как всегда, много движения. Любой персонаж обозначен остроумной пластической характеристикой. Граф Альмавива - жеманный Нарцисс с гравюр Калло. Графиня Розина (когда-то неплохо певшая Мария Лемешева) - бурно увядающая греховодница в зените третьей молодости. Дамский угодник Керубино (очаровательная Татьяна Ветрова) страдает от своей излишней женственности, в то время как его девушка Барбарина выглядит мужеподобной бой-бабой. Странное дело, что на этом фоне и особенно в ансамбле с обаятельно игравшей Сюзанной как-то потерялся титульный персонаж. Талантливый, колоритный артист Алексей Яценко раскочегарился только во втором акте и сумел выдать свой фирменный драйв с большим опозданием.

Покровский не стал углубляться в философские или постмодернистские дебри. Его "Фигаро" прост, лишен туманных подтекстов и современных аллюзий. Если элитарная часть московской оперной публики еще грезит новыми постановочными "измами", то основной электорат оперы все же предпочитает "костюмный театр". Поэтому расчет Покровского на костюмный стиль веселой комедии положений в потребительском смысле безошибочен.

Видимо, пора ностальгии пришла и для Бориса Покровского. Когда-то его "Свадьба Фигаро" украшала репертуар Большого театра. И в планах Камерного музыкального намечено возвращение к другим легендарным спектаклям Большого: поставленному для стажерской группы "Юлию Цезарю" Генделя и сельской комедии чеха Сметаны "Проданная невеста", за постановку которой в 1948 г. Покровский был удостоен Сталинской премии. О том, что Камерный музыкальный решил возрождаться и удивлять нас, свидетельствует и наличие в репертуарном портфеле таких редко исполняемых опер, как "Плащ" и "Джанни Скикки" Пуччини и "Мнимая простушка" Моцарта.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно