Примерное время чтения: 4 минуты
462

Горбун с лицом Цискаридзе

ВРЯД ли великий романист Виктор Гюго предполагал, что герои его "Собора Парижской Богоматери" сойдут с книжных страниц, чтобы петь и танцевать на театральных подмостках. Тем не менее это так. Именем Эсмеральды названы ранняя опера "правдоискателя" Александра Даргомыжского и балет Петипа со счастливым концом на музыку Пуни. Не успела Москва прийти в себя от мюзикла "Нотр-Дам де Пари", а Большой театр уже приглашает на самое авангардное прочтение романа Гюго, каковым до сих пор остается самый знаменитый балет французского хореографа Ролана Пети. Самое удивительное, что этот выразительный и лаконичный спектакль, ставший в 1965 г. революцией во французском балете, и сегодня выглядит вполне современно. Классика + модерн. Вот формула успеха этого балета.

Пети рассказывает, что хотел поставить средневековый "ужастик" в духе "Франкенштейна" и долго искал подходящую литературную тему. Когда он наткнулся на Гюго, понял, что здесь есть все, что надо: горбун, красавица-цыганка и коварный церковник. Сценарий смело отбрасывает детали и высвечивает только главное - важен не сюжет, который и так все знают, но внутренний мир героев, их мысли и эмоции, выраженные пластикой тела. Это не пересказ событий романа, а вариация, фантазия на тему (и в этом легендарная "Кармен-сюита" Бизе-Щедрина-Плисецкой - родная сестра "Собора" Пети). Прекрасный и страшный образ Парижа входит в спектакль не только через символические декорации Рене Аллио (пустая сцена, ступенчатые платформы, собор, похожий на здание в строительных лесах, конструктивистские колокола), но и через массовый танец кордебалета, который у Пети вырастает в целую симфонию.

Колокола собора, церковный орган, барабанная дробь, бубны, колотушки и другие ударные инструменты - все это звучит в терпкой музыке Мориса Жарра (мы знаем его также как автора саундтрека к старому фильму "Доктор Живаго" и как отца своего сына Жана-Мишеля, известного композитора-электронщика). Ничуть не устарели и костюмы от Ив Сен-Лорана - платья-трапеции Эсмеральды в виде мини-юбок вполне могли бы украсить сегодняшние модные подиумы, а буйное разноцветье парижской толпы напоминает кислотную гамму нынешней молодежной одежды.

Пети педантично хранит дух и букву своего шедевра, самолично ездит переносить его на разные сцены мира. И если какая-либо деталь в переносе не соответствует премьерным параметрам, снимает свое авторство. В Москве этого, слава богу, не произошло. На исторической премьере в Пале Гарнье Пети сам исполнял роль Квазимодо. Идея "танцевать" горб рукой кажется такой простой, но ведь это же надо было придумать! В Большом мастер из рук в руки передал свое ноу-хау Николаю Цискаридзе, которому уродующий грим и угловатая пластика не помешали быть самым прекрасным, до предела облагородив своего горбуна. Эсмеральда Светланы Лунькиной в хорошей форме и с крепкой подготовкой, все равно остается больше милой кошечкой, нежели трагической героиней - не хватает темперамента, остроты линий, той экспрессивной графичности, которые били через край у незабвенной ленинградки Галины Мезенцевой. В партиях демонического священника и лучезарного Феба заслуженные принцы Большого уступили дорогу молодежи - Сергей Филин внезапно отказался от спектакля, а Андрей Уваров сошел с дистанции из-за травмы, что дало возможность выйти в премьере Яну Годовскому и дипломанту последнего московского балетного конкурса Александру Волчкову. Безусловно, их технический класс и артистические возможности пока еще не дотягивают до звездного уровня, но надо же когда-нибудь и молодым начинать свою дорогу. Так же лаконично можно сказать и о начинающем дирижере Павле Клиничеве. В другом составе Квазимодо и Эсмеральду танцуют Дмитрий Белоголовцев и Анна Антоничева. А поклонники Анастасии Волочковой ломают голову, отчего не она.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно