56

Еще раз о гениях и злодействе

ТЕАТР "Школа драматического искусства" под руководством Анатолия Васильева всегда считался едва ли не самым загадочным в Москве. Судите сами: другие живут по стандартному плану "премьера - афиша - репертуар - публика - критика - буфет - разъезд". А Васильев и компания, затворившись в своей лаборатории, сочиняют ни на что не похожие опыты, мудрствуют лукаво и ни на кого не оглядываются. Однако недавно тишине и спокойствию пришел конец. Обретенное коллективом роскошное здание на Сретенке - нечто среднее между дворцом и монастырем со стеклянными потолками, множеством арок и переходов и отделкой из теплого лакированного дерева - потребовало определенного соответствия. И "Школа"... начала новый виток своего существования, уже на глазах широкой общественности.

Руководство сразу же заявило множество планов. Тут и продолжение программы "Узкий взгляд скифа", и деятельность учеников Васильева, объединенных "Товариществом "Сретенка", и множество семинаров, съездов и фестивалей. Ну и, конечно, выпуск самим мэтром новых спектаклей. Первой большой премьерой стала новая редакция одной из популярных постановок - "Моцарт и Сальери". Впервые Васильев выпустил "Моцарта" два года назад в зале на Поварской. Но вскоре не стало актера Владимира Лаврова - исполнителя роли Сальери. В новом спектакле на эту роль позвали Александра Яцко. Другой Яцко - Игорь (однофамилец, а не родственник) - по-прежнему играет Моцарта. И этот весьма экстравагантный дуэт развлекает пришедшую на премьеру публику два с половиной часа в большой компании других экзотических персонажей.

Ручаюсь, что Пушкин и не подозревал о таком количестве скрытых резервов в своей маленькой трагедии. Вместе с двумя композиторами, сумрачным Антонио в белоснежном одеянии и развесело-глумливым Амадеем в черном, на сцене присутствуют: ансамбль "Opus Posth" во главе с Татьяной Гринденко в обличье бродячих музыкантов - поначалу вместо "слепого скрыпача", а потом сами по себе; хор духовной музыки "Сирин" в сияющей парче (все они вместе исполняют "Реквием", но не Моцарта, а Владимира Мартынова. Музыка, правда, не менее роскошная, и прослушивание ее явилось самым приятным составляющим проведенного вечера), а также безмолвный господин в железных доспехах, некий сатир с грозным лицом и трещоткой в руках и трое устрашающего вида господ, в одной из интермедий исполняющих стихотворение "Поэт и толпа" и пугающих первые ряды огромным фонарем с живым огнем внутри. Чего только не происходит на сцене: и пушкинский текст звучит, и музыка с пением, и алхимические опыты производятся, и прочее, и прочее. Как и полагается в нормальной лаборатории. А смысл? Он у каждого сидящего в зале свой. Сколько зрителей - столько и толкований. А публики у "Школы драматического искусства" всегда будет много. Ибо репутация Анатолия Васильева все еще безусловна.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно