Примерное время чтения: 5 минут
93

Под землей звучит Бах и барочная классика

"УЛИЧНЫМ музыкантам я принципиально не даю денег, - признался мне как-то именитый поп-музыкант, - профессию дискредитируют". Тогда я не счел нужным отвечать этому безмозглому, но коммерчески состоятельному жлобу, что именно он своими "фанерными" выступлениями низводит профессию до уровня дешевой проституции. Они, то есть уличные музыканты, наоборот, выполняют важную развлекательно-просветительскую миссию. Их репертуар - это не "Руки Вверх!", не Виктор Цой и даже не Андрей Макаревич. В основном они потчуют народ проверенной временем классикой. В этом я убедился, совершив беглую экскурсию по подземным переходам в центре столицы.

СЕРЬЕЗНЫЕ музыканты (среди них есть и сотрудники филармоний) в основном обитают в подземелье метрополитена. То ли из-за повышенной проходимости, то ли из-за акустических возможностей, а может, потому, что им просто некомфортно зарабатывать деньги рядом с гитаристами-самоучками, каковые в основном терзают струны в районе Старого Арбата, скрипачи, трубачи и виолончелисты загоняют себя в этот многолюдный андеграунд.

17.30 по московскому времени. Длиннющая подземная кишка, соединяющая "Охотный ряд" с "Театральной". Толпа движется в одном направлении и в конце перехода натыкается на гитариста и скрипача. Одеты вызывающе неброско, как гастарбайтеры из самостийной Украины, приехавшие на заработки в столицу. Первый "держит" ритм, второй играет темы. Вначале звучит какая-то развеселая полька, плавно переходящая в "Семь сорок". Вдруг ритм гаснет, и дуэт без пауз переходит на романсы "Давай пожмем друг другу руки...", "Белеет мой парус такой одинокий...", а затем на коктейль мелодий из популярного кинематографа - "Берегись автомобиля", "Ирония судьбы..." и т. д. Пассажиры подают неохотно, в основном женщины и в основном мелочь. То ли репертуар не тот, то ли граждане в этот день и так изрядно потратились. Тем не менее руки подающих заметно оживляются и лезут за кошельками, когда звучат мелодии печальные. Чем жалостливее, тоскливее музычка, тем щедрее подаяние (народная щедрость в результате потянула примерно на 300 рублей за вечер).

В 17.55 к парочке подходит более интеллигентный коллега в очках, пестрой жилетке и кремовом берете. Интересуется, во сколько закончат. "Минут через пять". Ставит кофр со скрипкой у стенки и терпеливо ждет окончания, чтобы занять хлебное место.

18.05. Переход с "Театральной" на "Площадь Революции". К стенке притулился 14-летний пацан с лицом певца Витаса и медной трубой на плече. "Это тенор", - объяснил мне потом человек, похожий на Витаса. Он старательно выдувал на своем теноре мелодию известной песни "Призрачно все в этом мире бушующем...". Буквально через миг к нему развязной походкой уже двигался страж порядка. Не глядя в несчастное лицо подземного исполнителя, враг прекрасного бросил фразу, после которой юный музыкант быстро засобирался домой. Я догнал его уже у эскалатора. "Что, гоняют менты?"- старательно изображая сочувствие, спросил я. "Витас" еще больше испугался. "Да не трусь ты, я просто хотел спросить, какую музыку в основном играешь в переходе?". "Всякую", - было мне ответом. Единственное, что еще удалось узнать у этого несловоохотливого трубача, - это то, что играет он в военном оркестре и за этот вечер заработал всего-то 25 руб.

18.30. Переход, начинающийся в центре зала станции "Библиотека им. Ленина". Еще более юный скрипач - ученик седьмого класса музыкальной школы, Игорь, 13 лет. Одет в застиранную футболку "Адидас", спортивные штаны "Найк" и кроссовки неизвестной фирмы. Все, естественно, турецко-вьетнамского производства. На лицо вылитый Есенин в детстве - непослушные кудри, открытый взгляд. Вопрос о репертуаре вначале тоже поставил его в тупик. "На какие пьесы народ лучше реагирует, когда больше подают?" - переформулировал я вопрос. "Когда играю медленные мелодии, - чуть оживился "Есенин". - "Арии Перголези" Баха, например, или "Грезы" Шумана, за "Серенаду" хорошо подают, только автора я не помню..." За десятку Игорь готов был мне сыграть "Серенаду", но едва он собрался, как из-под земли выросла фигура милиционера.

В 19.00 я стоял в переходе между "Библиотекой им. Ленина" и "Александровским садом" и наслаждался игрой небольшой струнной группы из семи человек - четыре скрипки, две виолончели, контрабас. Играли они очень хорошо - профессионально и самозабвенно. "Барочную классику в основном играем, - подсчитывая деньги и не глядя на меня, сообщила скрипачка Светлана. - А вы, собственно, почему интересуетесь?" - подозрительно взглянув на меня, спросила она. Узнав, что я журналист, женщина спрятала деньги, закурила сигаретку и со знанием дела произнесла: "Хотите, подскажу хорошую тему?" И скрипачка поведала о беде, которую обрушил на российских академических музыкантов родной Минкульт. А именно: издал указ, где черным по белому написано: отныне, чтобы выехать за границу на гастроли, музыканту нужно сдать свой инструмент на экспертизу и получить справку, что никакой художественной ценности он не представляет. В Музее Глинки, по ее словам, дерут за это по 500-600 руб., а длится процедура чуть ли не месяц. "У нас из-за этого сорвались гастроли в Испании, намеченные на 6 июля. Пришлось сдавать билеты", - жаловалась мне Светлана.

"Ну а сколько вы в переходе зарабатываете за вечер?" - гнул я свою линию. "Честно говоря, иногда зарабатываем больше, чем на гастролях. Только вы об этом не пишите".

P. S. На прокорм подземным музыкантам в этот вечер я оставил 90 руб. (10+20+10+50).

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно