Примерное время чтения: 4 минуты
99

Дюймовочка по имени Оксана

ТЕАТРАЛЬНАЯ Москва актрису, а с некоторых пор еще и режиссера, Оксану МЫСИНУ знает и любит давно. Массовый же зритель узнал о ней по телесериалам "Каменская" и "Семейные тайны". Она такая необычная, эта талантливая, ни от кого не зависящая актриса...

- Оксана, вы производите впечатление человека без возраста, и даже этакого взрослого ребенка...

- Да-да. Я до сих пор летаю во сне. Расту, наверное... (Смеется.) Хотя куда уж больше? Недавно приснился сон: я оттолкнулась от земли, полетела. И вдруг - с высоты посыпалась обволакивающая крупа, пушистая и комфортная. Мне говорили потом: "Это ж была манна небесная!" Я воскликнула: "Боже, как хорошо!"

- Кто вы в своих снах?

- Маленькая девочка. Причем длинноногая, но небольшого роста. С маленьким носиком. Мне кто-то из режиссеров сказал: "Ты же в душе Дюймовочка, я дам тебе ее сыграть". Я долго не росла, а в 15 лет вдруг вымахала. Поэтому внутри осталось ощущение, что я маленькая. Может, оно и хорошо, есть о чем вести диалог с самой собой. Хотя в детстве, наоборот, у меня было трагическое, взрослое, восприятие жизни. Например, в 5 лет я ушла из дома "навсегда". Зимой, в бурю, надела красное пальто с черным воротником, потом долго стояла на морозе с мыслями, что никогда не вернусь к людям, которые меня не понимают.

- Вас так жестко воспитывали, что даже из дома приходилось уходить?

- И да, и нет. Заставляли читать, например. А я сопротивлялась, потому что содержание моей первой книжки было трагичным: маленькая собачка в финале тонет. Пока я читала, кто-то задал проблемный вопрос: "Ну что, она наконец утонула?" И я возненавидела все книжки разом. Всегда устраивала истерики, когда меня заставляли читать. Так было, пока мне не попался "Робинзон Крузо". Эта книга до сих пор самая любимая. После нее хочется жить и быть счастливым.

- Как вы могли рискнуть, поставив антрепризу "Дон Кихот и Санчо" полностью на свои деньги, и сыграть в ней мужскую роль - Пансо?

- Были потрачены почти все средства, что я заработала в "Семейных тайнах". Мы купили машину, возим на ней декорации, фонари, костюмы. Очень помогал Джон (супруг Оксаны американец Джон Фридман - театровед, драматург, писатель. - Авт.). Конечно, пока "Театральное братство Оксаны Мысиной" - не прибыльное дело... Кстати, машину я научилась водить во время съемок. И хорошо себя чувствую за рулем. Готова ехать куда надо и не надо, лишь бы ехать.

- А как же московские пробки, которые раздражают смертельно?

- Ни разу еще пробки не раздражали! Несколько раз было, что приходилось бросать машину и бежать на спектакль, но это нормально. А если не спешишь, то пробка в радость: сидишь, слушаешь любимый джаз. А если еще в это время дождь барабанит по стеклам...

- Положа руку на сердце, быть свободным "художником" - это плохо или хорошо?

- Если бы я была в рамках какого-то театра, так или иначе была бы скована иерархией, непонятной дипломатией. Ведь я максималистка, а это многие в театре воспринимают как взбалмошность, скандальность. Я требовательна к себе, и мне кажется, что того же надо требовать и от всех в театре. Поэтому у меня с некоторых пор - период бродячей актрисы. Я должна работать с людьми, близкими по духу. Горько, но настоящего братства в театре быть не может.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно