Примерное время чтения: 3 минуты
74

Система бессмысленных вещей

Жан Бодрийяр - культовый французский философ, чьи идеи чрезвычайно сильно повлияли и на социологов, и на теоретиков массмедиа, и (даже прежде всего) на современных художников. Выставка в рамках "Фотобиеннале - 2002", до 11 мая открытая в Государственном выставочном зале "На Солянке" (ул. Солянка, д. 1/2), называется "Это вещь думает о нас". И сам заголовок подчеркивает неразрывную связь полулюбительских снимков Бодрийяра, сделанных им главным образом во время своих бесчисленных путешествий, с бодрийяровскими концепциями. Достаточно сказать, что первая книга философа, вышедшая в 1968 г. и сразу сделавшая автора знаменитым, называлась "Система вещей". Взаимоотношения нас, субъектов, и окружающего нас мира, состоящего из вещей-объектов, - вот основной предмет раздумий Бодрийяра. Впрочем, он считает, что мира как такового - реальности, данной нам в ощущениях, - больше не существует. Есть лишь его виртуальное подобие, симуляция, заселенная лживыми симулякрами (изобретенное понятие "симулякр" - главное ноу-хау философа): рекламными образами, картинками из теленовостей, электронными химерами. Например, в 1991 г. Бодрийяр выпустил брошюру, посвященную американским действиям в Ираке, с провоцирующим названием "Войны в заливе не было". У этой войны не было осмысленного начала (ее никто не объявлял и не вверял послам соответствующих петиций), у нее не было логического конца (ни Ирак, ни Америка не подписывали акта капитуляции); миролюбивая ООН снисходительно наблюдала за развитием действий - это была война нового типа, не отличимая от кинофильма по телевизору. И не случайно ее главными героями оказались телеоператоры, беспрестанно снабжавшие мир свежими информационными роликами. Подобного рода идеи о насильственной смерти реальности проецируются Бодрийяром и на теорию-практику фотографии. Для него снимок - это не вещественное доказательство, как привыкли думать фотожурналисты всего мира, а торжество иллюзорности. В фотографии мир лишается времени, длительности, объема (в этом принципиальное отличие фото от кино или скульптуры) - а главное, смысла. На запечатленный предмет, попавший в кадр, нужно просто смотреть, не размышляя над ним. Он становится красивой, бесцельной картинкой. И в этом акте "чистого искусства" вещь, дематериализуясь, обессмысливаясь и практически умирая как реальная субстанция, на самом деле празднует свое торжество. Она навязывается фотографу, руководит оптикой его и зрителя, переживает запоздалую победу над нами, пытавшимися заменить ее электронным управляемым симулякром. Снимки Бодрийяра - случайны, фрагментарны, бессюжетны и по-календарному красивы. Это триумф широко открытых глаз, глядящих в мир и запускающих его в себя по кусочкам. Но, приобщаясь к этой головокружительной игре красок, света и выхваченных деталей, не забывайте о концептуальном бэкграунде фотографий. О драматической философии смерти реального.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно