Примерное время чтения: 4 минуты
89

Новые пьесы о старом и главном

ДЕСЯТЬ дней в Москве, в конце театрального сезона, сценическая жизнь бурлила с силой необычайной. Повод - первый фестиваль современной пьесы "НОВАЯ ДРАМА", организованный с помощью МХАТа им. Чехова, "Золотой маски" и центра "Документальная сцена". Три показа - конкурсный, международный и оff-программа. Из 120 спектаклей были отобраны три десятка (13 - для конкурса). Это к сведению тех, кто скептически полагает, что современной драматургии у нас нет.

НОВИЗНА пьес и спектаклей не пугала публику: залы были переполнены. Россия (Петербург, Москва, Кемерово, Красноярск, Орел, Екатеринбург и др.), Литва, Эстония, Югославия, Германия, Польша явили нам обличье новой драмы и в спектаклях, и в читках пьес, и в проекте "Документальный театр", выросшем из семинара 2002 г., проведенного в Москве лондонским театром "Ройял Корт" и Британским советом. Спектакли в этом проекте создаются на основе записей реальных текстов, диалогов реальных людей определенного социального слоя - это шахтеры в "Угольном бассейне" из Кемерово, женщины-зэчки в "Преступлениях страсти", солдаты, их матери, женщины-военнослужащие в "Солдатских письмах" из Челябинска.

Антураж и публика фестиваля были, сами понимаете, эксцентричны - подвал-коммуналка ресторана "Улица О.Г.И." (место дискуссий), длинноволосые или, напротив, бритые наголо юноши (да и девушки). Много студентов. Подобный фестиваль по определению - поисковый, экспериментальный, ознакомительно-познавательный, и он однозначно не может стать парадом шедевров. Их и не было. За исключением внеконкурсного "Московского хора" знаменитого питерского Малого драматического театра - Театра Европы Льва Додина - спектакль мощный, эмоциональный, трагедийный, абсолютно адекватный сильной драматургической основе. Это к вопросу о том, что новое - это действительно хорошо забытое старое: пьесе Петрушевской десять лет, и москвичи помнят ефремовскую ее постановку во МХАТе. Показанный к финалу фестиваля, спектакль этот вскинул планку так высоко, что все увиденное прежде, пусть и любопытное, и порой явно талантливое, показалось вдруг менее значительным, хотя и любопытным, и талантливым.

Фестивалю удалось главное - стать интересным. Даже то, что раздражало, все равно нужно видеть и знать. Как ту же пьесу "Преступления страсти", написанную в женской колонии строгого режима, где реальные трагические женские судьбы обернулись часовым приблатненно-матерным и актерски неубедительным трепом двух баб. Один великий режиссер называл подобный сценический реализм так: "дразнить жизнь". Разрушение классического сюжета, текста как основы драматургии, передразнивание жизни, искусство, которое прикидывается реальностью, - путь для новой драмы достаточно сомнительный, но ведь это лишь один из путей.

Да, в общем и целом нам показали странный театр. Политической, публицистической пьесы нет вообще. Почти нет комедий, если не считать "Дня радио" театра "Квартет "И", но это скорее шоу, где стержень - популярная группа "Несчастный случай" с харизматическим Алексеем Кортневым. Несмотря на название одной из пьес - "Сто пудов любви", любви-то как раз явный дефицит. Хоть и, по подсчетам одного критика, в 120 пьесах, присланных для отбора на фестиваль, чаще всего как раз встречаются предметы и объекты возвышенно-романтические - скрипки, саксофоны, ангелы (их аж 32), лидирует, естественно, луна, а всего в них - целых 27 признаний в любви! Правда, при этом не менее часто упоминаются призраки, трупы (их даже больше, чем ангелов, - 56), лесбиянки, незабвенные Билл с Моникой и даже один каннибал.

За неимением новых сюжетов (или неумением их придумывать?) используются старые - "Анна Каренина-2", продолжение толстовского романа в постановке Владимира Епифанцева с Таллинским русским театром, хоть и не награждена, но явно стала событием, равно как и "Обломoff" "Михаила Угарова, парафраз романа гончаровского, признанный лучшей пьесой фестиваля. Женскую роль Инги Оболдиной отметили в спектакле, тоже перекликающемся с классикой, - "Начиталась Чехова" А. Пояркова и Р. Хруща. Но гвоздем фестиваля признан нашумевший в Москве "Пластилин" В. Сигарева в постановке Кирилла Серебренникова (см. фото) - спектакль жесткий, сумрачный, безысходный, но несомненно талантливый, пронзительно и больно говорящий все о том же - о любви и о невозможности существовать в ее отсутствии, разве что выбрав смерть, как ее мальчик-герой...

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно