56

Асфальтовый расцвет

НИГДЕ в Европе так тяжело не дышится, как в Москве. Ни в Берлине, ни в Париже, ни в Мадриде, etc. Звание "зеленый город", которым Первопрестольная в прошлом гордилась, уже утрачено. И, похоже, навсегда.

НА ОДНОГО москвича приходится 18 м2 зелени при норме 24 м2. В Ясенево, при Лосином острове или в радиусе 5 км от Битцевского лесопарка еще можно вдыхать кислород с терпимым количеством вредных примесей. А вот на территории исторического центра легкие горожан и гостей столицы превращаются в "заводы" по переработке тяжелых металлов - цинка, кадмия, свинца, хрома, никеля и меди. Эти вещества скапливаются в детских песочницах, на листьях деревьев и, например, на газонах в окрестностях Кремля. Кстати, возведение подземного магазина на Манежной площади, изгнание реки Неглинки в трубы, многократные переделки, перестройки прилегающей территории, асфальтовые тиски и автомобильные выхлопы нанесли этому самому парадному московскому саду столько ущерба, что он давно нуждается в реставрации. Причем за порчу сада в результате градостроительных амбиций чиновников стражи порядка, само собой, никого к ответственности не привлекли.

Контора пишет

НА ЯЗЫКЕ высокой политики подобный способ решения проблем называется "двойным стандартом". Отчего-то именно он широко практикуется "отцами города" на природоохранном поприще. На свет произведена масса замечательных циркуляров в защиту окружающей среды. Большинство из них так и остались памятниками бумажного творчества. Еще в 1998 г. вышло постановление столичного правительства "О мерах по развитию территорий природного комплекса г. Москвы". В нем описаны режимы охраны и границы восьми парков и заказников, входящих в зону надзора Департамента природопользования. По истечении 4 лет Галина Пронькина, специалист этого ведомства, на вопрос, как она оценивает успехи в защите "особо охраняемых территорий", ответила: "Как часто бывает, проект принят, а финансов под его реализацию не выделили. Фактически только сейчас создаются дирекции, которые будут заниматься проблемами этих парков и заказников". К слову, заказников, которые город "готов" охранять руками и умами этих "создаваемых дирекций", будет не 4, как изначально, а уже 3. Уникальные "Крылатские холмы" успел отсудить себе в собственность некий спортивный фонд профсоюзов. Остается уповать, что "Воробьевы горы" и ландшафтный заказник "Теплый Стан" не утратят свой статус, пока муниципалы решают "оргвопросы".

Семь нянек

ХОТЯ, конечно, и эти проклятые вопросы - не пустяк. За парки и зеленые зоны столицы до сих пор отвечают, что называется, семь нянек. Кроме упомянутого Департамента природопользования, это еще и Департамент благоустройства, Общество охраны памятников, спецлесхозы, собственные администрации. Одного нет - ХОЗЯИНА. Каждое ведомство по отдельности пытается внести свою лепту. Но городская природа, так уж ей не повезло, располагается на городской же почве. А она - лакомый кусок для строительных контор, торговцев, гаражных кооперативов. В городском отделении Общества охраны памятников (ООП) мне поведали историю о некой знаменитой фирме, выкупившей на Воробьевых горах у Мосзеленхоза участок для возведения теннисного корта. Суд против этой фирмы удалось выиграть не потому, что Воробьевы горы - уникальная зона, заказник и памятник культуры. Как выяснилось, это недостаточный повод для расторжения сделки купли-продажи земли. Стройка уже кипела бы вовсю. Но, к счастью, Мосзеленхоз оказался госпредприятием. Госпредприятиям закон запрещает совершать коммерческие сделки.

Есть еще один повод сомневаться, что зеленая ипостась Москвы может выжить без настоящего хозяина. Все наши охранные гособщества не наделены ни мускулами, ни средствами для борьбы. По словам специалистов все того же ООПа, они очень редко выдают разрешение на какое-либо строительство в районе природоохранных зон. Тем не менее оно ведется. В одних случаях "отцы города" в нарушение своих же постановлений "продавливают" согласования. В других случаях оказывается беспомощным закон. Например, описание границ и придание особого статуса собранию деревьев и кустов занимает не меньше года. Потом еще год уходит на оформление территорий, прилегающих к охраняемым, где тоже нежелательно строить - чтобы на уникальный парк или на водоем с растениями не давил частокол современных башен. В зазоре между этими оформлениями проворные дельцы успевают все же возвести что и где хотят. Нагрузка на 90 московских парков из года в год растет. Если так дело пойдет и дальше, город лишится зеленых легких. Уже к началу третьего тысячелетия москвичи по заболеваниям органов дыхания обогнали россиян на 29,3%. А продолжительность жизни среднестатистического жителя Белокаменной оказалась одной из самых низких в мире! В принципе, ничего для городской природы и дальше не делая, можно добиться, чтобы она оказалась и самой низкой.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно