31

Генералы за забором

ТО, ЧТО музей-усадьба "Архангельское" так или иначе связан с военными, можно понять и без лишних разговоров - уж очень он кое-где напоминает действующий полигон. Или прифронтовую полосу - разрушений не меньше. К тому же, как и положено в таком месте, с коммуникациями проблема, телефонная связь неустойчива, а совсем недавно и вовсе сошла на нет.

ТЕ ЧЕТЫРЕ телефонных номера, которыми располагал музей, ему, по правде сказать, и не принадлежали. Это было что-то вроде подарка с барского плеча от Центрального военного клинического санатория. Санаторий же еще шесть лет назад практически безраздельно владел не только своими корпусами, а абсолютно всей территорией "Архангельского", включая и Юсуповский дворец, и церковь Михаила Архангела, и все остальное вплоть до речного берега. Так что удивляться лишению музея телефонной связи даже слегка неприлично - барин дал, барин взял. И даже снизошел до объяснений, мол, служебная необходимость, форсмажор, до поры до времени номера выведем в резерв. Ничего не попишешь - стратегическая необходимость, и все тут. Необходимость "резерва" и "стратегия" вполне понятна - неподалеку строятся генеральские дачи. Да и пелены "особой секретности" вокруг "форсмажорных" армейских обстоятельств нет. Директору музея Владимиру Длугачу дали понять, кто именно нуждается в телефонных номерах гораздо больше музея.

"Более того, - говорит Длугач, - на днях пришлось выдержать сущую битву. Прибыла делегация во главе с начальником связи Московского военного округа и пыталась меня убедить в том, что музей в течение шести лет пользовался телефоном незаконно. Хотя существует договор с санаторием, где этот вопрос специально оговорен, да и за телефон мы платили всегда исправно. Впрочем, в конце концов пообещали все же в ближайшее время выделить из какого-то своего "спецфонда" несколько номеров... Но тогда совершенно непонятно, что происходит, - отнять, дать... И кто поручится, что через пару лет снова не возникнет стратегическая необходимость?"

По большому счету конфликт из-за телефонных номеров - так, мелочь, обычная для музея рабочая ситуация. Положение дел таково, что само существование музея и есть первопричина конфликта, тянущегося уже шесть лет. Тогда, в 1996 г., когда музей отделился от санатория и стал музеем, на основании постановления правительства и акта приема-передачи к нему отошли все объекты - памятники культуры. Иными словами, все руины, находящиеся на территории санатория. Так сказать, владейте и ни в чем себе не отказывайте. А что касается рабочей инфраструктуры - те же телефоны, гаражи, хозяйственная зона, котельная, трансформаторная подстанция, - извините, не дадим. Попользоваться можно, но за отдельную плату, зря, что ли, музей на федеральном финансировании?

Справедливости ради надо сказать, что конфликтует музей не только с военными. Опять же шесть лет назад санаторий, будучи еще полновластным хозяином, передал храм Михаила Архангела Русской православной церкви. Несколько месяцев спустя храм как памятник архитектуры, древнейшее строение усадьбы отошел к музею. Теперь музей имеет право "оперативного использования памятника", но воспользоваться им не может - при храме есть настоятель, приход, община, он является действующим, хоть и находится на балансе музея.

В этом странном образовании, музее-усадьбе-санатории-приходе, нет четких границ, нет единого, пусть даже и коллегиального органа по контролю за использованием охраняемых зон и, получается, нет никакой ответственности. Положение, впрочем, может исправиться. Для этого, по словам директора, нужно только одно: принципиальное изменение статуса музея. Музей-усадьба должен стать музеем-заповедником и занять наконец законное главенствующее положение. Это не приведет к принудительному отторжению у санатория всех инженерных служб и какому-либо ущемлению прав собственности. Музей заинтересован прежде всего в сохранении status quo. Другое дело, что в звании заповедника музей сможет претендовать на достойное федеральное финансирование "отдельной бюджетной строкой" и на скорейшую реставрацию. Владимир Длугач уверен, что "если бы не было задач по восстановлению того, что было разрушено временем и армией, "Архангельское" в течение четырех-пяти лет вышло бы на самоокупаемость и в рентабельности не уступало бы Петродворцу". Пока же объем финансирования меньше необходимого в 5 раз. А это значит, что о полной реставрации за 4-5 лет можно забыть - работы растянутся как минимум на 20 лет, в течение которых придется не один раз возвращаться к тому, что уже сделано, и реставрировать это заново - здания будут ветшать быстрее, чем их успеют подновить. Впрочем, какая уж там реставрация, хоть бы от электричества и тепла не отключили. ЮНЕСКО-то далеко, а соседи под боком.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно