Примерное время чтения: 5 минут
125

Григорий Сиятвинда: "Я мог бы сыграть Гамлета"

У НЕГО экзотическая внешность. Другой и не могло быть, потому что мама русская, а отец из Замбии. Сегодня Григорий Сиятвинда - ведущий артист театра "Сатирикон", обладатель "Кумира" - за спектакль "Квартет", в котором один играет... 14 ролей. Фантастически пластичен, обаятелен, умен, талантлив.

- С двух до пяти лет я жил в Замбии. Какие-то картиночки остались в памяти, вкус фруктов экзотических... да вся моя жизнь - в какой-то степени экзотика. Присутствие отца не помню - а его отсутствие восполнил дед. А недавно попросил программу "Жди меня" начать поиски отца. Зачем? Да просто ходит по земле человек, мой ближайший родственник, почему бы его не найти?

- Откуда появилось желание стать актером?

- Сначала я хотел быть врачом, из-за того, видимо, что отец - врач, потом программистом. Поступил в Тюменский индустриальный институт на факультет технической кибернетики по специальности "автоматизация производственных процессов". (С мамой и мамиными родителями мы прожили много лет в Тюмени.) С первого курса ходил в молодежную театральную студию "Мост", но все больше думал о том, что впереди - армия.

- Григорий, а армия - это положительный опыт или отрицательный?

- Все зависит от того, куда попасть. Для меня это был положительный опыт, потому что я попал в хорошее место. Возможность откосить от армии у меня, конечно, была. Но в ту пору я был очень пылким и мечтательным юношей. Ведь только в юности видишь дорогу всю в искрящемся тумане, а потом понимаешь, что она не так хорошо выглядит, как это казалось, просто туман рассеивается. Я смотрел тогда телепрограмму "Служу Советскому Союзу!" по воскресеньям. Дед был военный. И можно считать, я добровольцем ушагал на фронт. Белорусский. Я служил в Белоруссии в танковых войсках.

- Страшно не было?

- Да не страшно это. Не страшно. Это просто другая жизнь, совсем другая жизнь со своими правилами, которые сначала понять невозможно, настолько они глупы, до идиотизма. Но потом приходит понимание, что армейская жизнь и не может быть иначе устроена. Нормальная такая сумасшедшая жизнь. Тогда мне, восемнадцатилетнему, воспитанному в тепличных условиях, это было нужно. После армии учиться уже не хотелось, пришлось думать: что еще я умею делать? Вспомнил про драмкружок - и поступил в Щукинское. Те годы были для меня самыми лучшими, еще не было никаких разочарований.

- А как вы в "Сатирикон" попали?

- Мы показались там после Щукинского училища, несколько человек, и, видимо, достаточно удачно, потому что нас взяли.

- Вы не ощущаете какой-то ограниченности в репертуаре в силу вашей специфической фактуры?

- В театре не ощущаю совсем. Потому что в театре есть такая степень условности, что внешние данные вообще не имеют значения. В кино - другое дело. С кино у меня складываются отношения постепенно, но складываются. Вот сейчас снимаюсь у Георгия Шенгелия в фильме "Невозможно зеленые глаза". Дело в том, что в театре существует определенное количество пьес и они достаточно известны. А в кино сценарии пишутся, и пишутся, и пишутся, и я надеюсь, что появятся герои с темным цветом кожи.

- А если вам захочется сыграть, скажем, чеховского Треплева в театре?

- В театре я мог бы сыграть и Треплева, и Тузенбаха, и Смердякова, и Гамлета...

- Не говоря уже об Отелло...

- Ну, к слову, Отелло - это уж в моем случае совсем понятно. Но если при распределении ролей в "Гамлете" Роберт Стуруа назначил меня на роль норвежского принца Фортинбраса? О чем еще говорить? Уж если я - норвежский принц, то чего ж не сыграть Тузенбаха? А если честно, Чехова сыграть очень хочется. Пока же репетирую Островского, "Доходное место", Юсова.

- Вы недавно в театре сыграли Макбетта, по Ионеско. Я знаю, что многие артисты настороженно относятся к таким инфернальным ролям.

- Наш "Макбетт" потому и с двумя "т", что он не шекспировский, он - ионесковский, там достаточно черного юмора за счет жанра, сглажены многие острые углы. А потом, знаете, был у нас на курсе такой спектакль - "Бесы" по Достоевскому. Так вот там я играл черта, и эта роль для меня долго была любимой...

- То, что вы обучались кибернетике, каким-то образом влияет на вашу жизнь?

- В школе мне труднее давалась литература, гуманитарные науки. Хотя при этом с историей было все нормально, быть может, потому, что история - это тоже логика. Чаще мои "дисциплинированные" мозги мне помогают, хотя... иногда мешают. Вот в "Макбетте" я безнадежно искал в роли логику и понял, что с таким режиссером, как Бутусов, это невозможно. Да и вообще - не надо спорить с режиссером, надо, наоборот, максимально понять, что хочет режиссер, и точно это сделать.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно