Примерное время чтения: 5 минут
58

Сырьевой придаток без сырья?..

СЕГОДНЯ все главные экономические хлопоты России вертятся вокруг нефти. И пока цены на нефть не упадут, это будут приятные хлопоты. Пока еще даже нефтяники умудряются жаловаться на свои сверхдоходы, считая, что высокие цены на их продукцию подталкивают потребителей искать альтернативные источники энергии. Но вся головная боль такого рода все-таки больше похожа на головокружение от успехов. Экономическое кокетство по поводу высоких цен на нефть прекратится, как только эти цены соберутся спускаться вниз.

ПРОИЗОЙТИ это может скоро. На ожидании войны в Персидском заливе уже почти все заработано, нынешние цены можно считать предвоенными. Когда англо-американский альянс начнет свою интервенцию (а в том, что он ее начнет, уже мало кто сомневается), нефть, конечно, подорожает еще, но потом-то она обязательно начнет дешеветь. И не исключено, что цены захотят обвалиться резко.

На пока еще дорогой нефти стремятся заработать все

НЕФТЯНЫЕ компании изо всех сил наращивают темпы производства: в 2002 г. добыча нефти в России увеличилась на 9%, а объем январского экспорта по сравнению с январем прошлого года вырос на 18%.

Министр энергетики Игорь Юсуфов рапортует, что России удалось-таки начать извлекать из земли углеводородов не меньше, чем Саудовской Аравии, и что капитализация крупнейших отечественных нефтяных компаний в 2002 г. увеличилась на 50%. Однако эти гордые цифры ситуацию дел в отрасли нисколько не проясняют. Внешне все, конечно, выглядит замечательно: мы оказались в состоянии нарастить объемы добычи в нужный, конъюнктурный момент и неплохо зарабатываем на этом. Теперь только нужно понять, какой ценой мы обеспечиваем гонку за высокими ценами.

В лексиконе крупнейших российских компаний - "лидеров отрасли" самые популярные слова - "рост" и "увеличение". Объявляются все амбициозные планы, вплоть до строительства собственных экспортных нефтепроводов, при этом говорится о повышении прозрачности, эффективности и снижении затрат.

На нефтяном рынке о "работе по снижению издержек", которую практикуют несколько "лидеров отрасли", наслышаны. Дело в том, что для быстрейшего увеличения добычи ряд компаний использует так называемый "колониальный" подход к освоению месторождений. Суть его по-варварски проста: выкачав из месторождения легкодоступную нефть, компания переходит к другому и не портит себестоимости добычи усилиями по извлечению "трудной" нефти. Такая практика позволяет быстро получить хорошие показатели добычи, но большая часть сырья (до 90%) остается в земле, причем навсегда, а стремительно освоенное месторождение оказывается загубленным.

Конечно, несколько крупнейших российских нефтехолдингов располагают сверхзапасами, но даже эти пресловутые сверхзапасы при сверхконъюнктурном их использовании стремятся только к досрочной исчерпаемости. Но российским олигархам-нефтяникам хорошие бизнес-показатели нужны именно сегодня, благо конъюнктура пока соответствует.

То, что сделала British Petroleum с ТНК, вызвало здоровую зависть в отрасли. А желая продать свою компанию подороже, принято беспокоиться скорее о ее капитализации и цене акций на бирже, чем о вреде, который приносит выборочная разработка недр, тем более что именно такая разработка быстрее всего увеличивает капитализацию и цену акций.

Нефтяное ГКО?

ВИДИМО, этим же объясняется планомерная война, которую повели несколько частных нефтяных компаний против соглашений о разделе продукции (СРП). Нефтяникам-олигархам по понятным причинам не нравится, что благодаря принципу раздела продукции крупных иностранных инвесторов можно привлекать к реализации больших проектов в России.

Это означает, что у гипотетически доступных (пока) для россиян западных инвестиций появляется альтернативный адрес - "реальный сектор" - обустройство и разработка месторождений, да еще под надзором государства, являющегося одной из сторон соглашения. А из этого следует, что деньги западных инвесторов могут не пойти на покупку акций "эффективных и прозрачных" частных холдингов. А ведь время поджимает - благоприятная ценовая конъюнктура скоро кончится, и что тогда делать владельцам компаний, которые не успели еще найти иностранного инвестора для своих активов?

Но даже если отставить в сторону проблему СРП, то все равно тактические маневры больших нефтяников оборачиваются для национальной экономики убытками. Так, добившись права вести геологоразведку своими силами за свои средства, нефтяные компании очень скоро сократили объем трат на геологоразведку в 3,5-4 раза, что при постоянно растущем уровне добычи нефти из действующих месторождений рано или поздно приведет к истощению даже такой сырьевой державы, как Россия. Многие западные эксперты считают, что определенные трудности с нефтью у России начнутся уже в 2006 г., по их прогнозам, к этому времени сегодняшнее отношение к ресурсам выльется в реальный спад добычи нефти.

Одним словом, ситуация с ГКО накануне "черного августа" повторяется один в один - все участники процесса хорошо знают, чем все это кончится и даже (пусть и примерно) когда, но менять ничего не хотят, поскольку маховик получения сверхприбылей раскручен. Обыватель, по обыкновению, не знает ничего, но в один прекрасный день "Ч" узнает все и сразу, хотя тогда уже будет поздно.

Но если падение фондового или даже финансового рынка - вещь поправимая, нефть, однажды закончившись, заканчивается навсегда. Другой не будет. Тем не менее ни нефтяники, ни правительство так и не сделали ничего для того, чтобы в стране, давно уже ставшей сырьевой, существовало хоть подобие некоторой общей стратегии экономной эксплуатации недр. И Россия продолжает последовательно двигаться к тому моменту, когда она станет сырьевой страной без сырья.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно